♠|D.Gray-man: New war|♣

Объявление

Наши партнеры:

†Shinzo: Последнее Испытание†
Magic School



О нас:
По техническим причинам ролевая переехала на новый адрес. Просьба тем, кто ещё с нами, в течение недели подать анкеты.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Административное крыло » Медпункт/Лазарет


Медпункт/Лазарет

Сообщений 41 страница 80 из 114

41

<----- Столовая

Перешагнув порог мед. пункта, Курт первым делом почувствовал запах лекарств, резко ударивший ему в нос. Многие люди не любят больницы именно из-за него, так как он напоминает им о горьких микстурах, уколах и прочих неприятных процедурах. Для Кинси же сей аромат был родным и весьма приятным. Так пахла его самая первая мечта - мечта стать врачом и лечить людей. И зачем в молодости он поддался в дебри генетики? Возможно, прими он в свое время другое решение, его жизнь сейчас сложилась бы гораздо удачнее. Впрочем, нет ничего глупее и бесполезнее, чем жалеть об ошибках прошлого. По сему, Курт отмахнулся от своих воспоминаний и начал осматривать просторную комнату пытаясь обнаружить здесь Лоу Фа.
- Так вот почему ты так быстро сорвалась сюда – шепотом, с едва заметной улыбкой прошептал мужчина, обнаружив китаянку возле постели какого-то юноши. Он уже собирался развернуться и уйти, как вспомнил, что хотел поинтересоваться, не поступал ли сюда кто-то из его знакомых или друзей. Когда он двинулся на поиски мед. сестры, то внезапно услышал чью-то просьбу, нет, даже требование о предаставлении воды, а еще лучше, горячего бульона, со знакомыми интонациями.
- Рэни? – Курт не поверил своим ушам, но ноги уже несли его туда, откуда только что послышался практически родной ему голос. Оказавшись возле ширмы, призванной создавать пациентам хотя бы иллюзию покоя, он резким движением отодвинул ткань, боясь не увидеть за ней ту, из-за которой он не мог найти себе места в последние несколько часов. И о чудо! За ней действительно оказалась она.
- Рэни! – радостно и громко выкрикнул Кинси, и тут же набросился на женщину с объятьями – Ты как? Не ранена?  Хотя, если не ранена, то почему ты здесь…Значит ранена – отстранив ее от себя, Курт принялся разглядывать Эпштейн, пытаясь обнаружить на ней следы увечий. В итоге, так и не найдя ничего серьезнее царапин, ссадин и синяков, он облегченно вздохнул. В его руках и ногах появилась слабость, так как напряжение, накопленное до этого, моментально исчезло. Он был обесточен, обессилен, но искренне, по-детски, счастлив.
- Черт, Эпштейн, нельзя же так пугать! – уже довольно улыбаясь, с наигранным укором в голосе, произнес Курт. Ему все еще не верилось, что он и, правда нашел ее, нашел живой и практически невредимой.
- Как остальные? Как Третьи? – едва закончив второй вопрос, он тут же осекся и замолчал. – "Черт, какой же я дурак, а если и она не знает, и я лишь лишний раз даю ей повод для беспокойства".
- Лоу Фа и Ривер сказали, что по слухам в этот раз мы обошлись без жертв. Сверхъестественное везенье, правда? "Ты только не нервничай, видишь, иногда даже нам везет".

Отредактировано Kurt Kinsey (11-09-2010 23:19:30)

+1

42

Смотрительница только-только начала, как говорится, «отъезжать» - в царство Морфея, разумеется, когда над самым ухом раздался душераздирающий вопль: «Рэни!» Женщина аж вскочила – точнее, села на кровати – и не поверила своим глазам: перед ней стоял Курт Кинси, собственной персоной. Арсенал загадок Сфинкса мог бы пополниться ещё одной: что этот «британский учёный» забыл в азиатском подразделении, когда у него в САУ было дел невпроворот?
- Эй-эй, полегче! У меня голова кружится, - после первых секунд дружеского объятия Эпштейн попыталась умерить пыл Кинси и немного отстранилась от него, пару раз легонько шлёпнув его по рукам: осмотр – дело хорошее, но в данном случае смотрительница предпочла бы помощь врача-женщины. - Рэни? Вэр ист Рэни? Я – императрица Австрии, Елизавета…- возмутилась смотрительница и сразу же добавила с улыбкой, - Шучу же.
- Черт, Эпштейн, нельзя же так пугать! – немного подыграл Рэни Курт и сразу же задал вопрос по существу. - Как остальные? Как Третьи?
- Остальные… - машинально повторила смотрительница, опускаясь на подушку. - У Комуи и Бака большие неприятности с Рувелье, - вспомнив про дела насущные, Рэни поморщилась. - Если ещё Льюис масла в огонь подольёт… В общем, если меня при этом не будет, ситуация выйдет из-под контроля. Третьи… пока что с ними всё в порядке. Кстати, Токуса должен быть где-то здесь.
Рэни прикрыла глаза, пристально глядя на Кинси из-под светлых ресниц. «Стоит ли говорить ему о прогнозе Пека?»
- Пек, которого, к слову, я отправила в САУ к тебе с докладом, свёл данные по обоим проектам – нынешнему и девятилетней давности – в одну статистическую модель. И по его прогнозам «третьих» надолго не хватит – «отдача» слишком велика, - Рэни тяжело вздохнула. Она до сих пор не хотела верить в возможность неудачи. – Но ты сам знаешь, что я не доверяю этим математикам, поэтому, как только вся эта суета вокруг приезда ревизора закончится и мы все соберемся в САУ, придется ещё раз обследовать наших подопечных. Так что забудь про выходные. А про других «остальных» я ничего не знаю…
- Лоу Фа и Ривер сказали, что по слухам в этот раз мы обошлись без жертв. Сверхъестественное везенье, правда?
- В каком-то смысле. Но теперь за некомпетентность экзорцистов придется отвечать Баку и Комуи… - Рэни запнулась, потому что в её сознание без стука вломилась одна, не очень приятная мысль.
«Курт оставался в САУ за старшего в научном отделе. Неужели он сорвался и примчался сюда только из-за этого нападения на главку? Ведь он знал, что я буду там. Чёрт возьми, неужели он так волновался за меня?!» Это уже не льстило и было абсолютно не смешно – им обоим давно следовало внести ясность в отношения. Но прогнать Кинси, причинить боль одному из немногих своих друзей сейчас у Рэни просто не хватило духу. Рано или поздно это придется сделать, но не в такой момент, не перечеркнуть всю радость встречи, которой предшествовали несколько часов ожиданий и беспокойства. В конце концов, жизнь Курта такими моментами не баловала.
- Извините, - за спиной нежданного посетителя раздался голос той самой медсестры, на этот раз явившейся с подношениями для местной богини медицины и генетики – ароматным жасминовым чаем и горячим бульоном на подносе, - но посторонним не следует здесь находиться.
- Всё в порядке, сестра, это мой научный ассистент, и нам надо срочно поговорить, - Рэни сама удивилась тому, что сказала это – ведь только что у неё была отличная возможность выпереть Курта вон.
- Хорошо, - неуверенно ответила медсестра: правила одинаковы для всех, но спорить со смотрителем – себе дороже. – Хотя сейчас вам не помешал бы сон. Если что, зовите, я буду рядом.
- А еда?! – не удержалась Рэни.
Медсестра с извинениями поставила поднос на тумбочку и, поклонившись, вылетела вон.

Играем в 2 линии: Лоу и Аллен, Курт и Рэни. Максимальное допустимое опережение одной линии другой - 2 круга, но лучше ирать синхронно или обгонять не более, чем на круг. По времени игры действия в одной линии не должны опережать другую более чем на 15 минут.

+3

43

В палате нельзя было шуметь, но разве мог мед. персонал удержать в рамках дисциплины двух вполне половозрелых ученых с которыми случился эмоциональный подъем? Кинси от радости в данный момент был готов распевать песни, жонглировать шприцами и рисовать усы зеленкой всем спящим пациентам. И шутка Эпштейн об императрице Австрии лишь постегивала его двигаться в этом направлении. Убедившись в том, что она в порядке, он будто бы очнулся от дурного сна. Мир без нее. Теперь он знал свой самый страшный кошмар.
Впрочем, ликовал он не долго. Суровая бюрократическая действительность быстро вернула Кинси на бренную землю.
- У Комуи и Бака большие неприятности с Рувелье
Можно было догадаться, что теперь, после разгромного поражения ЧО, Ватикан непременно захочет найти козлов отпущения. К сожалению, эта незавидная роль выпала на долю коллег Рэни.
- Рувелье – Курт усмехнулся, злорадно, с отвращением. И почему эта звезда кулинарного искусства не посвятил себя в свое время выпеканию тортов? Владел бы сейчас своей кондитерской лавкой, отчитывал подчиненных за недостаточно совершенный крем или кривые розочки для украшения и не мешал бы жить нормальным людям. Курт знал, что Рэни не особо приветствует критику в адрес Рувелье, поэтому не стал в этот раз высказываться о нем слишком резко. Упоминание об Льюис, которая могла усугубить ситуацию, немного удивило его. Раньше у Офелии были замечательные отношения с Рэни, но в последнее время он стал замечать, что она будто бы злится на нее за что-то.
Кстати, Токуса должен быть где-то здесь.
"Или, за кого-то" Токуса. Курт не знал почему, но этот человек определенно умел привлекать к себе женское внимание. Возможно, Рэни вызывала у Офи такие же чувства, как Токуса у Курта. Уважение, иногда злость, иногда еще что-то, чему еще не придумали определение. Гремучий коктейль из эмоций. Но если Кинси и усвоил что-то из школьных уроков литературы, так это то, что ревность до добра не доводит. Посему, он строго настрого запретил себе совершать какие-либо поступки под сумасбродным руководством этого пакостного чувства. А Офи, она еще совсем юная, она женщина и если она и правда влюблена, то дело пахнет керосином.
- Я с ним еще не пересекался, правда, единственное место, где я пока успел побывать, это столовая, так что в этом нет ничего удивительного. Кстати, там я Ривера встретил и по пути оттуда же его потерял. Думаю, через пару секунд он тоже будет здесь.
Услышав о Пеке, Кинси страдальчески закатил глаза. Его всегда удивляло, как при таком назойливом и занудном характере этот субъект умудрился дожить до своих лет.
- Чем это я так провинился, что ты мне собиралась Пека ниспослать? – с возмущением и даже некой обидой в голосе спросил Курт, как только услышал о планах Рэни. Каждый раз, когда он видел это "светило науки" САУ ему нестерпимо хотелось засветить ему в табло.
- Правильно, что не доверяешь. Если бы кому-нибудь взбрело в голову провести конкурс "пессимист века", наш очкозавр одержал бы в нем убедительную победу. А по поводу выходных, считай, что я уже забыл.Казалось бы, они только что пережили бурю. По всем приметам в такие моменты выходит солнце, а над головой простирается безоблачное небо. Впрочем, так и было, прямо здесь и сейчас. Но, к сожалению, на их солнце уже надвигались тучи, и их небо стремительно теряло свое ясное очарование. Дурацкая черта любого счастья – скоротечность.
- В каком-то смысле. Но теперь за некомпетентность экзорцистов придется отвечать Баку и Комуи…
- Бак и Комуи справятся, им не привыкать к претензиям со стороны Рувелье. Кинси хотел подбодрить Рэни, но в душе понимал, что тут простыми приободряющими речами не обойтись. - Главное, что все выжили, верно? Ведь справиться можно со всем, кроме смерти. Взглянув Рэни в глаза, он не сдержался и взял ее за руку. Сжал, не сильно, аккуратно, так, будто бы держал что-то неимоверно хрупкое и ценное. Улыбнулся.
- Извините.
Раз! И магия момента развеялась, будто бы ее и не было здесь вовсе. Курт продолжал держать смотрительницу за руку, но…
- но посторонним не следует здесь находиться
- Посторонним?– Кинси наиграно удивился и оскорбился. А по сути, такое определение было не в бровь, а в глаз. Кто он ей?
- Всё в порядке, сестра, это мой научный ассистент, и нам надо срочно поговорить
- Ассистент – это слово застряло в подсознании мужчины, как заноза. Стоило Курту на секунду почувствовать столь желанную близость, не только физическую, но и, как ему показалось, духовную, как с легкой подачи мед. сестры, его вновь отбросило на начальные позиции. Довод Рэни заставил её смириться с присутствием Кинси, но уходя она не удержалась от весьма прозрачного намека на то, что он здесь персона "нон грата".
– Хотя сейчас вам не помешал бы сон. Если что, зовите, я буду рядом.
- Я учту, она, как поест, всегда приставать начинает. А ведь сильная такая, хоть и женщина! Я в прошлый раз еле отбился! - бросив на сестру взгляд аля "вот как нам, мужикам, иногда нелегко приходиться" начал причитать светловолосый, а затем перевел взгляд на Рэни – Что? Не могу же я скрывать правду от мед.работницы, она никому не расскажет, правда же? – взгляд мужчины опять метнулся к мед. сестре, которая, кажется, уже жалела, что вообще сюда пришла. Если бы Эпштейн не напомнила ей о своей еде, то она, скорее всего, слиняла бы отсюда прямо с подносом. Спешно поставив его на тумбочку, женщина откланялась и с поразительной прытью удалилась.
- Вы только далеко не уходите, я на вас рассчитываю! – крикнул ей вдогонку Кинси, с трудом сдерживая смех.
- Ну-с, больная, позвольте Вам помочь, – предполагая, что за недавние вольности Рэни может захотеть треснуть его по лбу, он тут же добавил – только без рукоприкладства. Взяв поднос с тумбочки, он аккуратно переставил его на колени Эпштейн и улыбаясь поинтересовался – Хочешь, я тебя с ложечки покормлю?

Отредактировано Kurt Kinsey (14-09-2010 02:05:30)

+1

44

Аллен не ожидал, что Лоу Фа начнет извиняться. Он даже не понял сначала, за что она извиняется. А когда понял, то покраснел чуть ярче и закусил нижнюю губу, занимаясь примерно тем же, чем сейчас занималась девушка – мысленно ругая самого себя. Обзываясь на собственную персону идиотом, недоумком и прочими нелестными словами, отрицательно характеризующими умственные способности мальчика, Уолкер корил себя за то, что снова заставил девушку беспокоиться. Да, ему действительно не было приятно то, что его рука вызывает такую реакцию, но он предпочитал всегда – всегда! – держать это при себе, искренне и открыто улыбаясь и убивая тем самым в головах окружающих черноорденцев последние поводы для беспокойства. А китаянка говорила и говорила, и Аллен не знал, как ему реагировать на это. Будь он сейчас здоров, он просто положил бы ладони, а точнее, ладонь, ей на плечо уже после первых двух фраз, и его легкая улыбка и блестящие серые глаза обязательно убедили бы ее в том, что все в порядке, что нет в душе седого экзорциста этого вечно голодного червя обреченности и обиды, который вгрызался в сердце каждый раз, стоило только кому-нибудь показать, пусть даже совсем незаметно, что лучше бы его ЧС была бы самой обычной человеческой рукой. А сейчас… Сейчас Уолкер просто лежал и молча слушал Лоу Фа, которая говорила о Чистой Силе, о недостатках, о битве и о значении экзорцистов и Научного отдела… Он все это знал, все, что она говорила, более того, он знал, что она так думает. Эта простая и преданная девушка… Человек, у которого плохо получалось скрывать свои чувства, пусть она даже очень старалась.
Когда китаянка снова протянула руку и на сей раз уже уверенно накрыла своей ладонью ладонь экзорциста, Аллен растерялся, но у него почти получилось это скрыть. Параллельно где-то в голове мелькнула мысль: «Хотелось бы и мне быть таким же, как она… Не бояться показать всем окружающим, что я чувствую…» Но для него это было невозможно, противоречило его мощнейшим принципам, запрещающим ему беспокоить тех, кому седой мальчик с проклятым глазом мог быть дорог. И этим принципам он собирался следовать и дальше, а потому только мягко, но уверенно улыбнулся девушке, глядя на нее полуприкрытыми серебристыми глазами. Ему хотелось успокоить ее… Как бы глупо не было это намерение в голове лежащего на больничной койке человека, который был для нее очень многим.

Рассказав в ответ то, что Уолкер и так уже успел предположить, Лоу Фа неожиданно принялась вытаскивать иголки капельниц из многострадальных вен на правой руке мальчишки. Больно… было. Ибо иголок было в два раза больше положенного, а других способов прокормить паразита медсестры не придумали. Внутренняя сторона локтя правой руки выглядела более чем непрезентабельно, так как покрылась расплывчатыми желтоватыми синяками. Однако, это была более чем ничтожная боль по сравнению с той, что мальчику приходилось переживать ранее.
- Н-нет… - помедлив, ответил он, жмуря серый глаз. – Почти не больно. – по тонким бледным губам скользнула растерянная улыбка, вновь призванная для того, чтобы подтвердить лживый ответ. Как пелось в одной старой песне: «Лишь родная мать может так заботливо и так свято лгать».. И Аллен очень часто прибегал к этой святой, как ему казалось, заботливой, но самоубийственной лжи, и был готов скрывать свои боль и страдания до тех пор, пока телом еще владел разум, а не физиология.
Когда девушка сказала, что хочет отойти, Уолкер коротко кивнул и бесшумно выдохнул, ему, все же, еще было тяжело говорить слишком много. Стоило ей выйти, как он, наконец расслабился и прикрыл глаза. Да, теперь, когда он был почти что один и частично за ширмой, он мог позволить себе немного расслабиться – никто на него не смотрел и не думал о том, какой он изможденный, как сильно ему досталось и тому подобное. В голове, к счастью, установилась относительная ясность,  однако, возьня, которую производили другие пациенты и посетители, его не волновала вовсе, он принялся гадать, что же, все-таки, с ним произошло. Однако, тут в памяти обнаружился грандиозный провал, выудить из которого не получалось ничего, кроме малосодержательных, неинформативных обрывков. И только когда где-то неподалеку женский голос недовольно вскрикнул «А еда?!», Аллен широко распахнул глаза и машинально сглотнул, вновь упершись всеми мыслями в то, какой он голодный.

+4

45

- Лоу?- в голосе старшей медсестры слышалось нескрываемое удивление, когда она увидела появившуюся в комнате девушку, тащившую за собой капельницу.- А ты быстро, однако... Мы уже ставки делать начали, удастся ли тебя вытащить из палаты Уолкера раньше чем через неделю, или нет,- произнесла она под дружный смех остальных.- Зато тебе это явно на пользу пошло, вон щёки как порозовели.
- Да ну вас всех,- китаянка окончательно смутилась.- Я просто капельницу принесла, благо как раз уже время подошло...
Смех смолк, и на Лоу уставились не меньше десяти пар глаз.
- Погоди-погоди,- Хо явно была встревожена,- там должно было хватить как минимум часов до четырёх... А сейчас и трёх же ещё нет.
- Но Аллен-сан уже в себя пришёл,- возразила Лоу.- Да и паразитический тип требует очень многого... "И не только в этом плане",- закончила она мысленно, вздохнув.
Медсестра нахмурилась, явно угадав, о чём думает младшая сотрудница Научного отдела. Затем отдала несколько тихих, коротких приказаний одному из порхавших рядом големов.
- Я хотела проконсультироваться, Хо,- девушка рассеянно проводила взглядом голема и обратилась к начальнице.- Уолкер-сан сейчас явно голоден, но... Не думаю, что он сейчас в состоянии хотя бы полулёжа находиться, уж не говоря о том, чтобы приборы держать.
- А ты ему помоги,- лукаво улыбнулась одна из молоденьких медсестёр.- Покормишь Уолкера с вилочки или ложечки. Серьёзно, Лоу, нельзя такой шанс упускать!
- Ладно, ладно, хватит её смущать уже,- миролюбиво сказала Хо.- На самом деле,- тут она обращалась уже к Лоу,- Юнь права. Ни в коем случае не позволяй Уолкеру самому что-то делать. Я отправила голема Линь, скоро она привезёт из столовой еду, так что потом всё в твоих руках. Если тебе так будет проще, Лоу, воспринимай это просто как работу Представь, что Уолкер - просто обычный пациент, который...
- Спасибо за совет,- пусть прерывать старших было невежливо, но сейчас это выслушивать Фа не хотела. Тем более, вспомнив недавний разговор с Кинси в столовой...- Но я не собираюсь больше идти самым простым путём. Даже если бы я могла представить Аллена-сан обычным пациентом, что от этого изменилось бы? Для меня он всё равно особенный...
Такая смелость удивила и саму девушку, что уж говорить о давно и, казалось бы, хорошо знающих её медсёстрах? Поэтому на некоторое время в помещении повисла неловкая пауза. Нарушило которую появление молодой медсестры, толкавшей перед собой большую тележку с едой, какую в больницах используют, чтобы развозить еду пациентам. Хотя, наверняка одному паценту за раз столько никогда не предназначалось.
- Принимай эстафету, дорогая,- весело произнесла она, подкатывая тележку к Лоу.- Ой, а чего все такие мрачные и молчат?- удивилась Линь, словно только заметив обстановку в комнате.
- Благодарю,- Лоу улыбнулась приятельнице и, забрав тележку, снова скрылась в лазарете.
- А девочка-то повзрослела..- произнесла ей в спину Хо, но та, про кого были эти слова, их уже не услышала.
Получив официальное разрешение и пакет указаний, Лоу теперь торопилась обратно, к Аллену. Надолго его оставлять не хотелось, а она чувствовала, что и так уже задержалась, заболтавшись с медсёстрами.
- Не планировала так задерживаться, извини... "Хотя может ему требовалось некоторое время побыть одному? Не хотелось бы быть слишком навязчивой... Может Хо всё-таки была права и по поводу работы, и по поводу того, что не стоило мне сюда нестись сломя голову..." После минутной вспышки уверенности, девушку опять мучили противоречия. Но им сейчас всё-таки было не место. В первую очередь - накормить Аллена, а потом уже всё остальное.- Но зато вот, еду принесла... Аллен-сан, одно только условие,- она старалась говорить ровно и спокойно, но получалось не особенно хорошо.- Не пытайся сам подняться или там вилку с ложкой держать... Хорошо?- положительного ответа или хотя бы кивка девушка ждать не стала. Выбора у экзорциста в принципе не было. Лоу не знала точно, но догадывалась, что он предпочёл бы всё делать самостоятельно, но сейчас это было именно то, чего она никак не могла Аллену позволить. Только она более менее отошла от шока, вызванного его состоянием, а теперь ещё и ухудшение провоцировать? Нет уж, увольте. Даже если для этого требовалось переступить через свои смущение и неуверенность, Лоу и на это была способна. Если уж затрагивать эту тему, она не могла даже представить, на что не была бы способна, когда дело касалось Аллена... Помогая Уолкеру чуть приподняться, китаянка быстро поставила к спинке кровати подушку.- Обопрись пока о моё плечо... Так, хорошо... теперь о подушку.- Удостоверившись, что Аллен имеет теперь за своей спиной надёжную опору в лице подушки, она облегчённо выдохнула. "Надо бы ещё одну принести... Тут это не роскошью будет, скорее необходимостью". После чего Лоу пододвинула свой стул почти вплотную к кровати, взяла с тележки тарелку с супом, и, зачерпнув ложкой немного, поднесла ложку ко рту экзорциста.- Как там обычно говорится... Ложечку за Канду-сан?- пошутила она.

+3

46

---->Столовая

Как-то так получилось, что Ривер отстал от Кинси, по пути в мед.пункт. Как именно - для самого мужчины это осталось загадкой. Просто не заметил, как отстал и спина Курта исчезла, а сам он остался один в коридоре, прислонившись спиной в коридоре. Вдруг неожиданно заболела голова и нужно было остановиться и передохнуть немного. "Черт! Да что же это такое-то? Не ранен, чувствую себя отлично, а голова немного кружится..." Возможно, именно поэтому австралиец и отстал от своего друга. Таких головокружений раньше как-то не наблюдалось, но возможно это было из-за того, что мужчина слишком резко встал со скамьи в столовой. Сделав пару глубоких вдохов, мужчина медленно оттолкнулся от стены и пошел по коридору до мед.пункта. Коридоры в Азиатке были длинные и запутанные и сколько бы Ривер не ходил по ним, он все время не мог запомнить всех путей и развилок. Хорошо хоть пути к самым нужным помещениям, таким как лаборатория, столовая, библиотека, кабинет смотрителя и мед.пункт, блондин уже знаю хорошо и практически без затруднений мог прийти туда, куда нужно.
Добравшись таки до нужной двери, Венхам зашел внутрь и огляделся. В одном из углов комнаты была обнаружена Лоу Фа, да не с кем-нибудь, а именно с Алленом Уолкером. Увидев легкий румянец на щеках девушки и взгляд, которым она смотрела на юношу, он тихо хмыкнул. "Ясно все с тобой... Так, где-то здесь должен быть еще и Курт." В другом конце мед.пункта мужчина, хоть и не сразу, но заметил несколько ширм. "Может, там?" За первой был какой-то ученый, за второй никого, а за третей, из-за которой австралиец услышал приглушенные голоса, был обнаружен Курт, которого теперь Ривер догнал-таки и Рэни Эпштейн. Кивнув в знак приветствия, мужчина подошел к двум ученым.
- Здравствуй, Рэни. Курт, извини, голова немного закружилась, поэтому отстал. - Переведя взгляд с женщины на мужчину, автралиец неуверенно улыбнулся. Здесь он почувствовал себя немного лишним и возникло желание удалиться. Но для начала нужно было выяснить, не в курсе ли Эпштейн, где Комуи черти носят. Тихонько кашлянув, словно привлекая к себе внимание, блондин сразу же задал вопрос в лоб:
- Рэни, ты случайно не знаешь, кто сейчас Комуи? Думаю, сейчас ему может понадобится моя помощь как ассистента.

1. Извини, дружище, но на этой ролевой я всё-таки Эпштейн - литературный перевод же ж. 2. Курт прописал у себя в посте ширму - просто так ты нас бы не заметил. Пропиши какие-нибудь действия по обнаружению, пожалуйста )

гомене, я сейчас немного невнимательный. Исправил.

Отредактировано Renie Epstein (15-09-2010 23:00:55)

+1

47

После того, как стало окончательно ясно, что ничего вспомнить, по крайней мере, намеренно, не удастся, Аллен глубоко вздохнул и, позволив себе сдаться, приоткрыл тускло поблескивающие в бледном свете палаты серебристые глаза. Хотя, сдался или нет – это еще как посмотреть, мальчик всеми фибрами души рассчитывал на то, что протекание таинственной оказии обязательно вспомнится, если о ней не думать. Этакий хитрый план. Решив придержать этот план в кладовке сознания, экзорцист с усилием откинул голову назад, вжимаясь затылком в подушку, и скользнул взглядом по той части потолка и стен, до которых он – взгляд – раньше добраться никак не мог. Однако, там не оказалось совсем ничего интересного, и Уолкер снова ослабил и без того изможденные мышцы.

«Ками-сама…» - снова скользнула в голове отступающая от плана мысль. – «Где я умудрился настолько устать? И так зверски проголодаться…»
«Ты знаешь.» - неожиданно отозвался знакомый насмешливый голос, так что Аллен вздрогнул и распахнул едва успевшие умиротворенно прикрыться глаза. – «Только прячешь сам от себя.»
«А у тебя вообще никто не спрашивал.»
«Опять начинаешь огрызаться вместо того, чтобы думать головой. Ты же помнишь, что ты не чувствовал ни страха, ни боли, ни тревоги. Ничего из того, что чувствовал обычно.»
«Затк-нись.» - да, «беседуя» со своим внутренним соседом Аллен был порою чрезмерно резок и груб. – «Тебя это не касается.»
«Хех. Если кого-то тут это и касается, то именно меня. Или ты забыл, кто из нас обладает правом Исполнителя?» - голос стал заметно более серьезным. – «То, что произошло, было опасно.»

Было опасно для них обоих. Только Ною было совершенно не на руку информировать об этом отчаянного мальчишку. Кто знает, вдруг Аллен спокойно пошел бы на то, чтобы отдаться в вечное забвение и тем самым лишить 14ого любого, даже самого маленького шанса овладеть его телом и, следовательно, продолжить реализацию своих грандиозных идей? Потому Ной предпочел ограничиться сказанным, а там пусть Уолкер уже сам гадает, для кого и насколько опасно.

«У меня нет совершенно никакого желания обсуждать это с тобой.» - сухо отозвался экзорцист. – «Вообще обсуждать что бы то ни было».
«А зря». – саркастически заметил 14ый. – «Авось я побольше твоего знаю.»

Затем в ментальной беседе наступила пауза. Аллен задумался, причем, стараясь скрыть своим думы от Ноя и смутно понимая, возможно ли это, а думы эти, в свою очередь, были невеселыми. Мальчик вообще был против каких-либо контактов с Музыкантом, но информация ведь всегда сильнее незнания? Если 14ый может объяснить, что произошло с Уолкером, в следующий раз последний сможет избежать этого, но… если смотреть со стороны глобальных суждений, то в каком исходе было больше пользы? Экзорцист был абсолютно уверен в том, что мог погибнуть в то время, за которое его организм успел настолько истощиться. Неизвестно, чем такое происшествие может закончиться в следующий раз.
Чем глубже закапывался Аллен в свои тяжелые думки, тем больше хмурился, и, в конце концов, лицо его слющилось в самую настоящую куриную жопку. Налицо – да-да, на это самое слющенное лицо - были все признаки поистине титанических умственных усилий, и если бы сейчас эти признаки со стороны наблюдало постороннее лицо, обладающее внушительной долей жестокосердия, оно бы ржало, как конь.

Однако, вместо постороннего лица – увы и ах – появилась Лоу Фа. Заслышав ее голос, Аллен вздрогнул и спешно «распрямил» ту самую «куриную жопку», которая случилась у него на лице и от которой уже потихоньку начинали ныть мимические мышцы.
- Н-нет, все хорошо. – растерянно улыбнулся мальчик, немного наклонив голову к плечу, когда девушка с виноватым видом попросила прощения за задержку. Впрочем, ей же и повезло, что она не застала внутреннюю беседу Уолкера с соседом по разуму, зрелище это было если не печальное, то угнетающее точно, особенно когда знаком с его механизмами.
- Но зато вот, еду принесла…
И шарманку заклинило. Какие, нафиг, Гра-аф, война, 14ый, Чистая Сила?.. Да плевать мальчику было на них с высокой колокольни, ибо нос безжалостно щекотали слабые запахи больничной стряпни – конечно, по всем параметрам безнадежно отстающей от кухни Джерри – а слух ласкало это нежное, такое родное и выразительное – сколько смысла! – слово «еда»… И даже это противное ощущение, словно очумевший желудок сейчас по пищеводу выберется наружу и займется поглощением желанных калорий без участия рта и прочих органов пищеварительной системы, до которых пища обычно добирается раньше, не могло омрачить этого абсолютно лишенного интеллекта блаженного даунизма, которым заплыло лицо мальчика. Причем, лишенного не только интеллекта, но и смысла, ведь вот она еда, на тележке, протяни лапку да возьми, но нет, ведь надо было еще насладиться осознанием того, что во-о-от она, священная разнородная масса, гордо именуемая едой! И разве это оглохшее, ослепшее и онемевшее создание могло в этот момент слушать Лоу Фа? Ну, ответ очевиден, потому, когда блаженство немного поутихло, Уолкер уже вовсю корячился и тянулся к тележке, кажется, намереваясь проглотить все, что окажется в зоне досягаемости, причем, не только съедобное и даже несъедобное, но и, похоже, саму тележку.
Но вот тут внезапно оказалось, что китаянка – сиделка не только заботливая, но и настойчивая, более того, очень даже неслабая физически. Что-то мягонько и смущенно приговаривая, эта женщина – о да, в этот момент это определение подходило ей больше всего – запросто подмяла оторопевшего и растерянно хлопающего белыми ресницами Аллена под себя, похимичила над ним, как скульптор над очередным шедевром и ненавязчиво зафиксировала в полусидячем положении. А ведь, казалось бы, такая маленькая и хрупкая, вечно смущенная и запинающаяся, а какой оттенок у движений… Даже вспомнилась Матрона. Может, эта заботливая железная непреклонность была типичной для медиков? Но Лоу не была медиком, она была ученым… Значит, типичной для тех, кто заботится о ком-то?..
Покорно усевшись в той позе, в которую его утрамбовала девушка, Уолкер перевел взгляд на тележку… и шарманку едва не заело по новой. «Жрать-жрать-жрать-жрать-жрать…» - ритмично пульсировало в голове, и только где-то совсем глубоко неуверенно попискивало: «Ку-ушать…»

«Кушают свиньи.» - пренебрежительно отметил Ной. – «А люди – едят».

К счастью, после сего дружественного комментария все-таки произошла активация – нет, не Чистой Силы – мозга, и Аллен, едва заметно покраснев, втянул голову в плечи и убежал взглядом куда-то в дальний угол палаты. Такая забота совсем уже выбивала его из колеи. Как это он – сам Аллен Уолкер, бессмертный спаситель всея Вселенной, - даже поесть сам не может?
- Л.. Лоу Фа.. – неуверенно пробормотал он. – Я и сам.. могу..- но разве девушка его слушала? У нее явно были свои соображения на тему того, чего малчик сейчас может и чего не может, и доводить до философских бесед на тему «Пациент скорее мертв, чем жив, ведь если он не жив, значит, он умер» ей хотелось меньше всего. Пока китаянка возилась у койки, Уолкер пытался всячески – мимикой, жестами и растерянным мямлиньем – убедить ее в том, что все «правда-правда» в порядке и что поесть он сможет и без посредников, но та снова была по-Матроновски непреклонна, и уже через минуту едва ли не в губы экзорцисту ткнулась – очень деликатно ткнулась – первая ложка с супом. Замерев перед этой ложкой, как перед дулом автомата, Аллен часто-часто захлопал глазами и глубоко вдохнул. И, увы, запах супа оказался слишком убедительным и соблазнительным, чтобы мальчик сопротивлялся дальше. Приоткрыв рот, он жадно смахнул суп с ложки и почти уже успел проглотить его, но тут Лоу имела неосторожность упомянуть известную недружелюбную личность, и Уолкер благополучно поперхнулся.

Аллен, извини, что я мажу красным твой пост, хотя замечание касается вас обоих - Лоу и тебя. Пожалуйста, не отписывайте в постах такие огромные промежутки времени. По количеству действий и обозначенному временному промежутку последний пост Лоу вышел огромным. Пожалуйста, больше так не делайте - из-за этого идет рассинхрон с нашей линией и страдает единство временного континуума в теме )

Отредактировано Renie Epstein (15-09-2010 23:06:02)

+1

48

Ну кто бы сомневался, что Аллен будет против? Девушка поправила на носу очки и осуждающе посмотрела на экзорциста. Пусть её медицинская практика была довольно короткой, такого непокорного пациента она не встречала ещё никогда.- Можешь-можешь,- рассеянно  кивнула она, но увидев, что Уолкер поперхнулся при упоминании товарища, тут же поставила тарелку на прикроватную тумбочку и принялась оглядываться в поисках салфеток. Оных не оказалось, а может просто и медсёстры забыли их положить... Однако тут Лоу вовремя вспомнила, что всегда носила с собой чистый платок. Так, на всякий случай. Выудив кусок ткани из кармана, она порадовалась, что на этот раз не оставила его в комнате, как бывало иногда.- Аллен-сан, осторожнее же надо...- проговорила девушка с мягким укором, промокая платком разбрызгавшийся суп, попавший большей частью на покрывало, но что-то и лицу экзорциста досталось. "Так, а покрывало потом принесу новое..."- Это была всего лишь шутка. Не хочешь за Канду-сан, ну так съешь за то, чтобы быстрее поправиться... Лежать здесь - это же не самое приятное, правда?- после Лоу ненадолго замолчала, снова взяв в руки ложку и тарелку и принявшись кормить Аллена. Сейчас она совершенно не задумывалась о том, что ведёт себя слишком как врач, а не как влюблённая смущающаяся девушка, но это было даже и к лучшему. Румянец же на щеках стал уже привычной, почти неотъемлемой частью внешности. А что, он девушку даже красил. Наконец, когда с супом было закончено, китаянка снова решила заговорить.- Тебе когда-нибудь говорили, что ты очень беспокойный пациент?- спросила она, ставя пустую тарелку из-под супа на стол и беря следующую, уже с рисом. К нему девушка, помешкав некоторое время, взяла вилку. "Не с палочек же кормить, в самом деле... Ими только самому есть". Она с некоторым беспокойством взглянула на правую руку экзорциста, почти полностью покрытую свежими синяками и только головой покачала. "Девушки перестарались... Но действительно, они же не могли знать, когда Уолкер-сан придёт в себя, а его организму питаться как-то всё равно надо было".- Хоть за Линали-сан-то съешь?- протянула она Аллену рис и смущённо улыбнулась.- Если нет, то даже и не знаю, кого тебе тогда предложить...- Своя же кандидатура была едва ли тем, что могло придти на ум.
Увидь себя Лоу сейчас со стороны, она очень удивилась бы. Нет, не заботливому поведению, это было ожидаемо, но вот твёрдость, проявленная девушкой сейчас, была необычной. Конечно же, в каждом поступке есть двойное дно и спроси кто сейчас китаянку, нравится ей делать то, что она делает, Лоу Фа и отрицать бы не стала. Она чувствовала себя хоть немного, но нужной - а это не могло не радовать -, и так, словно находится в этот момент абсолютно на своём месте и делает то, что и должна. И это даже не обязанность, нет... Просто маленький подарок от жизни... Беря в руки четвёртую чашку риса, Лоу улыбалась. Несколько рассеянно, мягко и мечтательно, но от дела при этом не отвлекалась. Момент, подобный этому, следовало ценить, и потом лелеять в памяти, и упускать ни единой секунды не хотелось. Кто знает, удастся ли ей потом, в будущем, посидеть вот так рядом с Алленом, не опасаясь, что кто-то или что-то их потревожит. И еды ещё хватало...- Как ты себя чувствуешь?- спросила девушка, внимательно глядя на Уолкера.- Что-нибудь болит? Если да, то не молчи, скажи. Не надо ничего скрывать. "В конце концов, в первую очередь я тут нахожусь как медик, а не учёный..."

Отредактировано Lou Fa (15-09-2010 23:06:56)

+1

49

- Главное, что все выжили, верно? Ведь справиться можно со всем, кроме смерти.
«Верно», - подумала Рэни и грустно улыбнувшись, опустила голову. – «А мне… нам придется справиться и с Ней. Или хотя бы попытаться, иначе всё потеряет смысл». Спасти Токусу, вытащить из-под трибунала Бака – и с каких это пор Эпштейн стала такой добренькой и сентиментальной? И, по возможности, ей придется уберечь Курта от всего этого. Рэни слегка сжала его руку, державшую её ладонь: он хороший верный друг, который может хоть немного вернуть её душе покой, вот пусть таким и остается. Эти закулисные интриги, жестокие игры и противостояние Центра и ГУ – не для него. Впрочем,  как и внутренний распорядок, и часы посещения в лазарете, и хорошие манеры. То, что ответил Кинси на все попытки медсестры выдворить его вон из палаты,  на пару минут лишило Рэни дара речи.
«Ах ты!..» - смотрительница едва не треснула товарища ложкой по лбу, несмотря на то, что до сих пор была готова встать за него горой в случае неприятностей с Центром.
Медсестра удалилась, и Рэни чуть было не воплотила свои  жестокие намерения в жизнь, но Курт не унимался:
– Хочешь, я тебя с ложечки покормлю?
Если бы сейчас они были в её кабинете в САУ, если бы сейчас Рэни была бы здорова, то Кинси бы пришлось бы побегать от неё вокруг рабочего стола, уворачиваясь от свернутой в трубочку чьей-то истории болезни. Но сейчас он явно владел некоторым преимуществом.
- Нет. Я тебе не верю – ты сам слопаешь половину, - буркнула Эпштейн. – Лучше поправь подушку.
Обедать при свидетелях Рэни не любила, потому, особо не церемонясь, после двух-трех ложек принялась бесцеремонно пить бульон через край. Если на свете и существовала живая вода, то несомненно, ею была вот эта горячая и ароматная квинтэссенция жизни. Однако трапеза была прервана новым посетителем:
- Здравствуй, Рэни. Курт, извини, голова немного закружилась, поэтому отстал, - Ривер Венхамм, как всегда приветливый и невозмутимый, собственной персоной явился в лазарет.
«Хмм… ищет своих? Кто-то из главки ранен? Или самому досталось?» - подумала Рэни, отставив пустую чашку в сторону, на тумбочку.
- Здравствуй, - женщина кивнула учёному и поинтересовалась серьезным тоном, - кружится голова – померяй давление.
- Рэни, ты случайно не знаешь, кто сейчас Комуи? Думаю, сейчас ему может понадобится моя помощь как ассистента, - Ривер слыл трудоголиком на весь Орден и на этот раз он не упустил возможности вновь это доказать.
Эпшейн пожала плечами:
- Сама бы хотела знать, где сейчас Ли и Чан. Наверное, беседуют с Хевлаской или бегают по всей азиатке от её потомка. Между нами, - сказала женщина чуть тише, - сейчас им обоим будет не до нас. Просто возьми на себя те дела, что в твоих силах и компетенции. А объясниться с Комуи можно будет и потом.

+2

50

- Аллен-сан, осторожнее же надо...
Тут Аллен смутился и растерялся окончательно, в результате чего стал напоминать побитого щенка. Значит, он, великий Аллен Уолкер всея спасающий и зло наказующий, шило в заднице Тысячелетнего Графа и объект повышенного интереса Ватикана, владелец Белого Ковчега и носитель 14ого Ноя, и так далее и тому подобное, даже ложку супа не может нормально съесть, и Лоу Фа теперь вынуждена платочком стирать этот суп с мордочки нерадивого экзорциста.  Для полного счастья оставалось только сходить под себя и заслужить персональный памперс. Искренне ужаснувшись от этой мысли, Аллен притих и принялся послушно поедать свой суп, тщательно следя за тем, чтобы китаянке больше не пришлось ничего вытирать, а мальчику – чувствовать себя жалким инвалидом. В конце концов, суп был вкусный и заслуживал того, чтобы его съели тихо, мирно и без происшествий.
- Лежать здесь - это же не самое приятное, правда?
- Однозначно.. – тихо буркнул Уолкер, облизываясь после очередной ложки. Когда суп кончился, он бегло прислушался к собственным ощущениям и пришел к выводу, что очумелый желудок несколько успокоился, но до сытости ему явно было далеко. Однако, экзорцист помнил, что людей, которые подверглись длительной голодовке, сразу много не кормят, иначе те ловят заворот кишок и умирают в мучениях. Облизнувшись лишний раз, Аллен нервно улыбнулся. Стоило пережить все, что он пережил, и дать концы от заворота кишок…
- Тебе когда-нибудь говорили, что ты очень беспокойный пациент? – отставив довольно быстро опустевшую тарелку с супом, Лоу взяла увесистую плошку с рисом и заслужила усиленный блеск широко открытых серых глаз Аллена, который едва ли не душу готов был продать за этот рис.
- Да, говорили… - со смущенной улыбкой отозвался мальчик, слегка приподнимаясь на локтях и устраиваясь поудобнее. – Матрона мне это почти всегда говорит.. И не только мне. Канде, Лави, Линали… да всем экзорцистам. – он тихо хихикнул. – Да, не волнуйся, за Линали съем. – улыбнувшись чуть шире, Аллен расслабился и принялся послушно есть с усердием маленького ребенка, который ценит каждую ложку еды, которую ему предлагает любимая мама. Ведь, в конце концов, конкретно сейчас никто не просил помощи Аллена, а Лоу Фа больше всего хотела, чтобы он позволил, наконец, Черному Ордену позаботиться о нем. И Уолкер просто решил хотя бы ненадолго довериться ему. Немного наклонив голову к плечу, он жевал и глотал, не думая совершенно ни о чем, будто мальчик не принадлежал к той части мира, что была пропитана болью, кровью, сражениями и смертью. Словно существовали только теплые руки Лоу Фа – наверное, если бы у Аллена когда-нибудь была бы мать, у нее были бы такие же руки - вилка и довольно-таки вкусный рис, который эта вилка приносила с собой. Ни смущения, ни унижения, ни обиды, только легкий румянец на бледных щеках. Слишком увлеченный процессом поедания риса, экзорцист согнул левую, матово-черную руку в локте и немного поднял ее так, чтобы пальцами касаться запястья девушки каждый раз, когда она подносила вилку к его губам. Даже о том, что эту руку следует держать подальше от чужой кожи, прикосновение к которой может быть неприятным для людей, которым повезло не родиться с паразитический Чисто Силой, Аллен сейчас умудрился забыть.

- Как ты себя чувствуешь?
Моргнув, Уолкер вытряхнулся из этого умильного забытья, в которое его погрузила эта трогательная, такая непривычная для него забота, и посмотрел на китаянку, машинально опуская руку обратно на койку. К счастью, он не заметил, что имел неосторожность прикасаться этой рукой, на которой лежало вечное табу, к другому человеку и, тем более, к девушке. К счастью ля себя же, в противном случае, его загрызло бы уже хорошо знакомое ему чувство некоторой неполноценности по отношению к тем, чье тело не было с детства изуродовано оружием против Акума.
- Ну.. Нет, ничего не болит. – экзорцист искоса глянул на сгиб локтя своей правой руки, усеянный проколами и синяками. Там болело, но это было неважно, Лоу все равно не смогла бы ничего сделать, так зачем было лишний раз беспокоить ее? – Чувствую… Ну, лучше, чем было. – он коротко, слегка болезненно хихикнул. – Слабость только.. И я все еще очень голоден, а так все в порядке.

Отредактировано Allen Walker (19-09-2010 19:36:10)

+2

51

- Нет. Я тебе не верю – ты сам слопаешь половину.
Услышав эти слова, Кинси недовольно цокнул языком и с выражением оскорбленной невинности на лице произнес  – Я от всего сердца помочь хотел…а ты! Эх, Эпштейн, Эпштейн! Но подушку таки поправил и даже сделал это аккуратно, плавно и с особой нежностью. Наблюдая за тем, как Рэни, видимо решив, что есть бульон ложкой слишком затратно по времени начала пить его прямо из тарелки, он улыбнулся – Приятного аппетита.
Ему нравилось наблюдать за такой вот настоящей Рэни. Ну, какая бы еще женщина решилась пить при нем из тарелки? Впрочем, Эпштейн тоже не стала бы так делать, на глазах у кого попало, и ему очень льстило, что она позволила себе эту невинную вольность в его присутствии. Бульон тем временем стремительно исчезал, но Рэни не удалось закончить свой обед, так как ее прервал следующий посетитель, коим оказался Ривер.
- Здравствуй, Рэни. Курт, извини, голова немного закружилась, поэтому отстал.
Кинси обернулся на голос друга и виновато улыбнулся – Это ты меня извини, Ривер. Нужно было тебя подождать, но ноги сами несли меня сюда, будто на автопилоте. Было немного неудобно признаваться в этом при Рэни, впрочем, его бурное появление здесь всего пару минут назад говорило обо всем лучше всяких слов. Курт уже было хотел поинтересоваться состоянием здоровья Ривера на данный момент и предложить ему обратиться к мед. сестре, чтобы та осмотрела его и в случае необходимости оказала медицинскую помощь, но Рэни опередила Кинси со своим лаконичным - кружится голова – померяй давление.
Ривер же, судя по всему, даже этой малости делать не собирался. Для него всегда на первом месте стояла работа, и этот раз не стал исключением. В данный момент его более всего интересовало место нахождения Комуи и то, что тому, возможно, срочно требуется поддержка.
Кинси большую часть времени не вмешивался в разговор Ривера и Эпштейн, и лишь когда Рэни закончила говорить, добавил.
- Если будет нужна помощь, можешь на меня рассчитывать. Голос прозвучал уверенно, но Курт явно погорячился с подобным предложением, ведь в ближайшем будущем им с Рэни самим предстояло с головой погрузиться в работу. – "Чертов Пек со своей статистикой! И почему отменили милую традицию отрубать головы гонцам с плохими новостями?"
Заметив, что за разговорами Эпштейн совсем забыла про свой недоеденный бульон он решил взять на себя роль строгой сиделки.
- Рэни, доедай бульон! Про «ем, глух и нем» можешь на время забыть. Бери пример с цезаря, совмещай несколько дел одновременно. Как можно есть и говорить одновременно, не являясь при этом существом с двумя и более головам, он не представлял. Разве что если есть через капельницу. По сему, тут же решив замести следы, пока Эпштейн и Ривер не уличили его в алогичности, Кинси продолжил.
- В общем, доедай давай, ты же помнишь, у меня договор с твоей мед. сестрой! 

P.s - Дико извиняюсь за задержу поста. -___-

+1

52

- Да, говорили… Матрона мне это почти всегда говорит.. И не только мне. Канде, Лави, Линали… да всем экзорцистам.
- А вы, естественно, не слушаете?- Лоу покачала головой.- Не повезло ей с вами, однако..."Хотя из того, что я слышала о главной медсестре Европейского подразделения, тут ещё спорный факт, кого жалеть надо".- Ну вот, совсем другое дело,- улыбнулась она в ответ, когда Аллен наконец расслабился и принялся спокойно есть. Да, ему наверняка было не слишком удобно, чтобы вот так кормил кто-то другой, но в конце концов что ещё оставалось сейчас? Китаянка слишком хорошо помнила предупреждение начальницы лазарета и знала, что если позволить экзорцисту проявить самостоятельность, влетит-то в первую очередь ей...  Не то чтобы этого сильно не хотелось, нет, скорее более важным было проявить заботу и - пожалуй наверное в первый раз со знакомства с Уолкером - свои чувства. Куда только смущение первоначальное делось? Оно осталось разве что фоном, чем-то постоянно-привычным, но уже не таким важным. А ещё Лоу никогда раньше не чувствовала большей близости к Аллену, чем сейчас. "Вот это можно считать почти настоящим счастьем...- подумала девушка.- Почти? Лоу, не гневи богов. Тебе давно так не везло, как сейчас... Когда Аллен-сан вот так, рядом, чего же ещё желать? Не надо требовать у судьбы слишком многого, всё, что должно, случится само".
На губах Лоу появилась нежная улыбка, когда она почувствовала, что пальцы Аллена легонько касаются её руки. "Я люблю тебя". Но девушка знала, что ни за что не скажет этого вслух. Война идёт, не самое подходящее время для признаний. Ему сражаться, а ещё и думать о непотребных вещах во время боя, отвлекаться? Нет. Она не сделает ничего, что бы даже теоретически могло подвергнуть его жизнь опасности. И это самое большое, что она, Лоу, может сделать, никакими способностями против борьбы с Графом, Ноями и Акума не обладая. Но даже когда всё закончится, и Черный Орден победит, Фа всё равно будет молчать на эту тему. В лучшем-то случае она для Аллена только друг... "И так будет правильно",- подумала девушка, ставя последнюю чашку из-под риса на тележку. Как та опустела, китаянка вообще не заметила. Счастливые часов не наблюдают... Она снова улыбнулась, потянувшись к тарелке с десертом.- Это хорошо, что не болит,- кивнула девушка. "Разве что синяки точно будут ещё, но к сожалению, с этим ничего нельзя сделать. Попробовать разве что мазь от этого изобрести? Хм, а это идея..."- Еды-то точно достаточно ещё, правда вот увлекаться пока не стоит, да... Но вот пару порций десерта ещё предложить могу. Что-что, а яблоки в карамели в нашей столовой готовят вкусно,- Лоу наколола кусочек на вилку и протянула её Аллену.- Теперь точно ничего ни про кого не скажу, чтобы ты поел спокойно,- она улыбнулась.

+2

53

Честно говоря, мешать идиллии Курта и Рэни не особо хотелось, учитывая отношение первого к этой женщины. Как его друг, Ривер догадывался об этом, впрочем, как и многие сотрудники НО, потому что он постоянно всех тормошит с расспросами о смотрительнице, а при встрече жутко радуется. Но сейчас работа была превыше всего, прочем, как и все основное время, поэтому немного виновато улыбнувшись, он переступил с ноги на ногу. Все же ему было как-то неудобно.
– Это ты меня извини, Ривер. Нужно было тебя подождать, но ноги сами несли меня сюда, будто на автопилоте.
- Да все в порядке, не волнуйся. Уже все прошло и я в порядке. Рэни помощь нужнее сейчас. - ответ последовал незамедлительно, да и других слов от него мало кто ожидал. Этот трудоголик до мозга костей мог работать даже с температурой, будучи при смерти, оставаясь верным своему долгу. Это уже было частью его истинного "я". Слова про давление мужчина сразу же пропустил, даже не придав им значения.
- Просто возьми на себя те дела, что в твоих силах и компетенции. А объясниться с Комуи можно будет и потом. - чуть помедлив, мужчина кивнул.
- Ты права, я так и сделаю. Насчет раненный и возможных погибших должна быть в курсе Матрона, ее потом можно будет спросить. Мне же... -где-то полминуты паузы и: - стоило бы узнать, каковы разрушения в Главном Управлении, и возможно ли там все восстановить?.. -говорил мужчина негромко, как будто бы сам с собой. Он уже весь погрузился в мыслительный процесс и размышлял, что сейчас в его силах можно было бы сделать. 
- Если будет нужна помощь, можешь на меня рассчитывать.
Голос Курта отвлек его от размышлений.
- Спасибо, конечно, но, думаю, у тебя и самого много дел найдется. - криво улыбнувшись, он продолжил. - Хотя был бы рад, если бы ты помог организовать небольшую экспедицию в руины ГУ? - сказав это, австралиец тут же погрузился в свои мысли. "Со мной еще нужно кого-нибудь из НО. Рэни - не вариант, ей сейчас забот хватает и так, тем более она в лазарете... Можно было бы взять еще пару экзорцистов, на всякий случай..."
Услышав, как Курт уговаривает поесть смотрительницу, Ривер решил его поддержать:
- Суп действительно стоило бы доесть, дела могут подождать.

+1

54

Офф: Учеба малость грузит дэсу...

- А вы, естественно, не слушаете?
- Не слушаем. – со смущенной, но несколько озорной улыбкой отозвался мальчик, и в серых глазах его забегали знакомые многим лукавые искорки. О, совершить какую-нибудь безобидную хитрую подлость, сбежать из лазарета и очередной раз в последний момент спасти чью-нибудь жизнь – это было для экзорциста самое милое дело. Что Аллен, что Лави, что Канда, что многие другие. Лечиться не любил никто. Сражаться, в принципе, тоже, но все они всегда рвались в самую гущу битвы. Туда, где должны были быть. Их туда тянуло, как мотыльков на открытую электрическую лампочку, причем, зачастую со схожими последствиями. Опять лазарет – и все по новой.
Быть может, только такой колоритный сотрудник, как Матрона, и мог повлиять на это стадо неугомонных боевых зверьков. Самым непосредственным способом. То есть, хватанием за шкирку и возвращением на место – в палату.

- Еды-то точно достаточно ещё, правда вот увлекаться пока не стоит, да... – искоса взглянув на девушку из-под растрепанных белых прядей челки, Аллен всерьез приготовился ныть, скулить и всячески выпрашивать на свою долю еще немного съестного. - Но вот пару порций десерта ещё предложить могу. Что-что, а яблоки в карамели в нашей столовой готовят вкусно.
«Яблоки с караме-елью..» - сглатывая слюни, подумал экзорцист, всем своим видом демонстрируя желание поскорее приступить к десерту, он даже немного приподнялся, опираясь на здоровый, не исколотый иглами капельниц локоть. И вот она – вилка с заветным явством! Довольно и благодарно улыбнувшись, Уолкер с большим удовольствием попробовал предложенное блюдо и даже выдохнул протяжное «м-м-м-м~», высказывая тем самым один из самых выразительных комплиментов в адрес повара. Не отвлекаясь и энергично жуя и сглатывая, он увлеченно умял все, что предложила ему Лоу Фа. И даже ощутил, что теперь может серьезно думать не только о еде, но и о других вещах. Весьма важных вещах.

- Спасибо тебе большое. – подняв левую руку, Аллен небрежно утер себе рот тыльной стороной ладони и, улыбнувшись чуть шире, съехал в полностью лежачее положение, самостоятельно устраиваясь поудобнее. – Все было очень вкусно. И спасибо тебе за заботу. – немного склонив голову к плечу, он мило зажмурил блестящий серый глаз. – С твоего позволения, теперь бы мне хотелось немного поспать..

+1

55

Зал Фоу------------------->

Переступив порог лазарета, Бак направился прямиком к старшей медсестре - удостовериться, всем ли эвакуированным уже оказана помощь. Медсестра - пышная женщина лет тридцати, светловолосая и румяная, несколько лет назад прибывшая к ним из России, - воодушевилась при виде смотрителя.
- О, смотритель Бак! - воскликнула она. - Чего-то Вы уставший какой-то сегодня. Случилось чего опять?
Да, помимо разрушения Главного Управления дествительно много чего случилось, но не распространяться же об этом подчиненным. Ведь что бы не произошло, смотритель должен оставаться тверд и незыблем. Поэтому Чан постарался принять более решительный вид и ответил вопросом на вопрос:
- Как раненые?
- Помощь всем оказали, всё вовремя, наши-то врачи свое дело знают.
"Ну слава Богу, хоть тут все как у людей!" - Бак с облегчением вздохнул и хотел, было, похвалить медиков за хорошо проделанную работу, но медсестра опередила его:
- Смотритель Бак, а Вы это... заявление на отпуск мне подпишете?
Чан удивленно воззрился на женщину. Какое ещё заявление в такое-то время?
- К Вонгу подойди, он подпишет, я пока занят, - ответил смотритель.
Медсестра вздохнула и что-то пробурчала в ответ, но Бак её уже не слушал. Он огляделся вокруг в поисках хоть одного знакомого лица. Никого... хотя, стоп! На одной из больничных коек Чан заметил Аллена Уокера. А на стуле рядом с кроватью экзорциста расположилась Лоу Фа. Увидев её, Бак вдруг вспомнил про их недавний эксперимент - чудо генной инженерии, выращенное в лабораториях Азиатского Подразделения. Пушистое, большеглазое и ужасно милое. По крайней мере, так считал сам смотритель, наверное, потому, что он проводил со зверем меньше времени, чем остальные, и тот ни разу его не кусал. От мысли об удачном эксперименте настроение Чана немного улучшилось, и он решительным шагом направился к Аллену и Лоу.
- Ни хао, Аллен! - смотритель поприветствовал болезного. - Рад видеть тебя... - Бак хотел добавить "в добром здравии", но вовремя понял, что здесь это будет не совсем уместно. - Здравствуй, Лоу, - обратился он уже к девушке, - как там поживает наш Гурди? - именно так работники Азиатского управления и назвали свою неведому зверушку. - Его кормили сегодня? - да, война - войной, а обед по расписанию, особенно если этот обед предназначен для экзорцистов паразитического типа и чудес генной инженерии.

Очередность:
Лоу, Аллен, Рэни, Бак (Чан и Эпштейн должны уйти на планёрку этими постами).
Курт и Ривер, по возможности не задерживайте Бака.

Отредактировано Renie Epstein (24-10-2010 20:31:02)

+2

56

---> Откуда то из Ордена.

Линк раздраженно смахнул с глаз челку. Мало ему было своих забот с фиг-знает-каким отчетом любимому начальству, которое он никак не может закончить, так еще и выясняется, что его подопечный в очередной раз угодил в лазарет. В прочем это была не самая главная причина раздражением инспектора. Аллен и лазарет есть вещи синонимы и Говард не удивился бы, если бы однажды юноша там прописался, для удобства. Главной причиной неудовольствия бывшего Ворона было то, что о случившемся с Уолкером он узнал чуть ли не самым последним. А ведь должен был находится с тем "денно и нощно". И вот за отсутствие ему наверняка начальство скажет пару ласковых.
Ладно, надеюсь что он хотя бы частично цел и невредим... - размышлял Говард мрачно, заходя в лазарет.
Аллен обнаружился сидящим на кровати и разговаривающим с девушкой из Азиатского отделения. Где-то сбоку маячил Бак.
- Утра господа. - Линк умудрился кивнуть всем и сразу, затем перевел взгляд на Уолкера. - Я пришел проведать вас. - Ну или если быть точнее "мне пришлось прийти сюда, потому что иначе проблем с начальством было бы намного больше" - Надеюсь ваше самочувствие хоть немного лучше вашего внешнего вида. Надеюсь вы не попытаетесь покинуть лазарет в ближайшее время? - Линк пристально посмотрел в серые глаза.
А то  я тебя знаю, и дня не пройдет а ты уже пойдешь на поиски неприятностей... А мне снова отвечать.

+1

57

Рэни мрачно посмотрела на Ривера и Курта.
- Ну, вы бы ещё мне ложечку за Комуи, Бака, Рувелье и Алена Уокера скушать предложили. Впрочем, нет – за Уокера как минимум половник съесть надо.
Как истинные джентльмены они взяли на себя роль заботливых сиделок и бесстрашных исследователей руин одновременно. Рэни же идея с экспедицией казалась в лучшем случае нерациональной. Что можно было найти там? Воображение нарисовало яркую эпическую картину того, как акума празднуют победу со всеми прилагающимися атрибутами – шампанским, воздушными шарами и конфетти.
Однако высказать своё мнение Эпштейн не успела – за ширмой раздался знакомый голос.
Оставив миску на тумбочке и забыв на миг о Кинси, Венхамме и их глупой затее, Рэни в мгновение ока вскочила на ноги, отчего голова вновь закружилась. Чуть не налетев на Ривера, смотрительница вышла в общую палату и увидела своего старого друга – Бака Чана – как всегда мелкого, но делового.
- Лягух! Где тебя черти носят?
Рэни крепко обняла Бака – учитывая соотношение в росте, со стороны это выглядело довольно забавно – и в наплыве дружеских чувств слегка подёргала за уши. Нет, она не допустит, чтобы его отправили под трибунал за взрыв главки. Да бог с ней, с этой главкой! Главное, что пока что он рядом с ней – растрёпанный, уставший, безуспешно пытающийся казаться деловым и уверенным в себе, но - рядом.
Внезапно Рэни осознала, как она компрометирует себя, обнимая в больничных шмотках, которые, по сути, даже не шмотки, а так, недорослика-Чана на глазах у всех. Мало того, что это может навести на разные неоднозначные мысли об их отношениях, так ещё и выглядит, мягко говоря, несолидно.

Очередность: Лоу, Аллен, Бак, Говард, Рэни. Курт и Ривер пишут в зависимости от того, насколько логически необходимы их посты. Рэни и Бак уходят следующим отыгрышем.

+1

58

- Не слушаем.- Аллен несколько смущённо, но лукаво улыбнулся, и Лоу почувствовала, что не в силах удержаться от ответной улыбки. Ну вот и как на него такого ругаться, скажите? "Невозможно..."- подумала девушка, заботливо протягивая экзорцисту кусочек за кусочком. Наконец, когда тарелка опустела, Лоу отставила её на тележку и уже хотела спросить, не хочет ли Уолкер немного отдохнуть, как он тут же сказал об этом сам, перед этим поблагодарив Фа за её заботу. Щёки девушки залил яркий алый румянец.- Не за что...- смущённо проговорила она.- Я в любое время...- девушка запнулась, прежде чем продолжить.- Едва ли это самое большее, что я могу для тебя сделать сейчас. "Жаль, правда, что от меня мало толку на поле боя..."- мелькнула мысль.- А сейчас тебе действительно стоит поспать. Я пока уберу это,- короткий кивок в сторону тарелок,- и вернусь.- Всё же, оставлять Аллена одного она не хотела. Однако планам Лоу Фа предстояла значительная корректировка. В следующую минуту к кровати молодого экзорциста подошёл Смотритель Азиатского подразделения.
- Ни хао, Аллен! Рад видеть тебя... Здравствуй, Лоу, как там поживает наш Гурди? Его кормили сегодня?
"Ох... Значит, Смотритель не в курсе, да?.. Только вот что же мне делать?"- Лоу запаниковала. "Бак-сама может рассердиться, что его не поставили в известность о передаче результатов эксперимента сотруднику другого подразделения... Не то чтобы это было чем-то секретным, но всё равно.." Впрочем, решение пришло само собой.
- Добрый день, Бак-сама,- кивнула девушка.- Хм... Поживает он довольно неплохо,- признала она, поспешно пряча в карман халата покалеченную руку. "А питается пальцами,"- мысленно закончила Лоу."Только Бак-сама не в курсе, так как он проводит в лаборатории куда меньше времени, чем остальные..."- Насколько я помню,- Фа задумчиво сощурила тёмные глаза, вспоминая висевший в лаборатории график,- сегодня была очередь Ши Фу кормить это чудо, но не могу гарантировать, что он исполнил свои обязанности... "Тем более, если вспомнить, чем они с Рикеем были заняты". Но я пойду поищу Гурди и удостоверюсь, что он накормлен,- девушка вскочила со стула.- Можете об этом не волноваться, Бак-сама!- заверила она начальника и поспешила к выходу, прихватив с собой тележку. В дверях Лоу обернулась: - Извини, что так получается, Аллен-сан... Но думаю, ты же пока немного сможешь побыть один?
------> Гостиная

+1

59

Услышав, что мальчик вознамерился отдохнуть, бедная Лоу, как показалось Аллену, едва не потеряла дар речи, в результате чего виновник данного казуса почувствовал себя несколько неудобно перед девушкой. «Надо было намекнуть мягче..» - растерянно подумал он, примерно так же и улыбаясь китаянке, которая в это время выразительно краснела и не замолкала ни на мгновение, не то пытаясь оправдаться, не то… В общем, Аллен не то чтобы очень хорошо разбирался в людях и их поведении, самым его развитым навыком был «поиск всего самого светлого и доброго», и применялся этот навык ко всему, что бегает, будь то Акума, только что покусавшая Уолкера собака или особенно раздражительный с утра Канда. К слову, прокачан был навык на все десять уровней из десяти, да. Но для объяснения текущего поведения Лоу Фа он был применим весьма слабо, потому экзорцист просто глупо улыбался и надеялся, что девушка не чувствует себя лишней, настырной, приставучей и тому подобное. В конце концов, она пришла, составила Аллену компанию, накормила его(!), и тот был ей за это безмерно благодарен.

- А сейчас тебе действительно стоит поспать. Я пока уберу это. И вернусь. – моргнув, мальчик несколько смутился и слегка закусил губу. Возвращение Лоу в его планы не входило. Он совершенно не имел ничего против общества китаянки, но в растрепанной седой голове неугомонного парнишки давно уже сложился хитрый план по исчезновении из лазарета, и если бы девушка вернулась, пришлось бы «выгонять» ее заново очередным «прозрачным» намеком. Либо притвориться спящим, но… что-то подсказывало Аллену, что Лоу тогда не уйдет, а будет сидеть рядом с койкой. А тогда сохранить обманку вряд ли удастся. В общем… хитрый план такой хитрый.

- О, смотритель Бак! – неожиданно воскликнула медсестра откуда-то из-за двери, и Аллен достаточно резко повернул голову на оклик. «Бак?» - тихо хмыкнув, мальчик снова приподнялся, после чего вовсе подался вперед и сел, не смотря на торчащие из руки иглы, тонкие шланги от которых не преминули переплестись, а кое-где – опасно натянуться. – «Что-то мне подсказывает, что ни поспать, ни сделать вид, что сплю, у меня не получится в ближайшие.. минут 20».
Вскоре после оглашения имени посетителя в палату затряхнулся и сам Смотритель. Невысокий, худой… всячески немыслимый, но, тем не менее, уважаемая личность, Смотритель Азиатского подразделения. Уолкер и сам уважал его. За имя, за заслуги, за отношение… и за несколько эпизодов, в которых Бак имел возможность сам непосредственно поучаствовать в жизни Аллена.
- Ни хао, Аллен! – на китайский манер поздоровался Чан, на что экзорцист, приветливо улыбнувшись, незамедлительно кивнул. - Рад видеть тебя...
- Взаимно, Смотритель Бак.
Закончив с официальной частью в адрес Аллена, блондин обратился уже к Лоу, причем, обсуждать они начали что-то… В общем, мальчик вдруг ощутил себя сильно не в теме. Бак спрашивал девушку о каком-то… видимо, животном, та отвечала, упомянув один раз Ши Фу. «Гурди?» - в процессе диалога между азиатами Уолкер неподвижно сидел на койке, рассеянно слушал и тупо хлопал большими серыми глазами. – «Что за странное имя.. И с каких пор научный отдел и глава Азиатского управления увлекаются животноводством?..» Параллельно из соседней палаты доносился чей-то говор, и мальчик стал непроизвольно прислушиваться к нему, узнавая голос Ривера и находя знакомым женский голос. Где же он его слышал?.. А когда этот самый женский голос неожиданно произнес плохо расслышанное предложение, в котором фигурировали слова «Уолкер», «половник» и «скушать», упомянутый в этом предложении опустил брови чуть ниже и несколько сдвинул их к переносице, от чего лицо его приняло относительно усталый вид. «Ками-сама, и тут про меня и половники… Хотя, чему я удивляюсь…»

А Бак и Лоу все говорили и говорили. Нет, на самом деле, говорили-то они немного, но Аллен ведь с нетерпением ждал, пока все свалят, и он сможет благополучно последовать за ними, уже не опасаясь болезненного пинка от Матроны. Едва мальчик успел вздохнуть и посетовать на собственную несчастную жизнь, как откуда-то со стороны второстепенного, к слову, мгновенно затихшего говора послышался решительный шум, после чего в палату влетело… Если честно, экзорцист даже не сразу определил гендерную принадлежность влетевшего, он просто молча выпал в большую каплю и с оторопелым видом наблюдал, как это самое нечто набросилось на Бака и едва не растерло его в процессе экспрессивных потискиваний. Нет, конечно, не узнать Рене Эпштейн – это тот еще смертный грех, но: во-первых, женщина была в настолько бесформенной больничной «ночнушке», что очертания даже ее внушительного бюста стали идентифицируемы только при непосредственном контакте с тщедушным телом Бака, а во-вторых, стрижка у мадам была весьма кроссгендерной, по мнению все того же Уолкера. Однако, определение личности кары, постигшей несчастного Смотрителя, ничуть не уменьшило растерянности мальчика.

«Рене-сан? А… а она-то что тут забыла? В лазарете Азиатского управления.. Тоже пришла.. ? Нет, она же в больничной одежде…» - только сейчас осознав это, паразит округлил глаза. – «А с ней-то что приключилось?» - через мгновение мыслительный ряд был несущественно дополнен. – «И почему мне не выдали хотя бы вот такой ночнушки?!»
По поводу того, что Смотрительница Американского управления безжалостно тискает Смотрителя Азиатского, Уолкер даже не стал грузиться. В любом случае, усиливать на лице выражение глубокого офигения было уже некуда.

- Утра, господа.
Еще один знакомый голос заставил слегка вздрогнуть и бесцеремонно вышиб из вполне оправданной прострации.
- Линк? – обернувшись на голос, Аллен с удивлением признал в очередном посетителе уважаемого товарища инспектора. Первым порывом было спросить: «Ну а ты-то что тут делаешь?», но уже в следующее мгновение стало ясно, что вопрос не актуален. В конце концов, ватиканский прихвостень был приставлен к счастливому владельцу Белого Ковчега в качестве надзирателя, и, на самом деле, было удивительно, что он не стоял над душой уже тогда, когда Уолкер только-только продрал глаза и отошел от своего полу-летаргического сна. «Теряешь хватку, инспектор.» - не без ноток ехидства подумал экзорцист, немного наклоняя голову вперед и разбавляя адресованный Линку взгляд растрепанными белыми прядями челки.
- Я пришел проведать вас. – он коротко кивнул. - Надеюсь ваше самочувствие хоть немного лучше вашего внешнего вида.
- А что, у меня очень плачевный внешний вид? – слабо улыбнувшись, Аллен поднял свободную от капельниц левую руку и небрежно почесал ногтями противоположное плечо. – Если так, что самочувствие и правда лучше.
- Надеюсь вы не попытаетесь покинуть лазарет в ближайшее время?
Ох, какой это был наивный вопрос. Уж кто-кто, а Линк прекрасно знал ответ на него. Или это было такое тонкое и хитрое психологическое воздействие на пациента в целью снизить его мотивацию к побегу? Тоже наивно. Мотивация Аллена к скорейшему исчезновению из лазарета неизменно было железной.
- Глупости какие. – напустив на себя наиневиннейший вид, мальчик поднял уже обе руки на манер «сдаюсь», лишний раз игнорируя несчастные капельницы, при этом пала проколов незамедлительно начала кровоточить, и Уолкер поспешил опустить руку. – Нхе.. – он рассеянно улыбнулся, глядя на тонкие алые струйки, скользящие по бледной коже, и быстро перевел взгляд на Лоу, опасаясь, как бы она этого не заметила, но та уже направлялась к выходу из палаты.
- Извини, что так получается, Аллен-сан... Но думаю, ты же пока немного сможешь побыть один?
Бросив эту фразу, девушка поспешно скрылась из вида, и экзорцист облегченно вздохнул, возвращаясь к инспектору.
– Как я могу допускать такие мысли в таком состоянии. – и хитрый лисий прищур блестящих серых глаз до кучи. Кажется, врать Аллен не то не умел, не то не очень-то и старался.

Отредактировано Allen Walker (03-11-2010 07:11:42)

0

60

Новость о том, что с Гурди, их мохнатым чудом, все хорошо, не могла не порадовать Бака. "Все-таки, Лоу Фа добросовествный стажер, - проводив взглядом спешно удалившуюся на поиски лабораторного "плода чернокнижия" девушку, подумал смотритель. - Исполнительный. Нам нужны будут такие специалисты. А Шифу, если он не выполнил свои обязанности и не оправдал оказанного ему высокого доверия, я... отстраню от нашего проекта!" - решил он.
Лоу ушла, и теперь Чан мог задать Аллену пару вопросов по поводу нападения на Главное Управление. Ведь связного ответа от Комуи он так и не получил. Но Бак был бесцеремонно прерван... появлением Рэни, - уж её-то он ни с кем не мог спутать! - внезапно подбежавшей к нему и тут же заключившей в дружеских объятиях. Судя по тому, насколько крепкими были эти объятия, чувствовала она себя вполне хорошо и упадком сил не страдала. Бак был ужасно рад тому, что они все-таки встретились, и что с Рэни все в порядке, но все равно стал вырываться. Во-первых, это была с годами выработанная привычка - Чану ведь частенько приходилось отбиваться от Фоу, которая хватала его, чтобы впечатать в ближайшую стенку. Во-вторых, несолидно это как-то - двум смотрителям обниматься в лазарете. Ну а в-третьих, у Эпштейн были ужасно холодные руки, и когда гигантская женщина схватила Бака за уши - его аж передернуло.
- Сама ты лягушка зеленая! - воскликнул он в ответ на её радостный приветственный возглас. - Руки холодные - точно как у лягухи!
Поняв, в конце концов, что сопротивление бесполезно, смотритель решил, как говорится, расслабиться и получать удовольствие, и тоже крепко по-дружески обнял Рэни обеими руками за талию.
- Ты не представляешь, как я рад, что ты в порядке!
Нет, она не могла вернуться ни к каким сомнительным экспериментам, Комуи наверняка все не так понял. Ну а даже если допустить, что он и прав - Бак сделает все возможное, чтобы ей не пришлось больше этим заниматься. Хотя, насчет экспериментов лучше было бы спросить у самой Рэни: правда это или только слухи. Но о подобных разговорах в присутствии Аллена и речи быть не могло.
- Утра господа, - знакомый голос заставил Чана обернуться, а в следующий момент смотритель спешно отстранился от Эпштейн, потому что к компании стремительно приближался инспектор Линк, на глазах у которого компрометировать себя и других надо было с умом. Ходили слухи, что инспектор где чего увидит-услышит - в книжечку запишет, а в семь, в аккурат, - к Рувелье на доклад.
- Доброе утро, - поздоровался в ответ Бак. Для него это утро было отнюдь не добрым, но, кто знает, может, у инспектора дела обстояли совсем иначе?
В лазарете было слишком многолюдно, Чан едва ли мог обсудить здесь с Рэни все то, что собирался. Поэтому он подозвал медсестру и распорядился:
- Принесите смотрителю Эпштейн одежду, она уже достаточно хорошо себя чувствует, - Бак подмигнул своей "гигантской женщиние". - Я подожду тебя у выхода. Секретарь Рувелье, - да, именно так, официально, это между собой они могли бы назвать его просто " дядькой Малкольмом", - наверное, всех нас уже заждался.
Пожелав на прощание удачи инспектору и скорейшего выздоровления - Аллену, Чан направился к выходу. Там он по привычке подпер стеночку и окинул лазарет хозяйским взглядом. Он надеялся увидеть ещё кого-нибудь из знакомых, но большинство больных и раненых отгородились ширмами.
Дождавшись, когда Рэни приведет себя в порядок, Бак вместе с ней покинул лазарет.

-------------> Планёрка

+1

61

Жалкая попытка Чана парировать подкол была пропущена Рэни мимо ушей. Бак редко мог ответить что-то, более убедительное,  чем "Сама такая!" Такой уж он был человек.
- Ты не представляешь, как я рад, что ты в порядке!
Услышав эти слова, Рэни улыбнулась в ответ. Она тоже была рада видеть Бака на свободе - то, что несколько последних месяцев она сотрудничала с Центром и Рувелье, ещё не значило, что она забыла старых друзей. Чан был одним из них. И как бы сильно не хотелось продвинуть вперед проект "третий экзорцист", как бы не были сильны страх и уважение к секретарю Рувелье, эта дружба стоила много большего. Когда Бак был рядом, одиночество сдавало свои позиции. А уж кем их считали в Ордене - соперниками, любовниками или комедийным дуэтом - не имело значения.
- Утра господа, - внезапно раздалось за спиной.
Голос принадлежал инспектору Линку. Эпштейн ценила его как исполнительного и толкового сотрудника, однако, старалась давать ему как можно меньше поводов для сомнений в её лояльности Ватикану - глаз у парня на такие дела был намётанный. Бак сразу же шарахнулся в сторону и поздоровался. Рэни хотела было сказать, что утро добрым не бывает, но решила воздержаться от ехидных комментариев и просто поздоровалась:
- Утро доброе, - и, обведя взглядом помещение, добавила, - всем собравшимся.
А среди собравшихся оказался вьюноша бледный со взором горящим - точнее, с удивительным глазом, видящим души акума. Видимо, инспектор Линк явился сюда для того, чтобы конопатить мозги ему, а не смотрителям, что не могло не радовать.
- Принесите смотрителю Эпштейн одежду, она уже достаточно хорошо себя чувствует. Я подожду тебя у выхода. Секретарь Рувелье, наверное, всех нас уже заждался, - сказал Бак, подмигнув Рэни.
Честно говоря, Эпштейн всё равно чувствовала себя нехорошо - в основном из-за странных взглядов, направленных в её сторону, однако, как раз по этой прчине она была непротив покинуть лазарет.
- Надо же, ты просто  мои мысли читаешь!
Рэни прошла вслед за медсестрой и через пару минут предстала перед собравшимися при параде - в смотрительском плаще поверх безрукавки и брюк и с "розой ветров" на груди. Заглянув к Риверу и Курту, она пожелала им удачи, затем насколько это было возможно, приветливо, попрощалась с остальными знакомыми и незнакомыми, и вышла вслед за Баком.

------- > Кабинет Бака --------> Эпизод "Планёрка"

+1

62

Линка крайне огорошило то, что за компанию с Баком и девушкой из Азиатского подразделения в комнате находилась еще и Рени Эпштейн. С начальство Говарду сейчас хотелось не встречаться. Все таки не факт, что они в курсе о его отсутствии рядом со своим подопы...эм.подопечным. В прочем, кажется на радость инспектора, Эпштейн сейчас была больше заинтересована в Бак Чане, чем в его скромной персоне, которую похоже вообще не заметила. Но вздохнуть спокойно он смог лишь когда раздражитель в виде начальства и прочих шумных личностей скрылся за дверью. Линк коротко проводил всю честную компанию взглядом, а затем перевел его на Уолкера.
Тот вкладывал весь свой актерский талант что бы выглядеть пай-мальчиком. Одно это уже было явным признаком, что на данный момент экзорцист врет с три короба и так ненавязчиво навешивает на уши инспектора кило так три Доширака.
Ну-ну, сама невинность и наивность, как же. Хотя с его стороны действительно наивно думать, что я на это поведусь. В прочем, возможно он на это и не рассчитывает, а просто валяет дурака...Хотя такое за ним не замечалось обычно... Ладно, разберемся.
– Как я могу допускать такие мысли в таком состоянии. - Отвлек Линка голос парня. Инспектор поднял на него глаза и встретился с хитрым взглядом.
Значит действительно придуривается... - вздохнул Говард и подошел к Уолкеру.
- В таком - куда угодно, если я хорошо вас знаю. И думаю у меня было достаточно времени, что бы вас изучить. - Линк взял немного ваты, смочил их спиртом и стал осторожно протирать кожу вокруг игл капельниц, мимоходом стирая кровь. Что бы было удобнее он сел на стул, который ранее занимала госпожа Лоу Фа. Закончив, Линк снова посмотрел на Аллена тяжелым как бетономешалка взглядом.
- Но я искренне надеюсь, что госпожа Матрона отловит вас раньше, чем вы наделаете глупостей и снова куда-нибудь ввяжетесь. Лично за этим прослежу, коль за вами не удалось. Может впредь умнее будете, а слоновьи уши многим даже идут. - Говард склонил голову к плечу и продолжил - Так как все самые важные действия я пропустил, не могли бы вы мне рассказать, как умудрились дойти до такого состояния...в очередной раз?

+4

63

Когда оба Смотрителя покинули помещение, Аллен проводил их косым взглядом такого насыщенного содержания, что даже удивительно, как у тех промеж лопаток не появилось «Ну наконец-то». «Меньше народу – больше кислороду», как говорится, а так же меньше шума и внимания к собственной персоне, которая, разумеется, по-прежнему трепетно хранила намерение слинять. Почему Аллену так патологически хотелось покинуть лазарет вне зависимости от того, насколько тяжело его состояние? Ну, это просто. Экзорцист знал, что он силен, хотя никогда не считал себя имба-солдатом, который аки супермен вдруг появляется на поле боя и уже одной только своей супергеройской кармой обращает врага в бегство. Аллену досталась целая пачка козырей – проклятый глаз, Белый Ковчег с приложением в виде 14ого, синхронизация с Чистой Силой выше 100%, сама Чистая Сила, склонная к самовосстановлению – и козыри эти в сумме имели весьма приличный вес. А когда ты имеешь силу, ты же и несешь за нее ответственность. Потому Уолкеру казалось, что он просто не имеет права тратить драгоценное время, отлеживаясь на койке. Чтобы потом он вышел, и оказалось, что в то время, пока он грел собой жесткий матрац, на какой-нибудь миссии погиб какой-нибудь молодой экзорцист, которого действительно можно было спасти? Нет уж, спасибо.
Более того, побег из лазарета – это каждый раз такая колоритная авантюра.. Адреналин и все такое, ведь стоит попасться на глаза адской женщине по имени Матрона, и черноорденский пакман будет окончен печальным «Game оver» с последующим возвращением на первый левел – в палату. Кто сказал, что Аллен не был авантюристом? Хах, одна только его нежная привязанность к шулерству в азартных играх чего стоила. Просто на войне с Тысячелетним этой черте характера седого мальчишке чаще всего было попросту негде появляться.

А инспектор Линк, тем временем, всем своим угрюмым видом показывал, что насквозь видит светлую голову «везучего» экзорциста и вовсе не разделяет склонности последнего к опасным авантюрам.
- В таком - куда угодно, если я хорошо вас знаю. И думаю у меня было достаточно времени, что бы вас изучить. – Аллен тихо хмыкнул и отвел взгляд в ближайшую стену, напомнив шаловливого ребенка, которого пытается поругать какой-нибудь не особо авторитетный взрослый.
Усевшись на стул, на котором еще пару минут назад сидела китаянка, Линк занялся обработкой кровоточащих проколов на руке экзорциста. Один раз комок ваты, не смотря на почти хирургическую аккуратность инспектора, таки попал по игле, та отклонилась в сторону и больно ковырнула проколотую кожу, из-за чего Аллен вздрогнул и, скорчив не самую довольную мордочку, перевел взгляд на горе-медбрата. В общем, рекомендовать быть осторожнее он не стал, Линк и так старался, очень уж сосредоточенная у него была физиономия. Более того, Уолкер поспешил «сделать лицо попроще», как только инспектор вновь наградил своего подопечного взглядом, которым при большом желании можно было бы испепелить на месте.
- Так как все самые важные действия я пропустил, не могли бы вы мне рассказать, как умудрились дойти до такого состояния...в очередной раз?
Моргнув, Аллен несколько растерялся. До него только сейчас дошло, что товарищ инспектор, который, собственно, должен был неусыпно следить за мальчишкой, гонял балду где угодно, но только не на положенном ему месте, а если учесть произошедшее, то… в общем, Линку грозили некоторые проблемы, это было ясно.

- Ну.. – слегка нахмурив брови, экзорцист уперся взглядом в неактивный сейчас крест Чистой Силы на тыльной стороне ладони собственной левой руки, так что даже самому тугому барсуку стало бы ясно – говорить о происшедшем он не хочет. – Я почти ничего не помню. – впрочем, ограничение одним только этим ответом мальчик нашел слишком уж неубедительным, а потому вздохнул и продолжил. – Помню, что на Главное управления напали.. Акума, Нои.. Я почти ничего не видел, мной занялась Роад. – и без того нахмуренные брови опустились чуть ниже, выдавая сосредоточенность с оттенками досады. – Потом был Генерал Тидолл.. Они эвакуировали персонал.. – решив, что рассказывать о том, как его сгребли в охапку и запихнули в «телепорт», это несолидно, эту часть Уолкер опустил. – Эвакуировали через Ковчег. Помню, как я оказался там, почему-то, уже один. Потом…

Бесконечные ряды ровных чистых стен уютного кремово-желтого цвета, дорога, запертые окна и цветущие цветы на подоконнике. Тишина, спокойствие. Нет ветра, нет звуков. Нет ни друзей, ни врагов, ничего нет. Нет ни счастья, ни боли, ни памяти. Нет тревоги, нет горьких разочарований и фатальных провалов. Нет смерти. Ровно как и нет жизни. И словно голос зовет прогуляться по мостовой, бесшумно ступая по обтесанным камням, но здесь нет голоса, не может быть. Нет ничего. Только просторные теплые объятья желанного вечного покоя на тонкой несуществующей грани между жизнью и смертью. Покой. Только покой. Никакой больше тревоги, никакого страха.
Один лишь только сладкий серый покой, которого так жаждет истерзанная душа…

- …ничего не помню. – наконец, закончил фразу Аллен, коротко моргнув и смахнув тем самым мутную поволоку, на мгновение покрывшую стеклянные серые глаза мальчика. – Совсем ничего.

0

64

Только взглянув в глаза мальчишки, Говард понял, что нападение -  это последняя тема, на которую Уолкер хотел бы вести светские беседы. И даже не стал дожидаться ответа. Не хочет и бог с ним. Есть масса людей, у которых можно было бы выудить информацию, а уж Линк отлично умел это делать.
- Ну.. Я почти ничего не помню.
А скорее и вспоминать не хотите. Что ж, похоже на вас. - Инспектор задумчиво склонил голову к плечу, всем своим видом показывая, что он слушает и внимает.
– Помню, что на Главное управления напали.. Акума, Нои.. Я почти ничего не видел, мной занялась Роад.  Потом был Генерал Тидолл.. Они эвакуировали персонал..
Ну, нападение и я отлично помню. Все же склероз, тьфу-тьфу-тьфу, что б не сглазить, не часто посещает мою голову... И Тидола...помню... - по лицу Линка скользнула едва заметная гримаса, когда он вспомнил сию сцену у фонтана. Он,  полупьяные с похмелья экзорцисты и генерал, выговаривающий, ему же, Линку. Как всегда самый трезвый самый виноватый. Говард поспешил взять себя в руки и стал снова внимательно разглядывать Аллена.
– Эвакуировали через Ковчег. Помню, как я оказался там, почему-то, уже один. Потом... ничего не помню. Совсем ничего.
Ну-ну. Это по-этому у вас были глаза как у трупа?  От полного отсутствия воспоминаний? Что ж, будем считать, что я поверил. Пока. - инспектор коротко вздохнул.
- В принципе, ничего нового вы мне не сказали... Хотя и подозреваю, что сказали мне не все. Но это сейчас ваше право. Так как я отсутствовал, то не имею возможности уличить вас во лжи, да и знаете, желания пока такого нет. Еще успеется. Будем считать что вам повезло.
А вот мне наоборот...Очень не повезло...Ладно, не казнят же меня за это. Хотя знаю Рувелье...уж лучше бы казнили... - Линк постарался отогнать невеселые мысли и снова вернулся к подопечному.
- Вас хоть кормили? Я конечно понимаю, вы всегда выглядите так, будто не ели месяц, и съесть слона для вас не проблема...но на данный момент вы что-то совсем...еще чуть-чуть и я не смогу за вами наблюдать хотя бы потому, что сложно уследить за тем, кто помещается за шваброй. - Говард недовольно нахмурил брови.

+2

65

- В принципе, ничего нового вы мне не сказали... Хотя и подозреваю, что сказали мне не все. – Аллен скосил глаза на инспектора, и в поблескивающей из-под растрепанных белых прядей серебристой радужке мелькнуло явное «Только больше не спрашивай». - Но это сейчас ваше право. Так как я отсутствовал, то не имею возможности уличить вас во лжи, да и знаете, желания пока такого нет. Еще успеется. Будем считать что вам повезло.

« Желания нет?» – экзорцист не сдержал легкой улыбки. – «Интересно, а если бы у тебя была возможность, ты бы это сделал? Хотя, что за вопросы.»
И правда, такие вопросы не были актуальными. Быть может, Уолкеру и хотелось бы видеть в Линке своего друга, настоящего друга, которому можно доверить самые сокровенные секреты, но он никогда не позволял этому желанию подавлять здравый смысл. У Аллена вообще в принципе не было таких друзей, которым бы он доверял самое сокровенное, даже Линали – и та чаще всего обо всем догадывалась сама, после чего могла дать мальчишке задушевного пинка за скрытость, за нежелание грузить близких своими страхами и проблемами. А Линк был обыкновенным солдатом, цепным псом Ватикана, и задание его состояло, собственно, в том, чтобы все самое сокровенное, что он сможет вызнать об Уолкере, преподнести на Ватиканское обозрение на блюдечке с голубой каемочкой. Дружба в таких условиях если и получится, то весьма посредственной. Если Аллен и замечал краем глаза в инспекторе какие-либо признаки заботы и привязанности, быть может, сочувствия, он не придавал этому значения. Да, Линк был обычным живым человеком, но слишком вымуштрованным человеком, чтобы прям так сходу ему доверять, не смотря на патологическую доверчивость проклятого экзорциста. Да, Аллен был и оставался совсем юным парнишкой с повышенной наивностью, ему хотелось верить в то, что все вокруг – друзья, что всем вокруг можно и нужно доверять, и что те не обманут и поддержат, но реальность была куда более жестокой, и уж кому-кому, а Уолкеру это пришлось на себе проверить не один десяток раз.

«Собственно, нужно будет получше разобраться с тем, что произошло..» - экзорцист задумался, благополучно отодвинув присутствие в палате Говарда на второй план. – «Почему я вообще проник в Ковчег не со всеми вместе, а оказался один? И это чувство.. Никогда не чувствовал ничего подобного.. И это опасно, почти уверен, что опасно. Нужно будет придумать, как с этим бороться.. Как я справился в этот раз? Почему я так плохо это помню.. «

- Вас хоть кормили?
Разумеется, одно только упоминание о еде вышибло Аллена из глубоких размышлизмов, он вскинул голову и ровно секунду смотрел на инспектора глазами голодного щенка, требующего вкусненького, после чего опомнился и помотал головой.
- Да, да, конечно. – рассеянно пробормотал экзорцист, для убедительности кивнув головой. – Не то чтобы очень сытно, но вкусно, даже с десертом.. – легкая, но довольная улыбка тронула тонкие бледные губы мальчика. – Мне сказали, что после долгой голодовки много есть нельзя, умереть можно. А я совсем не хочу. – он мило зажмурился, с улыбкой склонив голову к плечу.

+1

66

Будь у Линка с собой косточка, он непременно бы не удержался б от соблазна отдать ее подопечному. Уж больно просящими были у того глаза. Голодный песик, часть вторая.
Однако довольно быстро, словно о чем то вспомнив, "песик" взял себя в руки.
- Да, да, конечно. Не то чтобы очень сытно, но вкусно, даже с десертом... Мне сказали, что после долгой голодовки много есть нельзя, умереть можно. А я совсем не хочу.
Ну-ну, не хотите...По вашему поведению и поступкам это более чем заметно. Спорю на корову, которой у меня нет, против Чистой Силы, которой у меня никогда не будет - стоит мне покинуть лазарет - и можно смело идти отлавливать вас где-нибудь вблизи ковчега, где вы рветесь спасать весь мир ото всех и вся, не щадя живота своего...И вам совсем пофиг, что порой миру нужно отдохнуть от вас и вашего вечного спасения...У него ж так мигрень скоро начнется при виде вас, равно как и у всей Ноевской семейки. Про акум я вообще молчу - у тех аллергия, он сразу уничтожаются... - правда вслух свои мысли Говард озвучивать не стал. Не хватало ему еще, что бы подопечный смотрел на него как на умственного инвалида первой группы. И так он не особым уважением и почтение в Ордене пользуется. Авторитет ниже плинтусов, по моральным качествам его поставили где-то между инфузорией туфелькой и дождевым червем, а уж совесть у него наверняка считают явлением атрофированным.
- Что ж, раз так сказал врач, я не вижу смысла навязывать свою точку зрения. Надеюсь, что вы поступите так же и я не обнаружу вас в ближайшее время в столовой, поглощающим годовой запас продуктов. Бюджет знаете ли, беречь надо - Линк снова сделал морду фикусом, однако немного подумав, решил смягчится и даже разорился на легкий намек от улыбки - Впрочем, если вас совсем уж невмоготу, я могу принести пирог...Не думаю, что от него будет много вреда... Хотите? - Инспектор вопросительно посмотрел на мальчишку, офигевая от своей щедрости и мягкости.
И пусть после этого кто-нибудь попробует сказать, что я тиран и деспот...

Отредактировано Говард Линк (21-11-2010 15:38:43)

+1

67

Мужчина так был увлечен своей идеей отправиться на экспедицию в руины ГУ, что практически моментально ушел в себя, почти не реагируя на происходящее вокруг. Покопавшись в карманах халата, он нашел потрепанный блокнот и ручку. Венхам, занятый размышлениями, как-то и не обратил особого внимания на Рэни, которая чуть было не сбила его с ног и выбежала из-за ширмы. Он же, отыскав взглядом стул, уселся на него поудобнее и открыв блокнот на первой попавшейся чистой странице, начал составлять план.
"Значит так, экспедиция. Из сотрудников НО отправляюсь я, плюс Кинси, если захочет... Неплохо было бы прихватить кого-нибудь еще, но Рэни сейчас отпадает, это точно. Смотрителей никого не трогать, так что... Кого-нибудь из стажеров Азиатки можно взять. Им полезно будет. Ну, если по дороге на кого-нибудь наткнемся, то тоже можно будет взять." Уверенным почерком, кстати, мелким и не очень разборчивым, как у многих врачей, Ривер написал в начале листа:

Экспедиция в руины ГУ ЧО.
Отправляются: Ривер Венхам (организатор), Курт Кинси(?)
Экзорцисты:

На последнем слове ученый задумался. Кого можно было бы с собой взять? Сейчас большинство было либо уже отправлено на задание, либо отлеживались в мед.пункте из-за своих ранений. "Так... Надо будет спросить у кого-нибудь из медсестер, кто в боевом состоянии, а там уже и дальше будем двигаться..."
От раздумий его отвлекла Эпштейн, вернувшаяся к ним со словами удачи, а затем сразу же удалившаяся в неизвестном направлении. Что-то пробормотав ей в ответ, мужчина поднялся и вышел из-за ширмы. И на глаза ему попался Линк, как цербер стоящий возле Уолкера.
"Боже, опять этот надзор... Ну неужели так сложно оставить мальчика в покое." Вздохнув, Ривер остановился в паре шагов от инспектора.
- Утро доброе. - ученый чуть улыбнулся. - Аллен, как твое самочувствие? - седовласый экзорцист сразу же был рассмотрен как участник экспедиции, если, конечно же, будет в добром здравии. - Есть одно важное задание, не хочешь присоединиться к нашей исследовательской группе?.. - закончив говорить, мужчина настороженно покосился на Линка: как бы тот не стал возмущаться еще... "Хотя... можно и его поэксплуатировать и взять с собой. И за Алленом как раз наблюдать будет."

Отредактировано Reever (28-11-2010 21:15:27)

+3

68

Суматоха, которую Кинси не так давно застал в столовой, кажется, добралась и до мед. пункта. Двери то и дело хлопали, мед. сестры ворчали, а из-за ширмы раздавались голоса новоприбывших поситителей. Курт не обращал на это все внимания. Он с умилением следил за тем, как Рэни уплетает свой бульон, и иногда перебрасывался какими-то фразами с Ривером. В этот момент мир для него сжался до этой небольшой территории ограниченной ширмой. Но ощущение пьянящего покоя и уюта были не долгими. Очередной скрип входной двери и знакомый голос Бак Чана свели всю атмосферу на нет. Едва услышав местного смотрителя, Рэни сразу же вскочила с кровати как ужаленная и, оставив миску на тумбочке покинула "мир Кинси в миниатюре". Проводив ее взглядом, Курт едва заметно ухмыльнулся. "Ну, снова здравствуй жестокая реальность". Глаза светловолосого потухли, вновь обретя свою стальную непроницаемость, а уголки губ, до этого упорно желающие ползти вверх, опустились. Ревновать Эпштейн к Баку было глупо, но, услышав, как она обрадовалась его появлению, Кинси все же расстроился. "Дурак, сколько же можно себя обманывать, ты для нее просто коллега, вернее, ассистент". Вспомнив о том, что он здесь вообще то не один, Курт взглянул на Ривера. Тот восседал на стуле и что-то увлеченно писал в своем блакноте. "Надеюсь, он не ведет дневник? Если ведет, то сейчас, наверное, строчит что-то вроде - Дорогой дневник, Курт, как влюбленные девочка, чуть не расплакался, когда Рэни вышла. Думаю, не подарить ли ему на Рождество платье и набор платков , чтобы было чем слезки подтирать" Шутки шутками, но ведь в этом сумашедшем мире возможно все, поэтому, в следущее мгновение, Кинси, тихо подкравшись к Венхамму, начал беспардонно читать его записи.
- А почему я под знаком вопроса? - уверенно отчеканил Кинси, смотря Риверу прямо в глаза. - Зачеркивай его к чертовой матери, я в деле. Закончив фразу, он хотел сказать что-то еще, но в это мгновение вернулась Рэни одетая уже в свою одежду. Скомканно попращавшись, она пожелала им с Ривером удачи и опять исчезла, на этот раз покинув не только территорию огороженную ширмой, а мед. пункт вообще. Курту, вдруг, впервые за долгое время захотелось напиться до состояния " я стекл как трезвышко", но он сразу отогнал от себя эту мысль. В алкоголе топят свою горечь слабаки, а он, Кинси, мужик и топит свои неудачи в работе. "Соберись тряпка, тебе это невпервой, давно пора бы привыкнуть" Как только Эпштейн ушла, Ривер поднялся со стула, оттодвинул ширму, и вышел на общую территорию. Курта здесь тоже больше ничего не держало и он последовал примеру друга. Кивнув в знак приветствия Говарду Линку, которого он практически не знал и лишь здоровался с ним при редких встречах, светловолосый встал чуть поодаль от Венхамма и начал рассматривать Аллена. Когда-то Курту уже приходилось видеть этого юношу в главном управлении, к сожалению, после весьма печальных событий. Они не были представлены друг другу ранее, и сейчас прерывать Ривера, который сходу взял быка за рога, чтобы исправить это, Кинси совершенно не хотелось. Поэтому, отложив знакомство с Уолкером на более подходящий момент, Курт просто стоял и по простоте душевной бесцеремонно разглядывал его.

Отредактировано Kurt Kinsey (29-11-2010 04:29:19)

+2

69

Кажется, Аллен впечатлился щедростью Линка не меньше, чем сам инспектор.
- Пирог?..
Ну надо же, уважаемый товарищ Ворон пришел поругаться, а теперь пирог предлагает. А Уолкер прекрасно помнил, что повар из инспектора очень даже приличный. «Вот бы он каждый раз так ругаться приходил…»
- Хо… Хочу, конечно! – воодушевленно отозвался экзорцист, всем своим видом показывая, что душа за пирожок уже продана, осталось только кровавую подпись поставить. Визит Линка явно приобрел один из самых приятных для седого мальчишки оттенок.

- Утро доброе.
Моргнув, Аллен перевел взгляд на вышедшего из-за ширмы Ривера, параллельно поставив под сомнение тот факт, что сейчас утро. Как-то он впервые задумался над тем, сколько, собственно, нынче времени. Ну, раз Ривер говорит, что утро, значит, наверное, утро.
- Доброе.. – мальчик рассеянно улыбнулся и заметно оживился после неожиданного предложения, как-то не задумавшись над тем, что факт наличия совсем рядом Линка сильно снижало вероятность легкого отверчивания от дальнейшего отдыха в лазарете. – Важное задание? Разумеется, я в порядке! – коротко глянув на иглы капельниц в руке, Уолкер едва заметно нахмурился. – Ну, почти.. Это совсем ненадолго. – в голосе его было удивительная уверенность. Экзорцисту просто не хотелось, чтобы сейчас Венхам разочарованно вздохнул и, списав Аллена в массу покоцанного балласта, направился на дальнейшие поиски, даже не смотря на то, что мальчик и сам чувствовал – до полного восстановления отдыхать ему придется еще неделю, если не больше. Но разве он мог в этом признаться кому-нибудь, включая самого себя?
Теперь оставалось ждать, что же решится. Свое мнение Аллен высказал коротко и ясно, его, впрочем, можно было даже не спрашивать, все знали, что этот пострел всегда везде поспевал, даже если при этом ему приходилось волочить за собой полу-оторванные конечности. К слову, мнение Линка тоже было известно заранее, инспектору сейчас сам Бог велел начать громко возмущаться и размахивать руками, а разве ж Ватиканский выкормыш мог противиться Божьему велению? Оставался Ривер, собственно, ключевая фигура в данной едва успевшей начаться беседе. Именно на эту фигуру Уолкер и обратил свой взор, пропитанный фразой «Ну-ну, возьмите же меня на задание, разве не видно, как я туда хочу!». Ну, изредка этот взор еще скашивался на подозрительную личность, стоящую неподалеку и беспалевно разглядывающую пациента.

+1

70

Линк едва не улыбнулся, увидев,какую радость вызвало в Уолкере упоминание вкусности.
Отлично, ключ к сердцу по крайней мере данного индивидуума найден. Поздравляем Линк.
Однако не успел инспектор себя поздравить как из-за ширмы вывалились Ривер Венхам и еще одно неопознанное белобрысое существо.  Говард кинул на них вопросительно-неприветливый взгляд. Что-то ему подсказывало, что радости от сего визита он получит мало.
- Утро доброе. Аллен, как твое самочувствие?  Есть одно важное задание, не хочешь присоединиться к нашей исследовательской группе?..
Правильно я так думал...
О, Уолкер разумеется тут же всех заверил, что здоров как бык после мясокомбината. Линк посмотрел на него со всем скепсисом, на который был способен. Потом весь этот скепсис вместе с взглядом перевел на Ривера.
- Господин Венхам, извините конечно за грубость, но у вас случайно не было недавно никаких проблем с глазами? - Линк все силы старался приложить, что бы говорить спокойно и четко, а не угрожающе цедить сквозь зубы в лучшей манере Канды Юу -Неужели вы сами не видите, что состояние моего подопечного далеко от идеального так же, как вы от Нобелевской премии? И на какое же задание вы его в таком виде хотите отправить? Сейчас максимум, на что способен господин Уолкер - это вызывать жалость у сердобольных старушек.
Блин, тоже мне нашли здорового...Да что б тебе в таком состоянии от Комуринов бегать, Венхам! И только попробуй спорить.... - раздраженно думал Говард. На белобрысое нечто, молча маячившее за спиной Ривера Линк даже внимания не обратил.

Отредактировано Говард Линк (06-12-2010 23:00:39)

+3

71

<------ Гостиная
Не торопиться обратно, в медпункт, Лоу себя почти заставляла. Да, конечно, там был Аллен, но не следовало забывать о том, что за ней ещё следует Токуса, который тащит на себе мистера Дарка. Сидевший у девушки на руках Гурди пытался вырваться и вообще выглядел недовольным, но китаянка лишь крепче прижала зверька к себе и продолжила свой путь по родному подразделению.- Потерпи немного, и я отнесу тебя в лабораторию, а потом покормлю. Сейчас только покажем господам экзорцистам дорогу в медпункт и навестим Аллена...- Да. Без этого было никуда. Лоу всё ещё беспокоилась о том, как он там, успел ли отдохнуть, не понадобилось ли ему чего во время её отсутствия... Сзади послышались голоса экзорцистов, и девушка облегчённо вздохнула. "Раз уже болтает, значит точно жить будет. А остальное наши врачи вылечат... Что бы там ни было".- Ну, вот мы и на месте. Очень вам благодарна за помощь, господин Токуса,- произнесла она, обращаясь к третьему экзорцисту. Затем придержала дверь, чтобы он со своей "ношей" мог войти, и сама зашла следом. К ним навстречу тут же устремилась стайка медсестёр, смотревших на Сумана с долей тревоги, а на сотрудницу Научного отдела - вопросительно.- У мистера Дарка вдруг заболела рука, настолько сильно, что он упал и почти потерял сознание,- коротко пояснила Лоу.- Теряюсь в догадках, "-хотя определённые мысли всё же есть... -" что могло стать причиной болевого импульса такой силы... Но нашего оборудования ведь достаточно, чтобы выяснить это и... помочь ему?- Медсёстры кивнули, и на губах девушки появилась слабая улыбка.- Это хорошо... Да, тип Чистой Силы...
- Паразитический,-произнесла одна из медсестёр, отрываясь от каких-то записей.- Ты можешь идти, Лоу, тут уже мы сами разберёмся. А тебе, наверное, стоит отнести это чудо в лабораторию?- кивок в сторону Гурди.
Улыбка пропала. "Ещё один с паразитическим типом, да?.. Ещё один, чуть более особенный, чем все остальные..." При следующих словах медсестры Лоу почувствовала себя виноватой. "Наверное, и правда не стоило приносить Гурди сюда".- Я ненадолго, загляну только к Аллену и сразу в лабораторию,- пообещала она.
- А у твоего Уолкера, кажется, гости...- рассеянно заметила медсестра.
"У моего?"- девушка покраснела.- Тогда тем более не буду надолго навязывать своё внимание,- произнесла Лоу и зашла в лазарет. Подойдя к кровати Аллена, она увидела, что за время её отсутствия там уже собралась небольшая толпа. Курт Кинси, Ривер Венхамм, инспектор Говард Линк...
- Аллен, как твое самочувствие? Есть одно важное задание, не хочешь присоединиться к нашей исследовательской группе?..
- Господин Ривер!- воскликнула девушка.- Неужели в Азиатском подразделении настолько мало свободных экзорцистов, что нужно отправлять именно его? Аллен же только недавно в себя пришёл, о каком хорошем самочувствии может идти речь? "А вы видели хоть, в каком состоянии его сюда доставили? Нет? А я видела... И ни за что не хочу увидеть подобное снова... Любое же задание хотя бы относительной сложности может привести к рецидиву. Этого я не допущу ни за что. И всё равно, что сам он на это задание буквально рвётся",- подумала Лоу, бросая на экзорциста короткий взгляд.- Ему прописан полный покой как минимум ближайшую неделю,- эта фраза уже прозвучала на октаву тише.- Что за срочность вытаскивать его прямо сегодня, с больничной койки?- тёмные глаза Лоу смотрели на капитана Венхамма укоряюще и обвиняюще одновременно. "Он что, действительно не представляет себе, что Аллен пережил?.." Со словами инспектора Линка девушка была более чем согласна.

+8

72

Жилой корпус/Коридоры----------------->

По правде сказать, за Лоу Токуса поспевал едва-едва. Больно прыткой та оказалась. Пару раз он даже терял девушку из виду, но потом ему, все же, удавалось её догнать.
Переступив порог лазарета и ответив на благодарности Фа вялым "не за что" , "третий" огляделся в поисках свободной койки, на которую он мог бы свалить свой тяжкий крест, который влачил по запутанным коридорам от самой гостиной. Сиречь, господина апостола. Не увидев поблизости свободной койки, он вопросительно уставился на Лоу, которая уже вовсю говорила о чем-то с медсестрами. После этого к Токусе подошла средних лет китаянка в белом халате и попросила проследовать за ней. Ворон не стал возражать, вместе с женщиной прошел за ширму и, наконец-то, переложил господина апостола на больничную койку. Сказать по правде, он порядком устал, пока тащил Сумана. Может, это было последствием тяжелого дня, а может причиной тому была такая близость Чистой Силы?
- Я могу быть свободен? - поинтересовался Токуса у медсестры.
- Да, конечно, спасибо, что помогли доставить его сюда, - ответила та, на что Ворон только отмахнулся, мол, не стоит благодарностей, все равно практического применения им не найдешь.
Честно говоря, Токуса не питал теплых чувств к больницам и врачам. Рэни была не в счет - её он любил не как врача, а как женщину. Поэтому и хотел, как можно быстрее, смыться из этого пропахшего лекарствами места и разыскать её. Но обстоятельства снова поставили Ворону палки в колеса и помешали всем его планам: возле больничной койки, к которой сбежала от них с Суманом Лоу, "третий" заметил знакомое лицо - Курта Кинси, врача, в ходе эксперимента следившего за состоянием Токусы. И тут в голове Ворона возникла идея. А что, если попросить его осмотреть Сумана? У медиков АУ и без того раненых хватает, а Кинси тут без дела прохлаждается! Непорядок! Токуса решительно направился в сторону Курта, но тут же притормозил. Помимо него возле койки какого-то болезного крутилась ещё одна небезызвестная личность. Ворон даже удивился, как это он сразу не признал в светловолосом юноше в ватиканской форме брата Рина, в миру - Говарда. Когда-то он, как и Шама, покинул их отряд, правда, добровольно.
Неприятный опыт общения с "призраками прошлого" у Токусы сегодня уже был. Шамбала закатила ему такую истерику, что повторять не хотелось от слова "совсем".  А, впрочем, за что Рину на него дуться? Ему же Токуса в вечной любви не клялся. Хотя, мало ли, может, он обиделся за ту коробку карандашей, которую "третий" взял у него без спроса? Или за ту несчастную пару кнопок на стуле? А может, за тот случай, когда правила поведения в общежитии Воронов нарушил один Токуса, а отчитали заодно и Мадарао, Рина и Гоши? "Мда... если так посудить, то у Рина даже больше причин на меня дуться, чем у Шамы!"
Поэтому, чтобы не подавать бывшему товарищу по отряду поводов припомнить все эти досадные недоразумения, Ворон решил просто-напросто окликнуть Кинси.
- Курт! - громко, чтобы тот непременно услышал, воскликнул Токуса. - Иди сюда, дело есть!



Офф: о том, что Воронское имя Линка - Рин, говорилось в главе № 201

Отредактировано Токуса (12-12-2010 22:40:29)

+5

73

Жилой корпус/Коридоры----------------->

Суман, которого подобно мешку с картошкой, повалили на больничную койку, вяло наблюдал за происходящим. Вернее: за Токусой, который пошел трындеть с кем-то у соседней койки. В первую минуту, когда Токуса отошел, Суман ощутил беспокойство. Несмотря на то, что он много чего сказал не-воображаемому другу в коридоре, оставалось еще что-то, что жизненно необходимо было сообщить Токусе как можно скорее. Не то, что Токуса - козел в квадрате, а что-то более приземленное, прикладного характера...
Суман с трудом приподнялся на локте, изо всех сил стараясь не потерять друга из виду, хотя ширма здорово мешала и загораживала обзор - а заодно поймать за хвост ускользавшую мысль

Ещё раз напоминаю, что в линии действует логическая очередность. Главное, чтобы действие представляло собой одно целое )

Отредактировано Renie Epstein (16-12-2010 20:15:23)

+3

74

Пока Кинси непринужденно сливался с окружающей обстановкой весьма органично изображая из себя пустое место жизнь не стояла на месте. Ривер излагал Уолкеру суть своего предложения, их чисто мужскую компанию в какой-то момент разбавила уже знакомая Курту Лоу Фа, а потом и вовсе началось обсуждение всего сказанного Ривером. При других обстоятельствах, светловолосого скорее всего раздражало бы такое положение вещей. Что бы он, да не вставил свои 5 копеек, пока все вокруг спорят? Но сейчас, он был не в настроении общаться, поэтому лишь хмуро скользил по всем взглядом, чаще, чем на остальных фокусируясь на Аллене. В глазах последнего, к слову, он заметил жгучее желание действовать. "Видимо парню осточертело лежать в палате. Хотя, кому бы из нас, да еще в его возрасте, такое понравилось"? Существует теория, что на любой вопрос, есть ответ, нужно лишь найти его. Кинси в этот раз даже искать не пришлось. "Ясно кому, Линку". Смерив протестующего блондинистого приближенного Рувелье суровым взглядом, он набрал в легкие побольше воздуха, чтобы не сморозить какую-нибудь глупость, ведь объективно, тот был совершенно прав. Вскоре к протесту Линка присоединилась еще и Лоу Фа. "Ну что, справедливо, двое надвое" Пробежавшись по компашке взглядом, подытожил Кинси, дабы оправдать свое бездействие. Впрочем, все негодование и упреки окружающих сыпались в основном на Ривера, а вот это было уже не честно. По сему, звучно выдохнув воздух, заблаговременно набранный им в легкие и пару раз кашлянув, чтобы привлечь к себе внимание, Курт решил подсобить другу.
- А что вы всех собак на Венхамма спустили, у вашего Аллена что, своей головы на плечах нет? - кивнув в сторону Уолкера, он сделал паузу и продолжил. - Ривер же ему не приказал, а предложил, чуете разницу? – взгляд стальных глаз уперся в Линка, ведь последний вопрос по большей части был адресован именно ему. И только Богу известно, сколько бы еще упертый Кинси таращился на Говарда, если бы кто-то внезапно не окликнул его.
- Курт!
Голос зовущего показался Курту до боли знакомым. "Токуса"? – расширив глаза от удивления, он обернулся на звук и увидел того, кого, собственно и ожидал увидеть.
- Иди сюда, дело есть!
"Дело у него есть, а где "пожалуйста", я ему кто, собачка?" Скорчив недовольное лицо, Кинси бросил на "третьего" сердитый взгляд, но все же препираться с ним не стал.
- Сейчас, - не менее громко крикнул он в ответ. - Только шнурки поглажу, - добавил уже шепотом. Впрочем, слова про шнурки были так, ради красного словца. Похлопав по плечу Ривера, мол, держись старик, я буду неподалеку, он спешно со всеми попрощался и направился к Токусе.
- У меня там тоже дело было, между прочим! – сходу начал ворчать светловолосый едва оказавшись возле "третьего". Не смотря на всю его внешнюю колючесть и холодность, Кинси все же был рад видеть Токусу целым и невредимым, что незамедлительно отразилось в его глазах.
- Ну, выкладывай, зачем я тебе понадобился?

+5

75

офф: прошу прощения за задержку, были проблемы с нетом.

На следующей после списка странице мужчина стал писать примерный план организации, благо, опыт в подобных действиях имеется и сообразить, что к чему не так уж и сложно. План был очень прост, особо заморачиваться с ним Ривер не хотел. Это же не официальный отчет, где все по полочкам и практически да мельчайших подробностей нужно писать. Там уже, когда он будет писать доклад Комуи, все будет написано в официальном стиле, а здесь уж можно и дать себе волю, так сказать, работать на черновом варианте.
"Значит, план. И первым пунктом у нас будет сбор участников. То, что нужны сотрудники НО - это точно и обсуждению не подлежит. С собой нужно взять еще хотя бы одного экзорциста. Ну, список участников будем составлять постепенно."
Написав посередине листка план, мужчина стал быстро набрасывать пункты:
1) сбор участников;
2) взять необходимое оборудование;
"Фонарики могут понадобиться, големы. Талисманы, вдруг там акума, а экзорциста рядом не будет. Пока дойдет кто-нибудь на помощь, как-то защищаться надо. Это должно быть на складе, туда можно хотя бы одного человека послать, ничего сложного нет. Так, далее."
3) прибытие на место, осмотр руин. выяснить, что уцелело, каковы масштабы разрушения, что возможно восстановить...

Но активные размышления ученого были нагло прерваны Куртом:
- А почему я под знаком вопроса? Зачеркивай его к чертовой матери, я в деле.
Довольно хмыкнув, Ривер зачеркнул знак вопроса и, прикрыв блокнот, но при этом оставив на нужном месте как закладку ручку, поднялся с места.
- А ты знаешь, что читать чужие блокноты неприлично? - косой взгляд на парня, поспешившего следом за Ривером из-за ширмы. - А вдруг у меня там что-то личное, письмо какое-нибудь или еще что?..
Сказано не всерьез, просто просто так закрыть глаза на наглое подсматривание Ривер не мог и должен был сказать ну хоть что-нибудь в ответ на это.
Реакция Аллена на предложение о неком важном задании была вполне ожидаема:
- Важное задание? Разумеется, я в порядке! – коротко глянув на иглы капельниц в руке, Уолкер едва заметно нахмурился. – Ну, почти.. Это совсем ненадолго.
И вот только сейчас австралиец заметил, что рядом с экзорцистом стоит капельница, сам он бледный и в слегка помятом виде. Вздохнув, мужчина обернулся к начавшему возмущаться инспектору. С ответом он определился довольно-таки быстро и отвечал уверенно, без запинки.
- Так, успокойтесь, уважаемый. Во-первых, я общаюсь с Алленом, а не с вами. Во-вторых, он и сам хочет. - косой взгляд на экзорциста. По его лицу ясно было видно, как он хочет отправиться на задание. - И в-третьих, просто сопроводить экспедиционную группу не так уж и много сил нужно. И вы, кстати, можете отправиться с нами и заодно приглядывать за своим подопечным.
Но тут вмешалась Лоу Фа, от чего мужчина чуть ли не взвыл волком на луну. Краем глаза мужчина заметил, что вместе с ней в лазарет зашли еще двое: Суман, экзорцист из ГУ, и какой-то неизвестный мужчина. А еще на руках Лоу был странный зверек, которого некоторое время назад Ривер и Легори нашли в Лаборатории. Поддержка Курта была как раз вовремя, его слова даже как-то успокоили мужчину. Венхам благодарно кивнул Кинси и, немного подумав, все же ответил:
- Экзорцистов в Управлении, насколько мне известно, сейчас нет, уже практически все отправлены на задания. А отправляться на руины ГУ одним только ученым довольно-таки опасно, там все еще могут находиться акума или Нои. - в заключение мужчина немного виновато улыбнулся, мол, прости, но так уж сложились обстоятельства, что нужен именно Аллен и именно сейчас. Просто он первым подвернулся под руку...

+4

76

Токуса не полез за словом в карман:
- Мне стало скучно, и я захотел поиграть с тобой в "больничку", - невозмутимо ответил он, но тут же поспешно продолжил. - А на самом деле тут проблема посерьезнее. Один апостол, - Ворон кивнул в сторону ширмы, скрывавшей от посторонних глаз койку Сумана, - в общем... ему ни с того, ни с сего стало плохо.
"Ой, прямо-таки ни с того, ни с сего?" - ехидно заметил внутренний голос. Но просвещать Курта про явно нетрезвое, на момент начала беседы, состояние Сумана Токуса не стал. А то Кинси ещё решит, что "третий" попросту тратит его время, припрягая лечить экзорцистское похмелье, и обидится. Ворон хорошо относился к ассистенту своей любимой женщины, и портить с ним отношений не хотел. К тому же, Лоу обмолвилась, что спирт тут не при чем.
- Я краем уха слышал, что случай, вроде, серьезный, - продолжил Токуса. - Можешь  его осмотреть?   
На самом деле, это был далеко не единственный вопрос, который он сейчас хотел задать Курту. Но желание спросить, где Рэни, Ворон затолкал подальше и отложил для лучших времен. Не заявлять же вот так вот, сразу, что ты её потерял!

И ещё раз напоминаю вам, что очередность в линиях свободная.
пока их две: 1 Курт и Токуса с Суманом  и 2 все остальные.

Отредактировано Renie Epstein (16-12-2010 21:50:46)

+4

77

Хорошо, что Токуса быстро перешел от шуток к делу, ведь в тот момент, когда венгр упомянул про "больничку" в голове Кинси почти с отеческими интонациями проскользнуло слово – "Балбес"! А далее у него и вовсе появилось желание дать порой очаровательному в своей наглости нахалу в лице "третьего" полбу и, развернувшись вернуться к Риверу и компании. Однако, услышав, что кому-то из экзорцистов стало плохо, он резко передумал и бросил заинтересованный взгляд в сторону ширмы, на которую секундой ранее кивнул Ворон. В конце концов, Кинси не случайно пошел учиться на врача, и чувство долга не позволило бы ему проигнорировать слова Токусы и вновь вернуться к своим прежним делам.
- Я краем уха слышал, что случай, вроде, серьезный,
Кинси вдруг показалось, что венгр пытается что-то от него скрыть. Но по прежнему опыту он хорошо знал, что если Токуса решил что-то утаить, то расспрашивать его бесполезно. Поэтому, он не стал тратить время на попытки "расколоть" Ворона, а лишь с наигранным обвинением в голосе спросил:
- Краем уха, значит? – уголки губ ненадолго обозначили подобие улыбки. - Токуса, а мама не учила тебя, что подслушивать нехорошо?
Наверняка учила. Мамы вечно учат нас, что нехорошо: подслушивать, подглядывать, пить спиртное, лизать металл на морозе, ругаться матом и т.д и т.п. Но почему-то, мало кто из выросших детей прислушивается к этим советам. Хотя, не смотря на его привычку подслушивать, мать Токусы, определенно, могла бы гордиться своим сыном. Курт бы гордился, если бы его ребенок был таким.
- Можешь  его осмотреть?
- Могу, - без всяких подколов, кратко ответил Кинси. Кивнув сторону нужной ширмы, мол "пошли, что стоишь как дуб", он стремительно зашагал в нужном направлении. – А в чем выражалось то, что ему вдруг стало плохо? Он потерял сознание? У него резко заболел живот или голова? – уже оказавшись возле ширмы тихо, почти шепотом, поинтересовался у Токусы Кинси. Не дожидаясь, пока тот ответит, он плавным движением отодвинул плотную ткань и сделал шаг вперед. В нос светловолосого тут же ударил весьма уловимый, даже на фоне общего аромата лекарств, запах перегара.
- Токуса, - продолжая смотреть на лежащего перед ним мужчину, прошипел Курт. – Ты, конечно, не медик, но, не могу не спросить тебя прямо здесь и сейчас….Ты что, идиот!? –обернувшись, он стал прожигать венгра убийственным взглядом. – Ты правда не понимаешь, отчего этому "алкоголику" человеку стало плохо?
Кинси стоило больших усилий, чтобы не перейти на крик в этот момент. Вся та ярость, что не нашла выхода через ор, перешла в его инфернальный взгляд. "Вдох-выдох, все хорошо, я не хочу никого ударить, не все вокруг идиоты, вдох..."

+6

78

Появление Токусы в поле зрения Сумана необычайно обрадовало - он даже почти вспомнил, что хотел сказать своему "третьему" козлу. Но вот то, что Токуса почему-то не спешил склониться над помирающим другом, поправить ему подушки и справиться, нету ли каких-нибудь пожеланий, не могло не расстраивать. Суман заерзал на койке, пытаясь понять, что за говорильню там развели эти двое. Уж не собирается ли Токуса оставить его на попечение этого странного типа и свалить?..
Этого ни в коем случае нельзя было допустить: с каждой секундой боль все нарастала, и Суман чувствовал, что если не закончит разговор с Токусой сейчас же, то другого шанса может уже и не представиться. Прилагая неимоверные усилия к тому, чтобы заставить тело шевелиться, Суман попытался подползти к говорившим поближе, но край кровати, как назло, случился раньше, и он рухнул на пол, по дороге ощутимо приложившись головой о прикроватную тумбочку.
- У-у-у-у!! - отчаянно взвыл он, не способный на более сложные комбинации звуков, и от всей души надеясь, что Токуса сумеет опознать в его стоне собственное имя.

+4

79

Токуса не успел даже ответить Курту, что плохое состояние апостола выражалось ни в том, ни в другом, и ни в третьем из предложенных вариантов - едва он зашел за ширму, как Кинси буквально набросился на него с наездами. Сперва Суман всеми силами выпытывал, "третий" - тупой или только прикидывается, теперь ещё и этот с идиотским вопросом про идиота. "Они сговорились, что ли?!" Токуса, который с самого утра был на взводе, хотел уже послать Курта на все четыре стороны, мол, ну и вали отсюда, раз такой гордый, но в этот самый момент господин апостол рухнул с койки с грохотом и воем, достойным голодного и злого серого волка из темного леса, которыми Ворона пугали в детстве, когда он не хотел слушаться. Валяющийся на полу Суман выглядел настолько жалко и беспомощно, что не вызвал бы сочувствия, пожалуй, только у бессердечного самовлюбленного и напыщенного сноба. А Токуса к таковым не относился. Он подбежал к господину апостолу и, обеими руками обхватив его за торс, принялся поднимать, подспудно пытаясь препираться с Кинси.
- Я - идиот, - сквозь зубы процедил "третий", - балбес, баклан - как тебе нравится. А ты - врач, и людей лечить должен! Или ты, когда клятву Гиппократа давал, пальцы за спиной скрестил?!
Токуса хотел ещё сказать пару ласковых о том, что в лазарете всегда, вне зависимости от наличия страдающих похмельем больных, воняет спиртом; о том, что девушка в очках сказала, что алкоголь в случае Сумана не при чем; да и вообще много всего хорошего и не очень. Но уже на то, чтобы поднять апостола на один уровень с койкой, ему потребовалось столько усилий, - все же, так долго находиться в непосредственной близости с Чистой Силой "третьим" не рекомендовалось, - что он произнес только:
- И, когда мы говорили, он был трезв... абсолютно...

+4

80

От резкого перемещения в пространстве у Сумана вновь закружилась голова, а перед глазами опять поплыли разноцветные круги. Он открыл рот, но вместо слов из пересохшей гортани вырвался только сдавленный хрип, к тому же, Токуса все время что-то говорил, мешая сосредоточиться. Пусть даже он пытался защитить Сумана от нападок этого мерзкого докторишки, все же лучше бы он помолчал немного.
Суман тяжело сглотнул и изо всех сил вцепился в красную форму Токусы, чтобы тот, не дай Бог, не ушел прежде, чем он все-таки сумеет сказать то, что хотел.

+1


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Административное крыло » Медпункт/Лазарет