♠|D.Gray-man: New war|♣

Объявление

Наши партнеры:

†Shinzo: Последнее Испытание†
Magic School



О нас:
По техническим причинам ролевая переехала на новый адрес. Просьба тем, кто ещё с нами, в течение недели подать анкеты.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Административное крыло » Медпункт/Лазарет


Медпункт/Лазарет

Сообщений 1 страница 40 из 114

1

На это место выделено целое крыло, ибо травматизм у служителей Бога велик. Как и каждая больница, Орденовская поделена на отделения, но чаще всего экзорцисты просыпаются именно в палатах.
Палаты же все сделаны как под ксерокс. Окон нет, но их заменяют арки, которые выходят в коридоры больницы. Дверей собственно тоже нет. Пол из серого мрамора. В ряд стоят застелены белоснежными простынями кровати с небольшими тумбочками возле них. Медикаменты и все остальные препараты находятся в шкафчиках. В общем лежать тут можно, но не долго.

0

2

---------> Главный штаб/Зал Хевласки / через Ковчег

Смотритель подразделения – почти что капитан корабля: если и покидает своё судно, то не раньше экипажа. Комуи, а с ним Хевласка, Рэни и Токуса покидали Европейское подразделение Ордена самыми последними. Многие экзорцисты и сотрудники НО уже потеряли надежду увидеть смотрителя Ли живым, поэтому очень обрадовались, когда увидели его на пороге Ковчега. И не менее сильно удивились, увидев с ним незнакомую девушку и гостей из Ватикана.
К чести смотрителя Бака и его подчинённых, в Азиатском подразделении всё было готово к приёму пострадавших: в комнате с Ковчегом дежурили наряды медиков, комнаты были убраны и ждали своих постояльцев, сотрудники столовой уже накрывали столы для тех, кто нуждался лишь в еде и отдыхе, а те, кому не нашлось более серьезной работы, приводили в божеский вид нежданных гостей из главки.
По прибытии Рэни отправили прямиком в медпункт. Пожилой доктор-китаец, чем-то напоминавший учителя Дзу, обрабатывал её раны и высказывал ей всё, что думает о прогулках босиком по камням, о незапланированных полётах и неудачных приземлениях, но Рэни слишком устала, чтобы спорить и оговариваться. К тому же это место снова вытягивало из памяти болезненные воспоминания. Пусть с тех пор прошло уже девять лет, но такие события не имеют срока давности…
«Здесь почти ничего не изменилось. Интересно, Бак застроил вход в лабораторию?»
Построенный в чреве горы, спрятанный за водопадами, штаб Азиатского подразделения больше походил на тайное убежище или муравейник (на второе - особенно в обеденный перерыв). Или на то и другое одновременно. Однако здесь Рэни никогда не чувствовала себя спокойной. Может быть потому, что такая своеобразная, даже мрачноватая, архитектура ей никогда не нравилась, а может быть, потому что всё вокруг казалось пронизанным какими-то скрытыми для человеческих глаз силами.
- Если почувствуете себя плохо, зовите, не стесняйтесь, - доктор наложил последнюю повязку и собрался уходить. – И, между нами, вам нужно подкрепиться.
- Спасибо. Мне лучше воды… - Рэни подняла глаза на старика и прищурилась – электрический свет сильно бил по глазам. Ещё один из минусов расположения Азиатского подразделения – искусственное освещение круглые сутки.
Доктор молча кивнул в сторону тумбочки, на которой стоял красивый керамический кувшин и изящные стаканы.
- И пожалуйста, передайте смотрителю Чану, когда его увидите, что с нами всё в порядке.

0

3

----- из ГУ

Как они шли через Ковчег, Токуса не помнил совершенно. Помнил только, как  неестественный свет удар ему по глазам, но вот зажмуриться чуть сильней не вышло – силы практически Токусу покинули. Странно. Обычно он был готов работать, не покладая рук, двое, а то и трое суток без передыху. Но, сколько не убеждай себя в том, что ты все еще как огурчик, усталость все равно придет рано или поздно. В том, что он наполовину Акума, были как и плюсы, так и минусы и усталость, которая всегда так неожиданно сваливалась на голову, была не самым выдающимся из качеств Ворона.
До слуха едва-едва долетали чьи-то голоса, переполненные тревогой, беспокойством, радостью и еще чем-то, что никак не поддавалось идентификации.
Токуса почти вежливо (если так можно назвать тот факт, что парень просто зыркнул на врачей не самым доброжелательным из своих взглядов) отказался от предложенных носилок и, опираясь на плечо Рени с одной стороны, и на стену с другой, добрался до лазарета, и плюхнулся на первую попавшуюся кровать, блаженно выдыхая. Ощущения от Божественного Куба еще не прошли, а это означало, что Хевласка со Смотрителем тоже где-то тут рядом.
К нему подошел врач и начал осматривать на предмет повреждений на теле и внутри него.
- Я целый, господин врач, - Токуса закрыл глаза и решил, что надо просто отдохнуть.
- Да, я вижу, - врач еще раз прощупал все его тело, - Выспитесь, как следует и придете в порядок, - почтенный старичок в халате кивнул и отошел к соседней койке. В конце концов, он регененрирует. В лучшем случае - через минут семь, в худшем - через пятнадцать.
Организм, находившийся сегодня в полнейшей солидарности с мозгом, отчаянно требовало, чтобы он провалился в долгий сон без сновидений, но сознание требовало выполнить одну навязчивую идею, «Где Рени?»
Ворон приподнялся на локтях и осмотрел лазарет: на каждой койке кто-то сидел, кому-то оказывали посильную помощь, кто-то просто переводил дух после случившегося в Главном Управлении, у самой дальней стены он разглядел Смотрителя Комуи, а Рени оказалась ближе к выходу.
Женщина что-то сказала врачу, закончившему перевязку, тот пару раз кивнул, что-то ответил и протянул Апстейн стакан с водой. Парень рассмотрел на ней далеко не одну повязку и чертыхнулся: какого Дьявола она полезла на мостик, когда он четко велел уходить? Третий экзорцист собрался с силами и встал с койки и пошел по направлению к женщине, стараясь ступать так, чтобы ненавидящий его сейчас организм не сильно страдал.
- Мне вот что интересно, Смотритель Рени, - он прислонился спиной к холодной стене и выразительно глянул на женщину, - Какова была причина того, что вы вылезли под пули Акум?
Субординация? Да какая к черту субординация?

Отредактировано Tokusa (20-05-2010 00:39:36)

0

4

- А давай я понесу наших экзорцистов, Комуи, а ты понесёшь меня? – Тот, к кому был обращен этот вопрос усмехнулся, после чего краем глаза посмотрев на обнявшую его за шею Хевласку, потом на Рени, и хотел было что-то ответить американке, как до него донеслось тихое «дурак» из уст женщины, которой он чуть меньше минуты назад признался в любви. Удивление можно было прочитать только по взгляду, который был на нее обращен. Комуи усмехнулся, после чего поудобней перехватив Хранительницу ступил за черту и тут же они оказались в Азиатском отделении, где их уже ждали медики, ученые и его любимые экзорцисты, которые как казалось уже отчаялись его увидеть.  «Да, Хев, ты права. Я еще какой дурак! С первого дня влюбится в старейшего экзорциста Ордена, несколько лет не осознавать этого, быть погруженным лишь в работу и заботу о сестре и экзорцистах, и не замечать собственных чувств, ах да, семьдесят один год разницы в возрасте, да ну… пустяки, капелька! Комуи, ты не просто дурак, ты последний идиот, додумавшийся ко всему прочему еще и без разрешения, вернее без ведома Ватикана, а в частности Рувелье, уничтожить Главное Управление Ордена… Молодец! Нет, конечно хорошая идея, одним взрывом уничтожить пару ноев, и то не факт, а так же великое множество акум… - Но, Это же Главное Управление… было! –Отстроим заново. – Ну-ну… разговор с Рувелье будет "ласковым"... » Закончил мысленный разговор Комуи с самим собой, пока «сдавал» на руки врачам Токусу с Рени. Подойти же к Смотрителю, который одарил их пафосно-высокомерным взглядом «не подходи, а то Комурин воскреснет» они не рискнули. Ну, а раз врачи не идут к Смотрителям, Смотрители идут к врачам.  Положив женщину на ближайшую свободную койку предварительно прошептав ей «Побудь здесь, скоро вернусь…», Комуи огляделся, от Рени врач уже отошел, Токуса тоже не выглядел неработоспособным и двигался сейчас к маршалу. «Начали разговор, ладно, не буду мешать. Сейчас лучше разобраться с другими вещами.» Подумал Комуи переводя уставшие от электрического света и постоянного напряжения на человека, который руководил данной ситуацией, если не хаосом, который приобрел масштабы большого муравейника.
-Здравствуйте, Комуи Ли, Смотритель Главного Управления. Где эвакуированные? – Задал он вопрос, когда наконец-то пробрался к человеку и перевел дыхание. Получив удивленный взгляд в ответ и кивок на неприметную дверь недалеко от входа, Комуи поклоном поблагодарил ученого и тут же помчался, насколько это было возможно, стараясь ни о кого не запнуться на пути, к заветной комнате. Комната оказалась на удивление просторной, и войдя Ли не сразу определил без очков ее масштабы. Здесь уместилась большая часть живого Ордена. Искатели, экзорцисты, повара и прочие работники казалось не сразу заметили его, но спустя некоторое время в комнате повила гробовая тишина, осмотрев притихших, Комуи вздохнул и улыбнулся. Один из Искателей подошел к нему, вид у него был неважный, как и у большинства находящихся в помещении.
- Смотритель Ли, это вы? – Спросил он, подойдя и недоверчиво глядя на китайца, словно тот мог в каждую секунду растворится. Коротко усмехнувшись, Комуи одарил всех присутствующих теплой и ласковой улыбкой.
- Я это, я, Комуи Ли, не признали что ли? Молодцы, ребята! Сколько времени вместе проработали, а собственного смотрителя уже не узнаете….
- Мы думали, что уже не увидим вас, с возвращением… Где ваши очки?
-Не бывать такому, пока сестренку замуж не отдам, не избавитесь. Очки? Очки решили немного побегать и убежали еще где-то в Главном Управлении - ответил Смотритель, а большинство ухмыльнулось, зная, «как» выдаст он Линали замуж, после чего он  получил интересный вопрос и напряженное молчание вдогонку.
-Смотритель, а вы не боитесь, что вас выкинут из Ордена за приказ уничтожить Главное Управление? – Получив удивленный взгляд в ответ, экзорцистка широко улыбнулась и пояснила – мы слышали по голему приказ об эвакуации, а уже здесь одна из медсестер рассказала о том, что вы приказали Смотрителю этого Управления уничтожить наш дом. – Подчеркнув слово «наш» она с нескрываемым любопытством ждала ответ, а тишина, царившая в прошлом, стала еще напряженней. «Нервы, нервы, плохое кофе… еще один вопрос подобной темы и я выскажусь… а пока терпим, терпим и помним, что Смотрители не убивают собственных подчиненных… не калечат…»
-Потом объясню. А сейчас можете начинать считать это Управление новым временным домом. Лучше расскажите как вы тут? - Вновь улыбнувшись, чтобы снять всеобщее напряжение, перевел тему Комуи, стараясь быть как можно естественней и приветливей, но внутренняя напряженность и скованность никуда не делись, и во время разговора все же выдавали тревогу и мысли Сенешаля…
-Ладно, люди, будьте пока тут, не ходите и не мешайтесь, пока не получите дальнейших указаний, а я пойду, великие дела не ждут! – Прощаясь он вышел из комнаты с Орденовцами и заслышав дружный смех в ответ, и даже что-то расслышав, закрыл дверь. «Так то лучше… Теперь осталось разобраться, где сестренка и куда пропал Ривер?» - Уже чуть расслабленный, шел он обратно, утонув в своих мыслях и их ответвлениях.
-Надо зайти к Баку… - Проговорил он мысль вслух, и даже не заметил этого, подходя к месту, где оставил Хевласку.  Подходя, он не смог не улыбнуться, а теплый взгляд, предназначавшийся ей, не был проигнорирован.
-Выглядишь лучше… - тихо проговорил Комуи, так, чтобы его услышала Хевласка, проводя тыльной стороной пальцев, сначала по лбу, а потом по овалу лица, любуясь точеными чертами. После чего так же тихо и мягко спросил. – Как ты себя чувствуешь? – Мимолетный румянец, вспыхнувший на щеках и взгляд в сторону не остались незамеченными для мужчины, и он усмехнувшись присел рядом на край, взяв в свою руку, руку девушки.
«Холодная… еще не до конца оправилась. Лишь бы не простыла, солнечным теплом нас здесь явно не порадуют…» С огорчением подумал Ли, взяв немного дыхания и начиная говорить.
-Большинство экзорцистов и искателей живо, и новички тоже. – Смотритель мягко улыбнулся. – Я же говорил, что они явно не из тех, кто умрет в первом же бою. – секундная пауза за размышлениями. - Так, ладно, давай сейчас разберемся с делами, а потом, я отнесу тебя туда, где ты сможешь нормально отдохнуть, хорошо? – Получив кивок вместо ответа, Комуи аккуратно взял девушку, и подождав, пока она устроится у него на руках, пошел к ранее оставленным Токусе и Рени.
- Мы сейчас Бак-чана проведать, поддержать так сказать… - многозначительно закончил он, оглядывая маршала с экзорцистом. – Да и разговор есть, явно не для лазарета… - Добавил он несколько тише, глядя в упор на Рени. «Смотритель Рени Эпштейн, Вы лично расскажете мне все. Иначе быть не может…» После чего вернул на лицо легкомысленное выражение и тем многозначительным тоном заключил.  – Чем быстрее со всем разберемся, тем быстрее освободимся, получим комнаты и заснем. Если что, мы вас найдем... – Закончив наконец мини-тираду улыбкой а’ля «новый Комурин в действии». Комуи развернулся и аккуратно лавируя, между белыми халатами, а когда и носилками и людьми они выбрались в коридор, после чего свернув несколько раз и пройдя еще пару тройку отделений Азиатского Управления, эти полтора землекопа, геройски добрались до кабинета Смотрителя данного Управления. Немного помедлив, Комуи по старой памяти толкнул ногой дверь. Та, как и ожидалось - отворилась.
-Бак-чан! Опять забыл закрыть дверь! – Воскликнул он, резко руша пирамидку тишины, как это обычно любили делать его собственные подчиненные.           

--> Кабинет Смотрителя.

Отредактировано Komui-san (21-05-2010 19:39:10)

0

5

После стольких впечатлений за всего-то пару часов Хевласке хотелось только одного: как следует выспаться. Она почти отключилась, пока Комуи нес ее по Ковчегу и по Азиатскому Управлению. Перед глазами стояла темная пелена, и женщина была от этого безмерно счастлива: за столько лет она, наконец, не видит тех жутких снов о грядущем, которые видела, пока находилась в той другой своей форме. А видела она самые настоящие кошмары – вариации на тему будущего. И чаще это было то, что может с ними случиться в случае победы Графа: заплаканная Линали и мертвый Комуи, Лави и Книгочей в крови, Мари…о том, что могло бы ждать Нойза, женщина даже думать боялась. По большому счету, это нельзя было даже назвать сновидениями: ей словно впихивали в голову эти жуткие картинки, все происходило так, будто какой-то обезумевший художник рисовал перед ней этюды, а потом поверх них рисовал новые. Страшно. До дрожи страшно.
Сквозь свое полуобморочное состояние Хевласка почувствовала, что ее положили на что-то мягкое и отпустили. Экзорцистка невольно поежилась, когда тот, кто нес женщину на руках, перестал касаться ее. Хевласка тут же стала ворочаться и как можно сильнее сжимать глаза, погружаясь в короткий тревожный сон.

Женщина плохо помнила, когда окончательно потеряла сознание. Она оказалась посреди длиннющего и широкого коридора. Высокие белые стены без окон и дверей уходили далеко вперед. Хевласка решила идти, даже не задумавшись над тем, что она в принципе может идти…
Через метров семьдесят она стала различать тоненький голосок, который постепенно становился отчетливей. Женщина, все равно, не понимала, о чем он вещает. Еще через метров пятьдесят-шестьдесят Хев увидела маленькую девочку. На вид ей было лет семь, не более. Белая мраморная кожа, белые кудряшки до плеч, пышное лиловое платьице с рукавами-фонариками. Она лежала на животе, подперев подбородок маленькими кулачками. Перед малышкой лежала здоровая книга. Черный, толстый, старый фолиант был открыт ровно на середине. Хевласка подошла ближе, желая узнать, на что та смотрит. Она сел рядом с девочкой и уставилась в книгу. Девочка подняла на нее серьезный взгляд и сказала, с легкостью поворачивая книгу:
- Почитай мне. Я не умею.
- Хорошо, - она придвинула книгу к себе, отметив, что том очень тяжелый, и начала чтение:
- И вылейте семь чаш гнева Божьего на землю. Пошел первый ангел и вылил свою чашу на землю: и сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях. Второй ангел вылил свою чашу в море: и сделалась кровь, как бы мертвеца. И все одушевленное умерло в море. Все истребилось с земли. Остался только Ной и что было с ним в ковчеге
Когда экзорцистка закончила чтение, девчушка встала, подошла к ней и, со словами «Тебе пора, госпожа экзорцист. Еще рано…», слегка толкнула хранительницу Куба в плечо. Толчок был слабым, но его хватило, чтобы Хевласка опрокинулась на спину. Но удара о пол, мощеный под шахматную доску, не почувствовался. Вместо этого Рувелье ощутила пронизывающее странное чувство: не холод, и не жар. А потом она очнулась на одной из коек лазарета…

Судя по всему, проспала она не так уж и много – минут, от силы, двадцать – так как, в лазарете мало чего изменилось: врачи сновали туда-сюда, помогая раненым, кто-то спал, кому-то ставили капельницу, кому-то перевязывали раны. У самого выхода Токуса и Рени о чем-то не очень радужно беседовали, а Комуи в помещении не было вообще. Врач даже словом не обмолвился по поводу того, кто она такая и почему Смотритель так о ней печется, а рассказывать не особо хотелось: и так шуму будет предостаточно. Взять хотя бы Малкольма. Женщина вздохнула и, опираясь на еще не до конца окрепшие руки, приняла полусидящее положение, откинувшись спиной на подушки. Лазарет. Запах лекарств. Врачи в белых халатах. Омерзительные воспоминания о том, как она лежала совсем одна в зале для хранения Божественного Куба и тихонько страдала от одиночества. Женщина поморщилась, отгоняя прочь неприятные события прошлого. «На то прошлым и зовется, что прошло», едва улыбнулась экзорцистка.
- … Я бы никогда не сказал тебе как ты мне дорога, и как я люблю тебя.. Хев...
Ее словно окатило осознанием того, что именно сказал тогда в Главном Управлении Комуи. А голос мужчины окончательно вверг ее в некое подобие ступора.
- Выглядишь лучше… - Как ты себя чувствуешь?
«И кто из нас двоих дурак?», подумала женщина, прижимаясь щекой к его ладони, «Думаю, что один другого стоит…», и совершенно начихать на тот факт, что их поведение ни капли не двусмысленно: ей хорошо и катись оно все к Графу.
Экзорцистка смущенно улыбнулась и посмотрела в противоположную от Ли сторону.
- Мне уже гораздо лучше, - она почувствовала теплые пальцы Комуи и сжала его пальцы своими, - А ты как, Комуи?
- Большинство экзорцистов и искателей живо, и новички тоже. Я же говорил, что они явно не из тех, кто умрет в первом же бою. Так, ладно, давай сейчас разберемся с делами, а потом, я отнесу тебя туда, где ты сможешь нормально отдохнуть, хорошо?
Женщина кивнула:
- Я не устала, правда, - «Ну вот, как с маленьким ребенком же! И ничего, что я его на порядок старше!», мысли снова потихоньку возвращались в привычное для нее сто лет назад русло - Ты не забыл, что я та самая, ну ты понимаешь, - легкая лукавая улыбка: произносить сокроментальное «Хранительница Божественного Куба» при доброй трети Ордена не хотелось. Ли поднял ее на руки, и Хевласка обвила шею китайца руками и спрятала лицо у него на груди.
Бросив пару слов Токусе и Рени, Комуи прямой наводкой направился в кабинет Смотрителя Азиатского Подразделения Бака Чана.
- Бак-чан! Опять забыл закрыть дверь!
Хевласка прыснула, «Какие теплые отношения…»

-----> Кабинет Бака

0

6

Стоило доктору отойти, как Рэни снова принялась обдумывать ситуацию. Иногда сотрудники НО Североамериканского подразделения шутили, что у их смотрительницы  в голове – синхрофазотрон, а то и что-то покруче, но сейчас Эпштейн сочла это за откровенное подхалимство – слишком много осталось вопросов, на которые она не могла найти ответа.
«Могло ли это быть простым совпадением, что Граф напал на главку аккурат за день до конференции, когда все, кто только мог, были в подразделении? Если время выбрано неслучайно, можно ли это связать с возвращением генерала Кросса и той истории с его учеником?» - Рэни не спешила записывать обоих в предатели, но исключать какую-то связь этих граждан с врагом было нельзя. – «И, наконец, откуда Граф взял столько свежих сил, если мы только что уничтожили фабрику акум?»
Из последнего вопроса плавно вытекало одно очень навязчивое следствие, с которым Рэни хотела бы не согласиться, но не могла.
«Рувелье прав. Без «третьих» нам никогда не победить в этой войне. Даже большие потери в их рядах можно будет восполнить. И сделать это получится намного быстрее, чем найти и обучить экзорцистов с природной синхронизацией… Хотела бы я увидеть лицо Рувелье в тот момент, когда ему доложили об уничтожении главного подразделения». Рэни отчетливо представила Рувелье, мчащегося сейчас на всех парах в Азиатское подразделение, чтобы поговорить по душам с Баком и Комуи. Впрочем, Эпштейн замолвит за них словечко, если ей как очевидцу предоставят такую возможность.
«И, наконец, вопрос дня…» - Рэни обернулась и посмотрела на Комуи, который о чём-то говорил с Хевлаской. – «Каким образом хранительница Куба превратилась в человека? Если Чистая Сила имеет к этому какое-то отношение - а она имеет, думаю – то этот потенциал было бы полезно раскрыть…»
Рэни поморщилась. Не то, чтобы смотритель думала, что полупрозрачным созданием с кучей щупалец Хевласке было определённо лучше, но некоторое внешнее сходство той, кто получился в итоге, с самим господином Рувелье несколько напрягало женщину.
Услышав за спиной чьи-то сбивчивые шаги, Рэни оглянулась.
«Токуса! Совсем забыла поблагодарить его за то, что спас меня. Пусть тогда не до этого было, но всё-таки…»
Но Ворон выдал совершенно неожиданное:
-  Мне вот что интересно, cмотритель Рэни, какова была причина того, что вы вылезли под пули Акум?
Рэни аж поперхнулась водичкой от такой борзоты. Токуса же с видом большого начальника, строгого отца и деспотичного супруга в одном лице подпёр спиной стеночку (видимо, чтобы не было заметно, что на ногах он всё еще держится с трудом), испепеляя смотрителя полным негодования взглядом. Женщина с удивлением уставилась на Ворона. Несколько раз в разговорах с Мадарао проскальзывало, что наглости Токусе не занимать, колкости в адрес других она и сама слышала, но все же он разговаривал с ней в таком тоне впервые. Несмотря на то, что Рэни обладала хорошей выдержкой и крепкими нервами, ей очень сильно захотелось чем-то швырнуть в экзорциста – стаканом, например – и ответить примерно в том же тоне, в каком и был задан вопрос. Например, «А чтобы ты потом спрашивал!» или «Мне вот что интересно, Токуса, почему вы разговариваете с начальством таким образом?» Но если такое катило с Баком или сотрудниками НО, то «третьи» жили настолько серьезно, что каждому, временами даже самой Рэни, от них было жутко (кроме Рувелье и самих Воронов, разумеется).
«Спокойствие, только спокойствие. Выдержала же я эту лекцию о здоровом образе жизни в военно-полевых условиях, вот и сейчас не сорвусь».
А сорваться и поорать очень хотелось, потому что Рэни больше всего на свете ненавидела, когда её учат жить, пытаются строить или оспаривают её решения.
Токусу спас проходящий мимо Комуи, который с  Хевлаской на руках направлялся в кабинет местного сенешаля.
- Мы сейчас Бак-чана проведать, поддержать так сказать… Да и разговор есть, явно не для лазарета…
«Не для моих ушей, хочешь сказать? Ну-ну. Впрочем, я пока тоже не вижу смысла с тобой разговаривать».
- В таком случае передай Баку, что мысленно я с ним. Я поговорю с ним сама, как только немного приду в себя. Не хочу, чтобы он видел меня в таком состоянии, - Эпштейн изобразила печальную улыбку для достоверности. Да, она понимала, что Комуи вешает ей лапшу на уши, но лапша это была китайская, жареная и очень вкусная. И насчёт Бака она сама не соврала ни слова.
Когда бездомный смотритель Ли удалился, Рэни тяжело вздохнула и негромко поинтересовалась у Токусы, от греха подальше поставив стакан на тумбочку:
- Ты хочешь, чтобы я отчиталась перед тобой прямо здесь и сейчас?
Однако в голосе женщины уже появились  нотки металла, а во взгляде – вызов.

+1

7

От 16 ноября 18** года
Бервик-апон-Твид, графство Нортумберленд, восточная Англия
Отчет

Несколько недель назад командованию поступила информация о том, что в данном городе начали внезапно пропадать люди и, что на их месте находят лишь одежду. В это же время было сообщено, что ни Акум, ни Графа Тысячелетия, ни семьи Ноя замечено поблизости не было. От командования поступило сообщение о том, что информацию пока передавать в Главное Управление Черного Ордена не следует. Моей группе был отдан приказ направиться в город и разведать обстановку. К выполнению приказа приступили немедленно. До Беревик-апон-Твида добрались в течении полутора недель. Проводя разведку на местности, обнаружили, что информация об отсутствии каких-либо следов врага, зато вышли на несколько посредников. Как оказалось, посредники были готовы в любой момент сдать город Акумам и Графу, так что моя группа была вынуждена действовать как можно скорее. Группа посредников, насчитывающая около десяти человек, скрывалась в укрепленном и забаррикадированном особняке на окраине города. Атаковали здание в ту же ночь, как получили всю необходимую информацию. Оказалось, что нас уже ждали: в доме были расставлены ловушки, а Гоши наткнулся на несколько взрывных устройств. Посредники приложили все усилия, дабы отделить членов моего отряда друг от друга, но задание мы выполнили. Во время операции возникло форс-мажорное обстоятельство: самый младший член моей группы Тэвак оказалась в окружении и не имела никакой возможности выбраться и выжить. Удар, направленный на  Тэвак, принял на себя Токуса. Тэвак была спасена, а посредники устранены.
На обратной дороге никаких происшествий не было. До нас не доходило никаких слухов о происшествиях в близлежащих населенных пунктах.

Капитан группы, Мадарао.

Регенерация — свойство всех живых организмов со временем восстанавливать поврежденные ткани, а иногда и целые потерянные органы.
Регенерация – самое лучшее, что могла когда-либо придумать матушка Природа. Токуса фактически чувствовал, как клетки постепенно восстанавливаются, и организму становится гораздо легче: теперь, по крайней мере, он может не опираться спиной о стену, а стоять, как привык. Только вот есть в этом процессе один минус: восстановлению подлежать только те ранения, которые были получены после приобретения способности к повышенной скорости восстановления организма. Все остальное – то есть, те ранения, которые были получены до ее приобретения – заживлению не поддавалось. Так и остался на теле Токусы неровный тонкий шрам, тянущийся от ключицы, под ребром и заканчивающийся на спине ближе к позвоночнику. Больно было неимоверно, но зато он спас младшую сестру Мадарао от посредников и успешно завершил задание. А что может сравниться с этим? Правильно, дети, ничего. Для Ворона. Для Токусы. Он провел пальцами по ключице со шрамом и глянул на Рени, которая, пребывая в состоянии крайне ошарашенном, едва не подавилась водой. Если бы экзорцист-полукровка не был сейчас в таком отвратительном состоянии, он бы, скорее всего, что-нибудь сострил, но, во-первых, шутки шутками, а нарываться на начальство он не собирался, а во-вторых, не та компания для развития разговора в подобном направлении.
- Мы сейчас Бак-чана проведать, поддержать так сказать… Да и разговор есть, явно не для лазарета. Чем быстрее со всем разберемся, тем быстрее освободимся, получим комнаты и заснем. Если что, мы вас найдем...
Комуи стоял в паре метрах от него и держал на руках приходившую в себя Хевласку, спрятавшую свое лицо на груди Смотрителя. «Бережется от лишних расспросов», подумал Ворон, «Конечно: черты семейства Рувелье вызовут много лишних вопросов…»
Токуса неопределенно пожал плечами и покосился на смотрительницу: за такое время научился читать по глазам женщины, что она понимает, что что-то тут не так. «Думаешь, что тебя обвешивают провиантом, заготовленным для Второго? Правильно думаешь», экзорцист скользнул взглядом по китайцу и отвернулся.
Когда эта сладкая парочка вышла из лазарета, забрав Божественный Куб с собой, голове сразу стало намного легче и парень принял твердое решение больше не находиться рядом с Хевлаской, если этого не потребуют обстоятельства.
- Ты хочешь, чтобы я отчиталась перед тобой прямо здесь и сейчас?
«Завелась», сейчас вокруг них слишком много народу, чтобы показывать свой характер и как-то компрометировать Апстейн, поэтому Токуса просто обворожительно улыбнулся женщине и чуть подался вперед.
- Я бы не отказался узнать причину. Подробный отчет мне совершенно не интересен, госпожа Рени.

Отредактировано Tokusa (23-05-2010 18:04:13)

+2

8

Похоже, что за пару минут, потраченных на игру в гляделки с Комуи, Токуса тоже успел остыть. По крайней мере, пороть горячку и нести, чего не надо нести, он не собирался.
- Я бы не отказался узнать причину. Подробный отчет мне совершенно не интересен, госпожа Рени, - уже намного спокойнее произнёс «третий», впрочем, его реальное отношение к произошедшему явно читалось на его лице – слишком уж наигранной была его улыбка.
Смотритель Рэни умилялась на это пафосное и несколько старомодное обращение ровно столько раз, сколько слышала его в свой адрес. Обращаться к смотрителям Ордена по имени – не особая привилегия для избранных. «Смотритель Рэни» - самое ходовое и нейтральное обращение, которое использовали в Ордене в разговоре с Эпштейн. Оно отбрасывало на второй план такие мало значимые в работе факты, как пол и семейное положение, подчёркивая статус, закреплённый за женщиной в Ордене. Но всё равно сотрудники Североамериканского подразделения часто обходились коротким «мэм», а Рувелье, Бак, Комуи и иногда Пек с Мадарао могли обратиться к Рэни и просто по имени. В отряде воронов капитан по умолчанию считался первым после бога. А первым после Мадарао был Токуса. Рэни не знала, каким образом он приобрёл этот негласный статус, да и не сильно интересовалась – раз боевые товарищи его признали, значит, было за что. Вероятно, это «госпожа Рэни» и было порождением такого «особого положение» вкупе со своеобразным мышлением ворона.
Жестом пригласив Токусу присесть на койку рядом с ней, смотритель достала из кармана тот самый злополучный чип.
- Напрасно. Я бы на твоём месте не отказалась послушать занимательный рассказ про бег с препятствиями под перекрёстным огнём под ручку со смотрителем Ли, - Рэни не удержалась от язвительного замечания. Всё-таки этот разговор был слишком неуместен, к тому же смотритель была уже на пределе физических и душевных сил. – Видишь этот чип? За ним, собственно, я и бегала.
Маленький, не больше пятидесятицентовой монеты, чёрный квадратик как ни в чём не бывало лежал на раскрытой ладони смотрителя, поблёскивая в свете электрической лампы. Рэни многозначительно посмотрела на ворона и вновь спрятала чип в карман, а затем добавила, уже немного мягче:
- Не дарить же его Графу в самом деле… - и как будто бы озвучила свои, хаотичные на данный момент мысли, - и дёрнуло же туфли на каблуках надеть, как будто бы на Комуи это произвело бы какое-то впечатление… А сейчас, если ты услышал то, что хотел, иди отдыхать. Ты устал, я вижу, да и шрам, похоже, разболелся.
Кто-кто, а Рэни знала о состоянии здоровья своих подопечных всё. Она давно заметила, что ткани рубцов, оставшихся после ранений, полученных до приобретения воронами способности к регенерации, не затрагиваются этим процессом и обновление в них проходит намного медленнее, что вызывает у «третьих» не самые приятные ощущения. Нужно было просто перетерпеть, вот и всё.

0

9

Токусе всегда нравилось, как люди реагируют на его привычку обращаться к людям «госпожа» или «господин». Он даже толком не помнил, откуда она взялась: в памяти остался только тот момент, что отец когда-то и к кому-то так обратился. Вот и взял маленький пятилетний ребенок себе такую странную манера обращения к людям выше его по рангу или статусу. Само собой, что к Мадарао или Гоши с Киредори он обращался по имени, Тэвак удостаивалась добавлением к имени слов «принцесса» и «малышка» (от чего девушка сначала смущалась, а став постарше, заводилась), а Инспектор Говард Линк на всю жизнь останется с тем прозвищем, которое Ворон дал ему в далеком детстве. Женщина переняла его линию поведения и жестом велела сесть рядом с собой, что Третий и сделал.
- Напрасно. Я бы на твоём месте не отказалась послушать занимательный рассказ про бег с препятствиями под перекрёстным огнём под ручку со смотрителем Ли. Видишь этот чип? За ним, собственно, я и бегала.
Смотритель Апстейн показала парню небольшой квадратный чип, и парень практически облегченно выдохнул, еще раз убеждаясь, что эта женщина не их тех, кто опрометчиво полезет оказывать первую помощь пострадавшим под вражескими пулями воинами. С виду самый обычный чип, на которые записана половина знаний всего Черного Ордена, только вот содержащиеся на нем данные рассказывали явно не о том, как превратить омлет в токсичные отходы. Ценнейшая информация потеря которой может стоить головы не только самой Рени, но и всему Черному Ордену и Ватикану вместе взятым.
- Не дарить же его Графу, в самом деле! И дёрнуло же туфли на каблуках надеть, как будто бы на Комуи это произвело бы какое-то впечатление… А сейчас, если ты услышал то, что хотел, иди отдыхать. Ты устал, я вижу, да и шрам, похоже, разболелся.
«Ах, ну да: грозная Рени Апстейн знает о своих подопечных крольчатах столько всего, сколько о них не знает собственная мать», Ворон  как-то немного грустно вздохнул и поднял глаза на женщину. Токуса знал, что в Научном Отделе Северно-Американского Управления лежит несколько здоровенных кип бумаг, на которых подробнейшим образом расписана каждая их родинка и болячка: перед соединением с клетками демонов и Алмы Кармы всю группу тщательнейшим образом изучили и проверили, окончательно привив парню стойкое отвращение к врачам.
- Что вы, госпожа Рени. Я ничуть не устал и шрам совсем не болит, - только вот шрам никогда раньше, с того самого момента, как затянулся, ни разу не болел.
- Вы можете не переживать: мое состояние такое ненадолго, а эффект от Божественного Куба почти прошел, - Ворон сделал самое честное выражение лица, на которое был способен, и поднес руку к сердцу. Ему не следовало играть тут в приседалки  и нарезать круги по лазарету. Следовало вообще отлежаться все эти десять минут регенерации. Но, это все только предписания и инструкция по эксплуатации, которые соблюдать абсолютно не обязательно. Разве все люди неотступно следуют всем правилам игры? Конечно, нет. «Но хотя бы выйти из этой духоты», Токуса еще раз склонил голову перед Апстейн и встал с кровати. Попытался встать с кровати.
Сердце пропустило пару ударов, а перед глазами все расплылось, расстроилось. Тело пронзила мелкая дрожь, и Токуса снова плюхнулся на кровать, вцепляясь в матрас пальцами. Шрам в одну секунду накалился до предела, словно Ворона бросили в котел с расплавленной магмой, «Черт. Да что же такое со мной творится сегодня?» Экзорцист прикрыл глаза и постарался сосредоточиться на чем-то отвлеченном от боли. Перед внутренним взором настойчиво всплыло одно-единственное воспоминание, которое помогло ему во время имплантации частиц Фабрики Акум отвлечься от боли: чьи-то теплые пальцы, сжимающие его ладонь, и тихий спокойный голос.
В детстве мы все свято верили, что голос и прикосновения матери излечат любую болезнь и выметут прочь все невзгоды. Только вот, стоило им стать чуть старше, вера поистрепалась и превратилась практически в пустое место. И лишь в те моменты, когда нам на самом деле плохо, вера крепнет и спасает наши жизни.
Токусе стало больно и он, прикусив губу, тихо взвыл – нельзя было, чтобы кто-то из местный врачей увидел как ему нехорошо. Апстейн сидела спиной ко всему помещению, поэтому Ворон хоть и отчасти, но был прикрыт. Голова была готова взорваться, а тело рассыпаться на кусочки. Экзорцист запустил пальцы в волосы и понял, что с лицом что-то не так: на лбу четко вырисовывалась пентаграмма – символ Акум. «Плохо. Частицы слишком много энергии Куба натерпелись», он сдернул державший волосы шнурок и бледно-зеленые волосы рассыпались по плечам, закрывая уродство от посторонних глаз. Как можно сильнее зажмурившись, Токуса тихонько прошептал:
- Рени, помоги, - и ткнулся макушкой ей в ключицу. Теперь он, кажется, вспомнил очертания того человека, который держал его за руку. «Рени… Помоги…», боль нарастала, не желая отступать, и парень снова почти терял сознание.

+1

10

>>> Черный Орден. Библиотека
То, что сделала Эл в библиотеке, она привыкла называть искажением пространства. Ведь по сути: откуда могли в библиотеке взяться лед и холодный ураганный ветер? Их там не было и быть не должно, но девушка могла поручиться, что в тот момент никто не сомневался в реальности холода и боли от укусов ветра. Хаус постаралась создать реалистичную иллюзию. И пусть она продержалась всего секунд десять, и пусть, что после этого стало понятно, что экзорцистка всех надула (пришло в исходное состояние), но факт – иллюзия была мощной. Чем сильнее были «миражи» тем больнее становилось Эл.
«Черт. Оружие и зверьки-фамильяры вообще у меня сил не тратят. А тут всего десять секунд!» «Могу сказать, что иллюзия была великолепной. Так быстро ее создать, да еще так качественно. Ведь никто из них даже на секунду не усомнился в реальности непогоды в помещении. Радуйся – ты совершенствуешься» «Я порадуюсь после… после того как… найду… что-нибудь… что убило бы мою боль…» «Ты же не хочешь упасть в обморок после такого шоу?» Девушка в компании Сакуры и Сумана покинула Орден и через Ковчег оказалась в Азиатском подразделении. И сейчас девушка спешила в медпункт. Терять голову, сознание и содержимое своего желудка в коридоре не хотелось. Покосившись на идущую рядом Сакуру, Эл усмехнулась, стараясь скрыть свою боль и напряжение. «Представляю, как в целом выглядит ее сегодняшний день. Приехала в Лондон. Встретила не особо дружелюбных рыжиков в лице Фоу и Тины. Потом была передана в мои заботливые руки. Понаблюдала за тем как рушится Орден. Увидела Ноев, и мою иллюзию. Хмм… интересно она поняла, что это иллюзия? Хотя вряд ли. Там все мое исчезло, когда мы по коридорам неслись. И теперь мы за много километров от Англии… Целый день событий! Весело!» «Догадываюсь, что ты сейчас скажешь» «Ах…. Да… хоть кому то повезло»
Оказавшись в медпункте, Элис, как бы грубо и неэтично бы не выглядело, не обратила внимания на присутствующих. В иной другой момент она может и повернула бы голову в сторону странных людей, что тоже были в медпункте. Даже скорее всего заинтересовалась бы ими, любопытство было по сказочному кошачьим. Но сейчас она пришла сюда за обезболивающим. Да и выглядела иллюзионистка так, что краше в гроб кладут. Бледности мог позавидовать любой призрак, девушка как-то враз стала на вид болезненнее, словно та иллюзия все еще черпала из нее силы.
«Мама родная….» «Здесь уместнее было бы вспомнить отца. Он же врачом был. Только не говори, что забыла его маленькие уроки» «Скажем так, что я не забыла, но вспоминать не хочу» «Стало быть все же забыла. Ты редко забываешь что-либо, особенно если твое состояние от этого зависит» «Ты прям как заботливая нянька» «Нет. Я просто твой друг» «Как красиво звучит!» «Ну ладно. Мы в одном теле и я не хочу страдать из-за твоей дырявой памяти» - съехидничал кот. Девушка добралась до ближайшей койки и, с видом выполненного подвига, рухнула туда.

0

11

Рэни уже давно привыкла к тому, что Токуса готов наплести всё, что только можно, лишь бы люди в медицинских халатах держались от него подальше. Правда на неё эта секретная техника убалтывания давно уже не работала: война войной, а плановый медосмотр – он как обед, чётко по расписанию. Ну а уж если имеются в наличии какие-либо признаки недомогания, отвертеться несчастной жертве было невозможно. Разве что сбежать.
Но сделать это ворону не удалось – новая волна боли попросту не дала ему подняться с кровати.
- Рени, помоги.
Тот, кто несколько часов назад спас ей жизнь, теперь сам просил помощи. Смотрителю стало не по себе от такой взаимной зависимости. Уложив ворона на подушку, Рэни откинула широкую прядь с его лба и едва не вскрикнула. Подобной отдачи она всегда боялась больше всего. Смотритель прекрасно понимала, что будет с третьим, потерявшим контроль над собой – то же, что станет и с Алмой, когда тот окажется неспособным удерживать в себе ядро акума – от него попросту избавятся. А незаменимых звеньев в этой системе нет.
Какой-то сердобольный молодой человек , по виду – научный работник главки, заметив, что ворону стало плохо, хотел было позвать врача, но Рэни вовремя его остановила, признавшись, что она сама врач и давно наблюдает его.
«Если они заметят знак акума, пиши пропало. Но я ничем не могу ему сейчас помочь – или он справится сам, или… Не пищать!.. Нужно просто перетерпеть…» Последнюю мысль Рэни уже адресовала сама себе.
В ящике тумбочки нашлись хлопчатые салфетки. Рэни недолго думая обмакнула одну в тот самый керамический кувшинчик и обтёрла ей лицо и шею ворона, а затем, аккуратно свернув, положила ему на лоб.
«Умница же. Ему вряд ли станет легче, но зато никто ничего не заметит».
- Токуса, держись. Тоже мне, нашёл время разлёживаться…

В ординаторскую, словно ураган, влетел ассистент Джонс и с порога же огорошил:
- Состояние второго и пятой резко ухудшилось!
Рэни бросила на стол отчёты вместе с результатами последней диагностики и пулей вылетела из комнаты.
- Мы ввели предельно допустимую дозу анальгетика, не помогает… - начал, было, ассистент, стараясь не отстать на бегу.
- И не поможет. Пока клетки Алмы не станут частью их организма, всё будет без толку, - мрачно отрезала Рэни. – И ещё, я же просила – без инициатив.
В то время, когда капитан Воронов Мадарао уже проходил курс реабилитационной терапии, а состояние Киредори и Гоши было стабильным, Токуса и совсем недавно вышедшая из комы Тэвак находились на грани жизни и смерти. И так – почти неделю. Рэни свалила всю возможную организационную работу в подразделении на Пека и буквально дневала и ночевала  в больничном крыле; не  имея возможности нормально выспаться, смотритель чаще, чем обычно, срывалась на окружающих. Она уже была готова возненавидеть Рувелье за то, что всё это затеял, воронов за то, что согласились стать подопытными (хотя их просто могли и не спросить), и себя за то, что взялась за этот проект. Но как бы не было трудно, дело нужно было довести до конца. Слишком много крови уже было на её руках, слишком высокая цена уплачена за эти знания, слишком высоки ставки в этой игре.
Когда Эпштейн вошла в палату, крошка Тэвак была в сознании. Она выглядела не просто уставшей, а измождённой – кажется, у неё почти не осталось сил для того, чтобы бороться за свою жизнь. Девочка не могла сдержать крик от той боли, которую причиняла ей Тёмная материя внутри неё. А Рэни могла только ждать и надеяться на лучшее.
«Чёрта с два, ждать!» - почти с остервенением подумала женщина. – «Я не потерплю провала!»
Бросившись к Тэвак, Рэни чуть не закричала в полный голос: «Борись! Ты должна выжить!», но все эмоции схлынули в тот момент, когда в её ладонях оказалась узенькая, бледная ладошка девочки, секунду назад слабо сжимавшая уголок одеяла. В памяти возникло мамино лицо и тепло её рук. Рэни плохо помнила мать – слишком рано та умерла – что она была за человек, женщина знала в основном по рассказам отца. Только несколько образов, связанных с ней, прочно врезались в память…
- Тише-тише, всё будет хорошо. Ты скоро поправишься, только потерпи немного.
Рэни с детства отличалась крепким здоровьем, но когда болела, миссис Эпштейн практически не отходила от неё.
«Главное – держать за руку и говорить с ней. И не пищать». И верить, конечно же, верить.
Спустя два с половиной часа ассистент зашёл в ординаторскую и обомлел: смотритель Эпштейн, которая некоторое время назад здорово отчихвостила его за все проявления инициативы, которые только смогла вспомнить за время работы с ней, мирно спала на диванчике. На столе стояла чашка недопитого кофе. Поколебавшись минуту, Джонс растолкал Рэни и поинтересовался, всё ли в порядке.
- Всё окей, - отмахнулось сонное начальство.
- А… - ассистент с недоумением покосился на перебинтованную руку Рэни.
- А, это? Это второй наш дружище расцарапал, хотя как по мне, лучше бы поорал, - вздохнула Эпштейн. – Ты не бери в голову, лучше завари мне чаю.
«Это был первый и последний раз, когда я играю с ними в мамочку. К чертям сострадание и эмпатию».

- Если так нестерпимо больно, просто вцепись в мою руку и не отпускай, - Рэни взяла ладонь Токусы в свои и только тогда поняла, как дрожат её руки. – И не сдавайся, прошу тебя.

+2

12

<--- Главное подразделение|Жилая часть|коридоры

"Я не могу больше причинять боль тем, кто хочет спасти меня..." Воспоминания о произошедшем в зазеркалье, когда Ниам просто потеряла саму себя, когда её поставили перед невозможным выбором... Ей было тошно даже думать о том, что она сделала, а картина Санди, держащейся за повреждённое плечо, из которого торчало острое металлическое перо из одного из её крыльев надолго задержалась в её мозгу. крепко зажмурив глаза, она даже не поблагодарила человека, который вытащил её из разрушаещегося места. "Как звали ту девушку? Она улетела, блин, я могла улететь вслед за ней. Сволочи, куда она телепортировала Санди-сан? Что она с ней сделала? Блин, я не могу просто идти в медпукт, словно ничего не случилось... я должна уйти. Но куда? Есть ли у меня место, или хоть какая-нибудь зацепочка?" Крик ярости вырвался сквозь зажатые зубы, и люди, проходящие мимо, аж дёрнулись когда увидели такую реакцию от такой маленькой, хрупкой, и на вид милой девочки.
Она сама и не заметила, как зашла в медпункт, да и поразилась, что зашла именно в эту комнату, хотя ни у кого не спрашивала дороги и даже не хотела сюда идти. А хотя при всём этом обилии коридоров она чаще всего терялась (эх, тяжела жизнь экзорциста). Смешение чувств залепило глаза, однако она уже зашла, выходить уже не хотелось, а так, воспользуясь случаем, можно было подлечить разбитые локоть и колени, из которых текла алая жидкость, огибая уже запекшуюся кровь. Больно не было, точнее было, но на фоне психологических проблем это куда-то улетучивалось... "Как их там? Семья Ноев, да? надо бы поспрашивать о них, да и узнать где они обитают. Если задачи этого чёртового Тёмного Ордена с ним бороться, они должны об этом знать. Однакоя ведь не получу поддержку, я иду спасать одну из них, их противников... Ну ладно, главное - это правильно пользоваться предоставленными возможностями..."
Девушка водрузилась на первую попавшуюся ей под руки (попу) кровать, и не думала ни о чём, не видела ничего вокруг себя, снова было тошно, слабость залевала её, глаза были прикрыты тенью чёлки, она свернулась как эмбрион, и каждый голос, возникающий в её голове, буквально ужарял по ней. Боже, ведь всего три-четыре дня назад она была официанткой и волновалась только из-за того, что не успевает обслужить все порученные ей столики. Она ненавидила людей, ни с кем не общалась, ни в кого не верила и жила только для себя самой... Вопросы, неуверенности... Она не знала, кому верить; кто прав, кто виноват; что она в этом мире; как сильно изменилась, да и вообще следовало ли ей вообще меняться?; сколько боли перенесли люди; что есть правильный выбор...?
"...все дальней шее ты узнаешь, если вступишь в эту организацию. Я с этими рассказами больше панькаться не хочу. Но выбора у тебя не особо то и есть...", "...каждый у кого есть хоть малейший  намек на соединение с чистой силой обязан идти в Орден. Или его забирают.", "...я против. Тогда уничтожайте мою Чистую Силу...", "я выбираю смерть", "...ты так стремишься получить смерть, которую ты даже не заслужила.", "...я экзорцист и лишь выполняю свой долг, и он заключается в твоем устранении, будь добра, прими истинное обличие, мне так будет проще, да и девочка поймет кто есть кто и если она человек, мне не придется зарубить и ее тоже...", "...несчастная, ты что, веришь экзорцистам?", "...эти ваши Божьи служители готовы любого порвать ради своей цели...", "...люди не верят в то, что считают "неправильным", даже если увидели это своими глазами, так что нам даже заботиться об этом не надо, они сами придумают миллион отговорок.", "...этот мир очень привередлив, поэтому с ним надо относиться бережно", "...из-за этих пробок люди умирают, а ты сама между прочим человек!", "...из-за этих пробок, как ты выразилась, умерло много моих друзей.", "...если тебе плевать на твоих друзей, на людей, которые к тебе хоть когда то хорошо относились можешь оставаться здесь.", "...у меня нет друзей", "...если тебе так наплевать на людей и ты их так ненавидишь, то зачем тогда защищаешь?", " ты можешь мне доверять...зла тебя я точно не желаю...", "...прости, я никому не могу доверять.", "...ты мне как тот гвоздь в заднице!!!", "...Санди, забирай Ниам через зеркало и валите от сюда!!!", "...сейчас Кросс сражается лишь потому, что хотела спасти тебя и людей. И это твоя благодарность ей?", "...Рина немного занята, дерется с третьем уровнем", "...не твоя ли помощь?", "...прости меня за это. Я действительно не хотела причинять тебе боль.",
Она сама и не заметила, когда к ней подошла медсестра и начала обрабатывать раны. Она сама и не заметила, как незаметно её глаз выпустил слезу...

Отредактировано Niam (24-05-2010 22:39:03)

0

13

>>> Черный Орден. Библиотека

События за сегодняшний день катастрофически быстро сменяют друг друга. Что не одно так другое. После того как они выбежали из библиотеки и через «дверь» ведущую через белый город оказались в Азиатском подразделении. Сакура посчитала, что глупо по дороге идти и пытаться что-либо узнать, что вокруг твориться. По прибытию Элис поспешила в медпункт.
«Сказать, что она плохо выглядит- значит, ничего не сказать» Сакура пошла следом за жутко бледной Элис. «Похоже, подразделение не маленькое…»подумала Сакура, по дороге оглядывая множественные коридоры Азиатского подразделения Черного Ордена.
«Неужели это после ее атаки? У меня создалось впечатление, что этот холод и лед был не совсем настоящим. Конечно, все было как по настоящему, но на уровне подсознанию начинаешь задумываться, как они могли взяться в таком месте как библиотека?»
Пройдя в медпункт, Элис рухнула на ближайшую койку. В помещении кроме них были еще несколько человек, но девушка не стала сильно приглядываться к ним. Сейчас ее начало беспокоить состояние новой знакомой.
-Ты в порядке? Неважно выглядишь.- спросила Сакура слегка наклонившись к кровати.

0

14

Девушка лежала на койке и отстраненно созерцала потолок, стараясь не провалить в беспамятство. Было так же трудно бороться с тошнотой. Но больше всего все же не хотелось провалиться в свой внутренний мир. Там, конечно же, было прекрасно, Честер всегда старался на славу, да и собеседник он был хороший… НО! В мире сейчас было слишком много интересного, пропадать на неизвестное время из него не следовало.
-Ты в порядке? Неважно выглядишь
-Ну… я живая, а значит в порядке. Неважно? Да не, это я просто не тяпнула волшебной жидкости.
Девушка усмехнулась. Медсестры уже маленьким роем кружились над раненными. При чем некоторые были ранены не только физически. Достав заветную бутылку, Элис водрузила ее на столик рядом с кроватью и строго покосилась единственным глазом на медсестру, что подошла к ней.
-Леди, прошу не убирать мое сокровище. – усмешка была какой-то мальчишеской.
Медсестра вздохнула и стала спрашивать что болит, и проверять на предмет серьезных травм. Кроме истощения и боли в животе ничего не было обнаружено. Судя по лицу девушки, и как она косилась на бутылку, Эл поняла что ее приняли банально за сильно-пьющую личность, которая забывает хорошо питаться, что и привело к расстройству желудка. Было жутко обидно осознавать, что кто-то так о тебе думает. Как результат рыжику выписали таблетки от боли в животе и настоятельно рекомендовали плотно покушать. После сего вердикта девушка улетела куда-то еще. Элис закатила глаза и тихонько захихикала.
«Теперь представь, как это выглядит со стороны» «Как лечить мое истощение и раньше то не знали. Я просто впадала в коматозное состояние, сама потом из него выходила и все» «Может и правда надо почаще кушать? Ведь мы – экзорцисты паразитического типа» «Я знаю, я та еще паразитка и зараза» Смешки становились то громче, то тише. Кто знал хоть мельком рыжика, те могли с уверенность сказать, что она ненормальна. А теперь этот смех только подтверждал данную теорию. Некоторые из медперсонала неодобрительно покосились… на бутылку. Эл от греха подальше решила замолкнуть.
-Сакура, ты же по сути так и не встретилась с начальством. Да и Хелв не увидела… Куда думаешь сейчас пойти?
Быстрый взгляд на чемоданчик в руках. «А все мое в Ордене осталось. Блин даже плащ Ордена!» Эта потеря больше всего веселила экзорцистку, которая просто терпеть не могла официальную форму и всячески пыталась от нее избавиться. Одежда была плотной и хорошо защищала, но Элис все равно ее ненавидела!
Повернув голову, ученица Кросса увидела молодую девушку от которой только что отлетели заботливые медсестры. Судя по всему ей крепко досталось. «Ненавижу Орден. Они и меня работать заставляют и даже детей!» Обычно на душевное состояние других Эл не обращала внимание, но на этот раз решила предпринять хоть какую-то попытку утешить миловидное создание.
-Милая леди, прошу не плачьте. Так печально видеть ангела со слезами на глазах. – выкопав самую обаятельную улыбку из своего ассортимента, Хаус нацепила ее на личико.
«У меня приступ кавайности. Ты прям как старшая сестра для всех новеньких экзорцисток!» «А что? Надо же мне себе смену растить!» «Сумасшедших, хитромордых дамочек с великим количеством бзиков в голове и острой формой шизофрении?» «Какая галантность!» «Я просто сделал речь более доступной и эмоциональной!»

Отредактировано Элис (25-05-2010 09:20:41)

+1

15

Милый мои, родные мои, из-за большого количество персонажей в лазарете, некоторые из которых друг с другом не взаимодействуют вообще, очередностей здесь будет несколько:

Очередность №1
Рэни
Токуса

Очередность №2
Ниам
Сакура
Элис

0

16

Ничего более не оставалось, только вот так-вот сидеть, скрестив руки под животом, и перегнувшись через него, чтобы каштановые волосы падали на маленькое личико, закрывая его. Вот так вот глядя на неё можно было-бы подумать, что болит живот, что противник ударил её именно туда, именно поэтому пришлось усиленно мотать головой, когда медсестра спросила её об этом. Больно не было. Нигде. Только душа молила о пощаде, слишком много тяжёлых вещей произошло в такие сжатые сроки, маленькое не привыкшее к этому сердечко было просто не готово выдержать этот натиск. Та, что обработала её царапины ушла, решив не отвлекать и не волновать её, есть гораздо более серьёзные случае - а ведь Ниам даже не пришлось сражаться... Она не встретила ни одного Акума, а от атаки Ноя её спасла другая Ной, хоть и с намерениями спасти совершенно другую девушку. А всё-таки правду говорят, что душа болит гораздо острее остального тела... Однако постепенно становилось всё лучше и лучше, мысли возвращались в свой обычный порядок, и тот путь, что она должна совершить ради достижения своей цели становился всё яснее и яснее, и девушка уже была готова решить всё для себя и продумать план, как к ней внезапно обратились.
Обращение было весьма неожиданным, и француженка бы подумала, что это не с ней разговаривают, но буквально чувствовала на себе пристальный взгляд и подняла голову, мимолётно вытирая слезинку на щеке. Она не нуждалась ни в жалости, ни в помощи, ни в поддержке. Она должна была сдеать всего-лишь одну вещь, однако пока-что плохо себе представляла это возможным исполнить. Для начала было-бы неплохо спросить кого-нибудь про нахождения штаба семьи Ноев, однако в таком случае её могли посчитать сумасошедшей или ещё что хуже. подозрения и "доброжелатели" могли только помешать, выход был один - Рина. Единственный знакомый ей человек.
- Милая леди, прошу не плачьте. Так печально видеть ангела со слезами на глазах.
Говорящая незнакомка имела такие-же зелёные глаза, что и малышка, а её короткие рыжие волосы неровно падали на лицо. Она привлекла её внимание, а потом она посмотрела на ту, что стояла сзади. Что самое интересное, у неё тоже были глаза цвета весенней травы. Почему-то у всех её знакомых была эта черта, даже как-то необычно.
- Да какой из меня ангел? - Спросила она, вернувшимся голосом, однако пока-что смотрела в пол, изучая свои балетки, а потом снова подняла голову, изучая девушек. Хотелось снова кричать и возмущаться, говоря всему миру о своих желаниях и точке зрения, однако говорила весьма спокойна, разве что нотки грусти и слёз были слышны и полуглухому человеку. - Я не могу даже помочь человеку, который спас меня. Я бессильна, я ничего не могу сделать. Я жила всю жизнь ради себя, не нуждаясь ни в ком, и никто мне не нужен был, а когда первый разв жизни дорогой мне человек нуждается в помощи - я не в силах ему помочь!
И снова слеза, и снова смахнутая широким рукавом, спина выпрямилась, а уже более уверенные глаза смотрели в окно, точнее за его прозрачную грань. "Я хочу выйти... Я хочу хоть что-нибудь придумать... Интересно, где мне найти Рину? Сомневаюсь, что она пострадала, она очень сильная... Тут её нет, значит всё хорошо."
- Ой, прошу прощения за то, что я только-что сказала, - словно возвращаясь в мир раскидывалась извинениями новоиспечённая экзорцистка, слегка засмущавшись и щёки приобрели лёгкий румянец, - я не должна была заваливать вас своими проблемами... Ой, простите, забыла представиться, называйте меня Ниам. Просто Ниам.
Многие люди удивлялись её имени, оно было необычным и не принадлежало никакой нации. Говорят, что это некая форма видоизменённого норвежского имени, хотя самой малышке было на это абсолютно наплевать. Она не любила называть своё настоящее имя, и не собиралась, прошлое осталось позади, так зачем же к нему обращаться. Началась новая жизнь, и она требует абсолютно новых людей, под нвым именем. Да и тем более ей оно очень даже хорошо подходило. Такое же маленькое, невинное и хрупкое, но в то-же время дерзкое и сильное...

Азиатское подразделение находится в пещерах, так что окон там нет =)
/С любовью, Дейша

Отредактировано Дейша Барри (25-05-2010 23:17:08)

+1

17

Токуса никому и никогда не признается, что в тот день ему стало страшно. Нет, не от того, что Ватикан и командование Воронов в очередной раз придумали – это, как-раз-таки, было в порядке вещей, так что парень относился к новости о проекте почти философски. Страшно стало уже немного позже: когда он пришел в себя в медицинской палате. Вокруг ходили какие-то люди, считывали показания медицинских приборов и почему-то качали головой, глядя на оборудование, стоявшее у его кровати.
- Состояние может ухудшиться в любой момент, - доносилось до него, - Второй выглядит лучше пятой, но это не повод радоваться: он тоже может погибнуть, - почтенный старичок пожал плечами и вышел прочь. «Да никогда! Я останусь жить!», билась отчаянная мысль на фоне ломающей тело боли. Токуса старался отчаянно цепляться за любую возможность выжить, за любое доказательство своего существования хотя бы в пределах этой комнаты. Не умирать, выжить, встать на ноги и продолжать совершенствоваться во всех аспектах – те цели, которые давали Ворону силы оставаться в сознании. Но стало хуже: ему показалось, что все кости перебили, как минимум, кувалдой, а в глотку вылили раскаленного железа. Сердце за доли секунды начало биться, как сумасшедшее (он это понял из резко участившегося писка приборов рядом с собой), а дыхание почти сошло на нет – Токуса даже не замечал, что делает один вдох-выдох за то время, за которое раньше делала вдоха три. От недостатка кислорода и бешенного ритма сердцебиения закружилась голова, а к горлу подкатил комок рвоты. «Неет, ублюдки. Не дождетесь!», в голове билась одна-единственная мысль, пока тело извивалось на койке. Кто-то вошел в комнату – он точно слышал чей-то голос, «Женский, кажется». Он кому-то что-то шептал о том, что все будет хорошо и парень старался поверить в эти слова. Ладони коснулись чьи-то пальцы и по телу пробежали мурашки, словно волна чьей-то силы в миг остудила его боль. Тихий голос что-то говорил, но слов Ворон не понимал – подкатил новый приступ, и стало не до разбора чужих слов. Токуса выгнулся и впился ногтями во что-то мягкое. Переложить свою боль на другого человека, готового разделить ее с тобой, это самое лучшее, что можно придумать.
Парень приоткрыл глаза и увидел силуэт, обрамленный ярким светом ламп. «Дева Мария… Спасибо», успел он подумать, прежде чем забыться в спасительной тьме.

- Если так нестерпимо больно, просто вцепись в мою руку и не отпускай. И не сдавайся, прошу тебя, - пальцы сжали чью-то ладонь, но не слишком сильно – боль проходила.
«Тот же самый голос», отметил Токуса, выныривая из боли. Приступ был не таким сильным, как тогда – повод порадоваться: с каждым новым будет не так плохо, как в предыдущий раз. Экзорцист-полукровка обмяк в кровати и вздохнул, окончательно прогоняя всю эту мерзость. «…Голова раскалывается. Где я? Что со мной? Я думаю, значит – я жив. Хотя, не факт. Так. В тело возвращаются ощущения. Я лежу. Надо попробовать пошевелиться. Сначала руки – сжать в кулак... Есть. Сделать глубокий вдох… Нигде не больно. Прислушаться… Гомон голосов, шаги, ветер. Надо открыть глаза… Потолок. Белый. Видимо, я в лазарете. Надо попробовать сесть…Черт, это сложнее. На счет… Раз, два, ТРИ! Есть. Ммм… Как голова раскалывается. Что произошло?», Токуса сел и закрыл лицо ладонью. Пентаграммы уже не было, а шрам успокоился. Ворон инстинктивно сжал вторую руку и почувствовал тепло чужой кожи. «А?», он посмотрел на ладонь и увидел, что сжимает руку Смотрителя Апстейн. Его тут же словно током передернуло.
- Госпожа Апстейн, - парень глянул на женщину мутными глазами и убрал руку от ее пальцев, - Мне кажется, или здесь стало слишком людно?
- Тут и так было людно, - женщина пожала плечами и осмотрела лазарет. Токуса проследил ее взгляд: раненые, плачущие, безразличные, полумертвые, пустые. Десятки пар глаз и ни одни не похожи на другие: от войны всем досталось и всем по-разному. Ворон успел воспитать в себе какое-то садистское удовольствие от процесса сражения. Иначе никак. Иначе сойдешь с ума, а он не имеет права на такую непростительную слабость.
- Впрочем, намёк понят. Давай уйдём. Но если тебе снова станет плохо, я тебя неделю продержу в изоляторе.
Апстейн поднялась с кровати и пошла прочь из лазарета, старательно делая вид, что с ней все в порядке. Но не она одна знала о своих подопечных все: Токуса, как и все Третьи провел с ней немало времени. Ему всегда казалось, что от глаз госпожи Апстейн не скрыться: Смотритель, ответсвенный ученый на проекте, член командования Воронов, в конце концов. Экзорцист усмехнулся и пошел следом, "Увы и ах, госпожа. Как бы вы ни старались скрыть то, что у вас а душе, вы все еще остаетесь человеком с живым сердцем...", слабая и немного горькая улыбка тронула его губы. Такого выражения лица не видел никто. Кроме Мадарао, который много лет назад рассказал ему один свой секрет.

-----> АП. Гостиная

Отредактировано Tokusa (28-05-2010 22:12:22)

0

18

Сакура молча наблюдала, как медсестра начала осматривать Элис. Серьезных ран не обнаружили, и это обрадовало девушку. Медсестра косилась на уже знакомую бутылку, выставленную Элис на столик рядом с кроватью. « Похоже, Элис знает толк в хорошем спиртном, раз отзывается о нем как о сокровище. Забавно…» девушка слегка улыбнулась.
-Сакура, ты же, по сути, так и не встретилась с начальством. Да и Хелв не увидела… Куда думаешь сейчас пойти?
Сакура вздохнула:
-Честно я без понятия, что сейчас делать. Вполне возможно сейчас начальство обсуждает произошедшее и им будет не до меня. По пути суда я успела заметить множество коридоров, а если я куда-нибудь пойду в одиночку, то есть большая вероятность просто потеряться.
Внимание Элис привлекла девушка, которая была явно в подавленном состоянии.
-Милая леди, прошу не плачьте. Так печально видеть ангела со слезами на глазах.
Сакура обратила внимание на девушку, на которую отвлеклась Элис. Девушка сидела, согнувшись и держась руками за живот, словно придерживая больное место. В красивых зеленых глазах блестели слезы.
- Да какой из меня ангел? Я не могу даже помочь человеку, который спас меня. Я бессильна, я ничего не могу сделать. Я жила всю жизнь ради себя, не нуждаясь ни в ком, и никто мне не нужен был, а когда первый раз в жизни дорогой мне человек нуждается в помощи - я не в силах ему помочь!- девушка смахнула рукавом навернувшиеся слезы. - Ой, прошу прощения за то, что я только что сказала, я не должна была заваливать вас своими проблемами... Ой, простите, забыла представиться, называйте меня Ниам. Просто Ниам.-  немного покраснев, сказала девушка.
- Не надо извиняться. Плачь когда тебе грустно, смейся, когда тебе весело. В этом нет ничего плохого. Если ты хочешь кому-то помочь - не падай духом и приложи все усилия для этого.- Харуно улыбнулась, подошла к Ниам и протянула руку в знак приветствия - Я Сакура. Я только сегодня прибыла в Орден.

+1

19

«Да, я не просто умна… Я – гений! При чем не признанный… И есть от чего меня не признавать как гения» - Элис собралась с духом, дожидаясь комментария с едкими нотками от своей Чистой Силы. Странно, но ответа не приходило. Был бы уже повод взволноваться и заголосить на все Азиатское подразделение, что ее сила Господня обиделась, но… Девушка все еще ощущала присутствие своего друга, да и приглушенное хихиканье нельзя было причислить к миру реальному. Это стало поводом чтоб успокоиться. А критиковать, ибо мысли были ехидными, себя Элис стала по той простой причине, что лишь после того как вопрос сорвался с языка и достиг ушей новенькой экзорцистки, она поняла что спросила глупость.
-Честно я без понятия, что сейчас делать. Вполне возможно сейчас начальство обсуждает произошедшее и им будет не до меня. По пути суда я успела заметить множество коридоров, а если я куда-нибудь пойду в одиночку, то есть большая вероятность просто потеряться
«Нет, правда, о чем я думала? У меня живот болит, а не мозги атрофировались! Так должно было быть, теперь же я сомневаюсь в этом. Действительно, не отправлять же мне ее одну блуждать по коридорам в поисках начальства. Да и подозрительно это будет: новенькая пришла неизвестно откуда, и при чем сразу же после того как основное подразделение было уничтожено. Ей мозги замучают, все соки выпьют…. Наверное, я все же больна…» «На голову» - не удержался Честер вставить пару словечек. – «Ты хоть и хиленький авторитет, но все же уже не просто человек с улицы. Сможешь дать рекомендации» «Какие же? Я о ней ничего практически не знаю…» «Ну… хотя бы то, что она не Ной и с вообще на нашей стороне»
«Ангел», к которому обратилась Элис, видимо пребывал в депрессии. При чем в очень глубокой депрессии.
- Да какой из меня ангел?«Самый натуральный. Маленький, взъерошенный и жутко расстроенный»Я не могу даже помочь человеку, который спас меня. Я бессильна, я ничего не могу сделать. Я жила всю жизнь ради себя, не нуждаясь ни в ком, и никто мне не нужен был, а когда первый раз в жизни дорогой мне человек нуждается в помощи - я не в силах ему помочь!
Элис насторожилась. Внешне то это никак не проявилась, в конце концов, дурить людей и носить маски – дело более чем привычное для Элис. Для постороннего человека рыжик все так и лежала на койке, прижимая руки к животу, и с добрым взглядом и понимающим личиком слушала девушку. Но это только верхний слой. Девушка, можно сказать, не насторожилась, а просто навострила ушки. Встрепенулась как кошка, почуявшая валерьянку. Ей почему то безумно захотелось узнать, кто был тот дорогой человек и чем же не смогла помочь ему эта молодая особа. Печальные истории не были новинкой и бессилие тоже, но на чисто интуитивном уровне рыжик желала знать именно эту историю, именно этой девушки. Та, между всем прочим, продолжила своеобразную беседу с иллюзионисткой и Сакурой.
- Ой, прошу прощения за то, что я только-что сказала, я не должна была заваливать вас своими проблемами... Ой, простите, забыла представиться, называйте меня Ниам. Просто Ниам.
Девушка, казалось, возвращается в мир живых из мира грусти. По крайней мерее она выглядела уже не так печально. «Ниам? Странное имя, я не сильна в именах и даже навскидку не могу сказать какие корни у него» «А может это не имя, а скажем псевдоним или второе имя?» «Она молода. Может есть секрет из-за которого она прячет имя. А быть может ей просто родное имечко не нравится. В конце концов все возможно. И в таком возрасте более чем возможно» Сакура решила приободрить девушку, а за одно и представиться.
- Не надо извиняться. Плачь когда тебе грустно, смейся, когда тебе весело. В этом нет ничего плохого. Если ты хочешь кому-то помочь - не падай духом и приложи все усилия для этого. Я Сакура. Я только сегодня прибыла в Орден.
«Поспешно. Слишком поспешно давать такие советы. Не знаю почему ангелок был расстроен, но сомневаюсь, что она помогала «тому человеку» со средним старание. Хотя… с другой стороны, может это из-за неосвоенности Чистой Силы? Тогда быть может это утешение и подействует. К тому же я не прочь узнать ее ЧС получше. Быть может на тренировке…»
-Не отчаивайся. – добрая улыбка заботливой нянечки. – Я лично такой человек, что мне по силам вынести и свои и чужие неприятности и беды.«Ага. Вынести. До ближайшей урны»Я не знаю, что у тебя произошло и копаться в этом не собираюсь, это лично твое дело и ты не обязана нам все выкладывать.«Прям сцена из романа! Ты в актрисы не пробовала пробиться?»Но могу тебе сказать почти то же самое, что и Сакура. Не нужно отчаиваться. В Ордене найдутся те, кто сможет тебе помочь.«Хотя бы ты, да, Элис?»И на счет моего имени… Меня зовут Элис. Не возражаешь если без фамилии? А то это будет похоже на официальное знакомство в тронном зале при аристократах. – девушка хохотнула.
«Дожили… Больничная палата – тронный зал. Как жаль, что я в твоей голове, иначе отправил бы лечиться» - Кот тоже веселился, только его смеха никто не слышал, не кроме Эл само собой.
-Знаешь, Сакура, ты только не обижайся, но одну странствовать по коридорам этого заведения я тебе не дам. Найдем начальство попозже. Когда у них мозги на место встанут, и они смогут мыслить не в такой суете и спешке.
«Ты же мыслишь и ничего» «Честер, в последнее время ты слишком часто стал намекать на мое умственное состояние. Что такое, а?» «Мне скучно…» «Вэк? Ты ничего не перепутал? Это мои слова» «Ты слишком давно не заходила ко мне» «О, черт, у меня в голове обиженный на меня мужчина с хвостом и усами!!!»
Девушка оттолкнулась от постели и приняла сидячее положение. Живот как-то злобно заворчал.
-Упс, кажется мне поесть следует. Сакура, ты же с дороги, тебе тоже перекусить стоит. Тем более такой стресс, такие впечатления, такая суета. А ты, Ниам? Не против если на ты так быстро перешла? Ты не хочешь взбодриться и перекусить. Я не настаиваю на грандиозном ужине, но пара булочек будет не лишними.

Отредактировано Элис (26-05-2010 19:14:43)

+1

20

«Сколько же прошло времени? Пять минут? Десять? Двадцать? Неважно…» Каждая минута показалась Рэни бесконечной. Токуса сжимал её руку не той судорожной хваткой, как в тот раз. Рэни хорошо запомнила, как бледнели костяшки пальцев, как было больно, когда чужие руки с неконтролируемой силой сжимали её ладонь, впиваясь ногтям в кожу, от невыносимой боли и отчаянного желания жить. В тот раз Рэни будто бы поймала за руку человека, едва не сорвавшегося в пропасть. У неё не было выбора: нужно было удержать, не дать разбиться. И не позволить рухнуть своим надеждам, вере в то, что все усилия, затраченные на то, чтобы будущие экзорцисты стали боеспособными юнитами, не пропали даром.
В этот раз всё было по-другому. Всё-таки ворон ослаб, поэтому он не причинил Рэни физической боли. Но на душе у женщины было тревожно, будто бы это «рукопожатие» раз и навсегда, окончательно связало их судьбы.
«Мы связаны, и это глупо отрицать. И этот путь я должна пройти вместе с ними, в том числе и с Токусой. Дороги назад нет. Впрочем, я потеряла её ещё девять лет назад». Внезапно все события минувшего дня вновь пронеслись в сознании женщины.
«Господи, да мы все на краю пропасти! Этот мир рухнет, если ничего не сделать!» Но вместо привычного желания пойти и сделать хоть что-то, на Рэни накатились усталость,  чувство собственного бессилия и нечёткий, мутный страх.
«Если бы я могла что-то изменить! Но обычным людям не дано выправлять этот мир». И сейчас смотритель держала за руку уже не того человека, кто был на краю – она словно вложила в эти руки свои собственные стремления и возможности, далёкие, недосягаемые, недостижимые, и вместе с ними и свою собственную судьбу. Нет, право слово, Комуи скорее отдаст свою сестру замуж за Бака, чем Рэни упустит своё. Главное, чтобы результат был, а каким образом он будет достигнут – вопрос второй.
Когда Токуса начал приходить в себя, это странное переплетение страха и надежды куда-то пропало. Его сменило оцепенение. Это чувство вытесняло всё – и страх, и боль, и инстинкт самосохранения. Даже отчаяние. В такие моменты люди просто смотрят внутрь себя и видят лишь пустоту. Поэтому Рэни не выдернула из рук Токусы свою ладонь, когда ворон очнулся. К реальности женщину вернул его голос:
- Мне кажется, или здесь стало слишком людно?
- Тут и так было людно, - пожала плечами Эпштейн.
Рэни окинула взглядом помещение: довольно много знакомых людей, с которыми довелось пересекаться в главке, и имена которых уже успели стереться из памяти за истечением срока давности. Кто-то плакал, кто-то смотрел в потолок, кто-то пытался утешить других. И всех этих людей будто бы окружала пелена отчаяния и потерь, разрушенных надежд. Рэни всегда напрягала, если не сказать, раздражала такая обстановка. Не то, чтобы она считала это проявлением слабости, просто она не видела смысла сыпать соль на рану. «Даже самый уродливый шрам лучше, чем кровоточащая рана…» А таких шрамов на сердце у Рэни было достаточно.
- Впрочем, намёк понят. Давай уйдём. Но если тебе снова станет плохо, я тебя неделю продержу в изоляторе.
«И чем скорее я поговорю с Баком, тем лучше. Хотя вряд ли получится перехватить его раньше, чем это сделает Комуи».
Из-за того, что Рэни резко поднялась, у неё закружилась голова, но танки, как говорится, грязи не боятся. Пытаясь держаться бодрячком и не прихрамывать, смотритель решительно направилась к выходу.

--------------> плутая по коридорам в поисках Бакуши -----------> АО/Жилой корпус / Гостинная

+2

21

А тем временем интерес обоих девушек по отношению к незнакомой им девочке немного возрастал, это было интересно. Вообще было очень необычно смотреть на таких разных людей, обитающих в Ордене, все пришли сюда совершенно разными путями, но всех что-то связывает, что-то очень странное, непривычное... Некая тонкая, невидимая глазу нить, которая, однако крепче корабельных канатов. Можно было веками изучать тех девушек, что к ней подошли, которые заставили её обратить на себя внимание, ну шатенка именно этим сейчас и занималась, ей было очень интересно, что же они сейчас думают. Второй раз она уже сожалела о том, что не умеет читать мысли, второй раз за какие-то 20 минут, может немного больше. "Пора переставать желать неисполнимых вещей."
- Не надо извиняться. Плачь когда тебе грустно, смейся, когда тебе весело. В этом нет ничего плохого. Если ты хочешь кому-то помочь - не падай духом и приложи все усилия для этого, - розововолосая девушка пошла ближе, и малышка подняла голову, чтобы смотреть в лицо своей собеседницы. Её слова успокаивали, и на сердце становилось теплее, и словно ширококрылые бабочки порхали у неё в грудной клетке, - Я Сакура. Я только сегодня прибыла в Орден.
- Приятно познакомиться, - всё её немного смущенно отвечала она, пожав протянутую ей руку. "Она тоже, как и я, избранна этой чистой силой? Иначе почему она ещё может здесь быть? Форму, наверное, ещё не успели сделать. Она выглядит счастливой. Улыбается. Подбадривает. Что же на самом деле этот самый Тёмный Орден? Почему во всех словах, что мне многие говорили о нём сквозит только боль, неприязнь и тьма?" Ниам не успела задать интересующий вопрос, рыжеволосая девушка начала говорить, и утомлённое сознание не могло себе позволить пропустить ни одного слова. Многим покажется, что они не имеют значения, но сейчас, на грани пропасти, важно было каждое дуновение ветра.
- Не отчаивайся. Я лично такой человек, что мне по силам вынести и свои и чужие неприятности и беды. Я не знаю, что у тебя произошло и копаться в этом не собираюсь, это лично твое дело и ты не обязана нам все выкладывать. Но могу тебе сказать почти то же самое, что и Сакура. Не нужно отчаиваться. В Ордене найдутся те, кто сможет тебе помочь. И на счет моего имени… Меня зовут Элис. Не возражаешь если без фамилии? А то это будет похоже на официальное знакомство в тронном зале при аристократах.
"Помочь? Наверное и смогли бы, только не все способны меня понять, они не станут помогать мне в том, что я собираюсь сделать. А хотя, о чём я говорю? Я ведь даже ещё не решила для себя, что собираюсь делать дальше... Хотя, скорее всего они правы. Я должна это сделать, и не имеет значения что, я смогу найти путь и пробиться. Санди-сан, прошу Вас, не обижайтесь на меня за... а хотя нет, ничего..."
- Нет, нет, что Вы, я не хочу никого грузить своими проблемами, - заявила малышка, откинув в стороны все мысли о Рине, не хотелось бы её ещё и в это болото втягивать, у неё, скорее всего, и своих проблем навалом. "Если она в меня поверила, то я просто обязана сделать то же самое. Я сделаю всё, что в моих силах." - - Однако спасибо за поддержку. Вы не представляете, как смогли мне помочь. - И француженка...улыбнулась. На душе стало так чисто и тепло, путь в будущее стал светлее и чётче, осталось лишь обрубить шипы, преграждающие его.
- Упс, кажется мне поесть следует. Сакура, ты же с дороги, тебе тоже перекусить стоит. Тем более такой стресс, такие впечатления, такая суета. А ты, Ниам? Не против если на ты так быстро перешла? Ты не хочешь взбодриться и перекусить. Я не настаиваю на грандиозном ужине, но пара булочек будет не лишними. - Произнесла та, что назвалась Элис после смачного звука бурчащего живота. Внезапно и до девочки дошла мысль, что она не ела ещё с утра, а точнее вообще не помнила когда последний раз принимала ту самую пищу. Она была бы не прочь отправиться за девушками, однако её далеко не мизерное понятие долга протестовало.
- Спасибо за предложение, но, боюсь, мне придётся от него отказаться, - сказала экзорцистка, поднимаясь, - Есть ещё дело, которое я должна сделать, и, боюсь, оно не терпит отлагательств. Было приятно познакомиться, Сакура-сан, Элис-сан, я вас найду позже. И спасибо.
Девушка улыбнулась на прощанье и вышла из комнаты. "Я позже спрошу их мнение об Ордене. Когда вернусь. Сейчас это не имеет никакого значения."

--->Окрестности|Лес

0

22

- Приятно познакомиться - смущенно ответила Ниам. Слова Сакуры, похоже, помогли ей хоть немного приободриться. Да и Элис, похоже, решила сделать то же самое.
- Не отчаивайся. Я лично такой человек, что мне по силам вынести и свои и чужие неприятности и беды. Я не знаю, что у тебя произошло и копаться в этом не собираюсь, это лично твое дело, и ты не обязана нам все выкладывать. Но могу тебе сказать почти то же самое, что и Сакура. Не нужно отчаиваться. В Ордене найдутся те, кто сможет тебе помочь. И на счет моего имени… Меня зовут Элис. Не возражаешь если без фамилии? А то это будет похоже на официальное знакомство в тронном зале при аристократах.
-Нет, нет, что Вы, я не хочу никого грузить своими проблемами, однако спасибо за поддержку. Вы не представляете, как смогли мне помочь
.- малышка улыбнулась.
-Да не за что!- воскликнула Сакура, слегка махнув рукой. «Ведь это не сложно сказать теплые слова, согревающие сердце.»
- Упс, кажется, мне поесть следует. Сакура, ты же с дороги, тебе тоже перекусить стоит. Тем более такой стресс, такие впечатления, такая суета. А ты, Ниам? Не против если на ты так быстро перешла? Ты не хочешь взбодриться и перекусить. Я не настаиваю на грандиозном ужине, но пара булочек будет не лишними. – Произнесла Элис после смачного звука бурчащего живота.
-И правда я была бы не против что-нибудь съесть - смущенно произнесла девушка. Последний раз она ела в поезде по пути в Лондон.
- Спасибо за предложение, но, боюсь, мне придётся от него отказаться, - сказала Ниам, поднимаясь, - Есть ещё дело, которое я должна сделать, и, боюсь, оно не терпит отлагательств. Было приятно познакомиться, Сакура-сан, Элис-сан, я вас найду позже. И спасибо.
-Еще увидимся - Сакура помахала ей на прощанье.

Раньше не заметил, но сейчас скажу. В чем смысл поста, больше чем на половину состоящего из чужой речи?? И я вам не в первый раз это говорю. / Лави.

0

23

>>> Черный Орден. Коридоры.
Выбрались или нет те молодые экзорцисты, Такхизис не волновало. Не выбрались – их вина и проблема. Она сделала все, чтобы облегчить им жизнь. Она выполнила свой долг «перед родиной» - уничтожила захватчиков. По крайней мерее тех, что встали у нее на пути. Но записываться в няньки она не собиралась. Детей у нее не было и как вести себя с подрастающим поколением она не знала. Холодный нейтралитет почти ко всем и ко всему.
Войдя в медпункт, женщина непроизвольно сморщилась. Запах как всегда ее раздражал. А еще здесь было много народу. Естественно женщина предполагала, что после атаки на Орден, здесь будет много народу. Что тоже было печально. К маршалу, у которой форма уже основательно была залита кровью, тут же подскочили резвые медсестры. Ее провели подальше от основного народа, так как раны выглядели плохо, да и выглядела женщина хуже всех остальных в лазарете. Было неприятно осознавать, что она единственная, кто так сильно пострадала. Гордость, хоть и обузданная и находящаяся на коротком поводке, все равно поднимала голову и скалилась на свою хозяйку.
Стянув с себя форму (неприятные ощущения, когда уже подсохшая кровь отрывается от тела вместе с тканью) и позволив обработать раны, француженка переоделась в более простую одежду и лежа на койке стала наблюдать за суетой в медпункте. Брови чуть удивленно поднялись вверх, когда женщина увидела здесь знакомую мордяху. Рыжие волосы, находящиеся в беспорядке, милая улыбка, зеленые глаза, один из которых закрыт черной повязкой, одежда, которая явно не являлась формой, грязные сапоги, которые хозяйка не удосужилась снять и поставить рядом с кроватью (а по тому они возлежали на чистых одеялах), и бутылка чего-то спиртного на столике. Вне сомнений это была Элис. Такхизис напряглась. Она не доверяла этой экзорцистке. Уж слишком доброй та была. И слишком честное у нее было лицо. «У честных людей такого честного лица не бывает. И интересно, что это за девушка рядом с ней? Еще одна пренебрегающая формой? Или кто-то из научного отдела?» Краем глаза Такхизис увидела мелькнувший уголок чемоданчика. «Новенькая? И повезло же ей встретиться с этой кошколицей женщиной» Хаус и правда чем то напоминала кошку. Рыжую, наглую, хитрую и плутоватую. Девушка рядом с ней казалась похожей на цветок. Чистый, живой и прекрасный. «Ну а я – дракон. Монстр, стерегущий замок. Без друзей, без семьи и без любви. Теперь уже поздно о ней задумываться. Возраст не тот. И детей я не заведу. А друзья… я же опять их потеряю на этой войне»
Маршал прикрыла глаза, решив, что на сегодня с нее хватит потрясений. И разговор с рыжей экзорцисткой не входил в планы. «Отдохну. Может на этот раз мне не приснится кошмар» Кристина вздрогнула. Она не любила засыпать в местах подобных лазарету, там где ее могли услышать. Гарантий, что страшный сон снова не явится не было. А пугать всех своим криком – тут уж вся выдержка не поможет. Стыдно будет. Даэ открыла глаза. Нет, лучше ей покинуть это место.
-Извините, - обратилась она к медсестре. – Вы не могли бы дать мне какую-нибудь одежду? Здесь есть люди помощь которым необходима. Я чувствую себя лучше.
-Но ваши раны…
-На мне быстро заживает. Прошу.
Взгляд стал тяжелым. Девушка пожав плечами куда-то убежала. Француженка вздохнула. Только бы Элис снова к ней не прикопалась. Они разговаривали всего раз, в коридоре как-то, но и того женщине хватило выше крыши.

0

24

Рыжая ожидала подобной реакции от девушки. Она была польщена судя по всему и удивлена вниманием двух случайных экзорцисток. «Пошло дело… интересно, какая у нее Чистая Сила?» «Тебе бы искателем или лаборантом быть, ты просто с ума сходишь, когда дело касается Чистой Силы и Темной материи» «Ну да. Так что с того? Это добавляет жизни вкуса» «Замечу, почему то к Сакуре ты с таким любопытством не относишься» «Мы по любому сойдемся на тренировочной площадке. Торопиться не стоит, и более того, она уже сказала какого типа у нее ЧС» А вот дальше пошла незапланированная реакция. Элис явно этого не ожидала.
- Нет, нет, что Вы, я не хочу никого грузить своими проблемами, Однако спасибо за поддержку. Вы не представляете, как смогли мне помочь
Рыжика не волновала «как» она помогла, много ли мало ли, не значительно было это. А вот вопрос «в чем» был прям таки как косточкой с мясом для голодной собаки. Иллюзионистка уже собиралась возразить, что все в порядке и лучше бы им продолжить беседу в столовой, но…
- Спасибо за предложение, но, боюсь, мне придётся от него отказаться, Есть ещё дело, которое я должна сделать, и, боюсь, оно не терпит отлагательств. Было приятно познакомиться, Сакура-сан, Элис-сан, я вас найду позже. И спасибо.
После этих слов ученица Кросса взвыла. Правда мысленно. Интересующий ее объект только что помахала им ручкой и ушла восвояси куда-то, куда хотела бы пойти и Элис. В голове раздался смех. «Улетела птичка. Как печально не правда ли, Элис. Не расстраивайся, мы еще с ней встретимся. И сделай лицо попроще» У девушки застыло выражение обиды и непонимания.
-Надеюсь ей наши советы не навредят… - буркнула Элис, посмотрев на Сакуру.
Девушка с розовыми волосами была не так депрессивно настроена после расставания с новой знакомой. Эл взяла себя в руки и уже с прежней улыбкой вновь заговорила:
-Отлично. Пошли в столовую. Втроем… - в этот момент в медпункт вошла женщина в форме маршала. Капюшон был надвинут чуть ли не на глаза, скрывая лицо, но Элис уже знала что он скрывает. Смуглую, не совсем типичную для французов кожу, яркие глаза, безразличное выражение лица и черные волосы, доходящие по длине до середины спины. Маршал. Ту, которую Элис знала как Такхизис. И была эта женщина еще одной «целью» для рыжеволосой дамы.
-Втроем… было бы… интереснее… - протянула девушка, провожая взглядом маршала.
Такую удачу выпускать из рук не хотелось. Тем более когда девушка, которая тоже заинтересовала Эл, ушла. Маршал была ранена, но на взгляд Элис раны только выглядели страшно. Медсестры помогали Такхизис обработать раны, после чего оставили ту лежать на постели.
-Сакура, видишь ту женщину. – кивком головы Эл указала на француженку. – Хочешь познакомиться с маршалом? Пошли, может даже пригласим ее с нами пройтись до столовой…
Не дожидаясь одобрения или негодований девушки, Хаус вскочила на ноги (желудок тут же огрызнулся болью), спрятала бутылку (а то мало ли… вдруг кто украдет) и пошла к маршалу.

0

25

Стоило Ниам покинуть лазарет, Элис сказала:
-Надеюсь ей наши советы не навредят…
-Не думаю, что она настолько неосторожна в принятии своих решений. Проблема может быть наверно только в том, что могут быть те, кто не разделяет ее идей.- Сакура поправила неаккуратно лежащие волосы.
-Отлично. Пошли в столовую.- с прежней улыбкой вновь заговорила Элис - Втроем… - добавила она, заметив, что в этот момент в медпункт вошла женщина в форме - Втроем… было бы… интереснее… - протянула девушка, провожая взглядом женщину. Медсестры помогли ей обработать раны, после чего оставили ту лежать на постели. Сакура обратила на нее внимание. «Интересно кто это?» подумала девушка, заметив, как Элис сконцентрировала свое внимание на незнакомке.
-Сакура, видишь ту женщину. – кивком головы Эл указала на француженку. – Хочешь познакомиться с маршалом? Пошли, может даже пригласим ее с нами пройтись до столовой…
Не дожидаясь одобрения, Хаус вскочила на ноги, спрятала бутылку и пошла к той, кого она назвала маршалом.
-Подожди так то оно так, но тебе не кажется что раз она здесь, то ей требуется отдых. - Сакура пыталась остановить рыжика но, похоже, последнюю ее мнение сейчас мало интересовало. «И почему ей не кажется, что беспокоить уставшего и раненного человека крайне нежелательно? Хотя я в такие моменты задумываюсь, почему я могу лечить только свои раны? Пацифизм проснулся…» Вздохнув, девушка последовала за Элис.

0

26

«Мне пора отучиться загадывать желания. Все равно словно в насмешку все произойдет наоборот» Француженка смотрела на суету Хаус и уже догадывалась, что будет дальше. Она не была психологом, не могла рассчитать даже того, что случится в следующую минуту, но в этот раз события были словно прописаны. Женщина знала, что девушки сейчас подойдут. И даже возможный предлог рыжей она знала: познакомить новенькую с маршалом или же узнать о самочувствии маршала.
«И где же ты медсестра с одеждой?» - экзорцистка не бежала от проблем, но сейчас ей очень хотелось оказаться в другом мире, в другом месте, где угодно лишь бы подальше от рыжей ученицы Кросса. «Видимо у данного маршала просто таки дар выводить меня из себя. Точнее из хрупкого равновесия. Сам он крайне наплевательски относится к своим обязанностям. И ученики у него такие же. Может быть правда я сужу слишком строго. Я знаю лично только эту особу. По слухам у Кросса есть дочь. Не удивлюсь если она не единственная. Кто еще у него в учениках? Вроде бы мальчишка был. Не помню» А леди с рыжими прядями приближалась. И если раньше у Такхизис была надежда, хоть и весьма иллюзорная, что рыжая просто уйдет из медпункта, то теперь та целеустремленно приближалась именно к ней – к маршалу.
«И если я сейчас начну ей грубить, она же все равно не отвяжется. Может даже еще больше прилипнет. Почему я ее собственно так ненавижу. А ненавижу ли? Скорее она из списка тех, кто вырвался у меня из списка нейтралитета. Хоть и не в положительную сторону» Женщина вздохнула и посмотрела в глаза рыжей нахалке. Ничего необычного или враждебного, только доброжелательность. В глазах розоволосой девушки тоже стояло нечто вроде этого чувства, как показалось маршалу.
«Не успела медсестра принести мне одежду. Придется терпеть их общество»
-Вам что-то нужно было?
Вежливо, но холодно.

0

27

-Подожди так то оно так, но тебе не кажется что раз она здесь, то ей требуется отдых
Иллюзионистка лишь усмехнулась. «Естественно, ей нужен отдых. А мне нужно с ней поговорить. Как образец Чистой Силы – она уникальна. Тем более что она так старательно меня избегает»
-Да не волнуйся ты так. Если она будет в не настроении, мы просто пожелаем ей хорошего здоровья и пойдем в столовую. Может быть и ей чего-нибудь захватим. Ну и про манеры не забываем! Надо же поздороваться.
Элис не сомневалась лишь в одном: маршал ей не рада. Как существо часто примеряющее различные маски, она знала когда человек злится или волнуется и не хочет показывать свои эмоции. Взгляд маршала неоднократно скользнул по идущим к ней девушкам, но, ни разу дольше пары минут не задерживался. Она не хотела их видеть, и всеми силами старалась не замечать. Вид женщина имела немного нервозный: тоже странно, словно она боялась или испытывала отвращение по отношению к приближающимся. К Сакуре она такого испытывать не могла по определению, она ее вообще первый раз видела. Оставалась только Элис. Внимание и отношение такого рода льстило девушке: не всякий удостаивался сильных чувств маршала. И не важно, что чувства были негативными…
Как и ожидалось, француженка встретила их не особо дружелюбно. Впрочем и злости в голосе тоже не было, но вот взгляд. Молчаливая дуэль длилась секунды три. Взгляд маршала – безразличный. Но с затаенной внутри опаской. У Элис – добрый с искрами любопытства. Рыжая улыбнулась мило и с легким поклоном обратилась к маршалу.
-Извиняюсь, что помешали вашему отдыху. Просто хотели узнать про ваше здоровье и дела в Ордене. Мы очень быстро ушли оттуда, по дороге нам никто не попался, вот мы и не знаем кто выжил, а кто… В смысле каковы наши потери.

0

28

-Да не волнуйся ты так. Если она будет в не настроении, мы просто пожелаем ей хорошего здоровья и пойдем в столовую. Может быть и ей чего-нибудь захватим. Ну и про манеры не забываем! Надо же поздороваться
Элис все больше начинала удивлять девушку. «Похоже, правда, что рыжие самые неугомонные. Я бы сказала, это точно описывает поведение Элис. Она даже мне немного напоминает моего братца Кацуо. Ему, как и ей наглости не занимать.»
Женщине явно не нравилось то, что они решили «пойти поздороваться». Девушка подумывала, что основная цель Элис не поздороваться, а что-то явно другое. «Сейчас она больше напоминает лисицу. Что-то мне даже хочется посочувствовать этой леди. Не думаю, что Элис легко отступает от намеченных целей.»
-Вам что-то нужно было? – вопрос прозвучал довольно холодно.
Элис улыбнулась и с легким поклоном обратилась к маршалу, Сакура тоже слегка поклонилась в знак приветствия.
- Извиняюсь, что помешали вашему отдыху. Просто хотели узнать про ваше здоровье и дела в Ордене. Мы очень быстро ушли оттуда, по дороге нам никто не попался, вот мы и не знаем кто выжил, а кто… В смысле каковы наши потери.

0

29

--->Черный Орден - Главный Штаб - Коридоры

Уже уходя через Ковчег в Азиатское Подразделение, Лави заметил, что дракон превратился в экзорцистку, точнее генеральшу. Про нее рыжий толком ничего не знал, поэтому мысленно пометил: разузнать.
Пока он нес на руках Миранду, боль в руке не переставала пульсировать. Кровь вновь возобновилась и текла из плеча тонкими струйками, пачкая одежду и оставляя кровяную дорожку позади экзорциста. Добравшись-таки да Азиатка, Лави сперва направился в Лазарет. С ним сразу же подошла медсестра.
-Миранда без сознания и ранена. - юноша говорил негромко, неся немку на одну из свободных кроватей. Аккуратно положив девушку, он продолжил. - К тому же она долго держала активацию...
-Не беспокойтесь, мы о ней позаботимся. - кивнув, рыжий отошел в сторону, оставляя Лотто под присмотром медсестры, а сам пошел на перевязку к какому-то парню.
-Оу, рана на руке... Раздевайтесь, товарищ. По пояс. - хмыкнув, Книжник-младший быстро стянул куртку с покромсанным рукавом и футболку в крови. Перевязка прошла быстро и немного болезненно. Всю процедуру рыжий смешно морщил нос от боли, зато потом на левом плече красовался белоснежный бинт, с маленькими крапинками крови, которая перестала-таки течь.
Выпросив у этого же парнишки футболку, немного большего размера, рыжий натянул ее и быстро смылся из Лазарета.

--->Столовая

0

30

Такхизис обреченно вздохнула. Как она и предполагала, рыжая бестия прилипла с вопросами о состоянии здоровья. «Бестия – как это точно. Даже порой не знаю, что же хуже? Она. С ее вечными вопросами и улыбками? Или же акума и граф? Бестия… нечисть. А я? Я же дракон, хоть и сражающийся на стороне Бога. Драконы – они вроде бы как были олицетворением зла и охраняли богатства. И лишь потом их стали причислять к силам света. Глупое решение. Ты – не то, что ты защищаешь. Я борюсь, да, сражаюсь за Бога, за веру, за Орден. Но я не свет. Душа моя уже погибла, как и сердце, как и все светлые чувства в моей душе. В тот злополучный вечер. Надо было нам остаться дома. Сидели бы в нашем маленьком домике, спорили бы о целях автора, о смысле его произведения. Потом со смехом бы пошли на кухню – готовить ужин. И почему он всегда шел туда со мной? Может он знал, что нам не долго быть вместе? Он ведь всегда был проницателен…» Женщина прилагала усилия, чтоб мышцы лица не дрогнули. Ее воспоминания – это только ее. Другие не должны о них знать, не должны даже мысли допускать, что ей сейчас грустно. Печаль – признак слабости. Она не должна этого испытывать.
-Я очень благодарна вам за беспокойство о моей персоне. Но, уверяю вас, мисс Элис Хаус, мне сейчас не нужно ваше общество. Ни вас, ни вашей молодой спутницы. Не сочтите это за грубость, но сейчас мне не хочется вести разговоры. А о наших потерях я осведомлена столько же сколько и вы.
«Да где же медсестра? Могла бы мне и просто халатик принести» - во француженке проснулась какая-то ярость и негодование. Даже не столько они, сколько несвойственное ей ехидство. – «Как они все говорят: Орден – наш дом. Мы все здесь одна большая дружная семья. Так я думаю ничего страшного бы не было, если бы я походила здесь в «домашней» одежде. Думаю не засмущаю своих братьев по вере» Женщина вздохнула, но очень осторожно, вряд ли девушки что-либо заметили. Она пыталась себя успокоить, привести в порядок. «Какая вспышка негодования! Разве цепной зверь должен такое испытывать? Нет. Значит, я еще жива. Жива моя сущность. Но воскресать все же не стоит. Не хочу. Не хочу к ним привязываться. Не хочу чтоб потери что-то значили для меня»
Маршал испытала огромное облегчение, когда вернулась раскрасневшаяся медсестра. Кажется Кристина погорячилась вынося вердикт о неторопливости молодой особы. Девушка явно спешила, отправляясь на поиски одежды для маршала. Рассмотрев приобретение, женщина слегка улыбнулась медсестре и кивком поблагодарила. Такая одежда была в новинку для маршала. Легкие штанишки, безрукавку с изображенными на ней лотосами и башмачки. Безрукавка понравилась женщине: она закрывала раны, хоть те и были перебинтованы, вот только бежевый цвет немного раздражал. Француженка предпочитала что-нибудь потемнее. Но капризничать было бы слишком глупо. Орден явно потратит кучу денег на то чтоб хоть как-то одеть спасенных. Ну правда: не ходить же экзорцистам в грязных, пропитанных кровью и потом формах все время.
Одев «подарок», женщина направилась к выходу. По пути ее остановила медсестра постарше, и посоветовала попозже зайти на перевязку. Женщина поблагодарила за заботу и поспешила скрыться. Уж очень не хотелось, чтоб Элис и молодая экзорцисточка увязались за ней.
>>>Библиотека

0

31

Черный Орден - Главный Штаб - Коридоры --->

- А… Где… Я…. – девушка услышала гул, голоса людей, суматоху.
- К тому же она долго держала активацию...
- Ла.. ви… - веки, словно напичканные свинцом, предательски отказывались подниматься.  Лотто почувствовала, как с нее начали стягивать куртку.
- Внешних повреждений не наблюдается, - послышался женский голос, - велика вероятность внутреннего перелома ребер…
-Что, еще один раненный экзорцист?! – появился еще один голос, мужской.
- Доктор, это…
- В операционную ее, - скомандовал тот
- А? Опера.. ци… - сознание вновь захватил сумрак. Голоса расплывались, пока не растаяли в гробовой тишине. Эта темнота пугала, но мысль о том, что с Лави и остальными все в порядке, успокаивала.

- Лотто-сан… Миранда Лотто-сан, - звал ее уже знакомый мужской голос. Девушка открыла лаза, в которые тут же бросился свет от ламп. Немного оглядевшись, экзорцистка увидела множество коек, белые шторы и персонал в белых халатах.
- Я в лазарете? -  врач кивнул ей, - что со мной было?
- От сильного удара спиной, ваше легкое сжалось, это затрудняло ваше дыхание и правильную работу сердца. Плюс ко всему, у вас было сломано несколько ребер. Я поражен, как вы смогли так долго удерживать ЧС в активированном виде.
- Я не сдела…
- Вы не поняли, фрейлин Лотто, это был не комплимент! Я понимаю, сиьуация была критической, но в любую секунду ваше сердце могло остановиться, от нехватки кислорода или, под напором ЧС, ваше тело могло начать разрушаться. Прошу Вас, в будущем, прежде чем идти на такой отчаянный шаг, хорошенько подумать несколько раз.
- П.. Прошу прощения…
- Самое главное, что все обошлось. Сейчас ваше состояние стабилизировалось. Некоторое вре..
- Доктор, - перебила его немка, - а что с остальными?! Как они?!
- Не беспокойтесь. Среди экзорцистов и персонала Черного Ордена потерь не зафиксировано. Да и раненных не так много…
- Слава богу, - облегченно вздохнула девушка.
- Так о чем ж это я?! А…   некоторое время вы будите чувствовать дискомфорт и боль в область ребер. Поэтому постарайтесь не перетруждать себя. Я бы посоветовал Вам некоторое время полежать здесь, но если хотите, то можете прогуляться по Азиатскому подразделению, это пойдет даже на пользу.
- Азиатскому подразделению?
- Да. А вы не знали?! А.. Вы же были без сознания. Ну… Берегите себя! Я еще зайду к Вам, - мужчина покинул помещение.
- Наверное, мы переместились сюда через ковчег… - Миранда посмотрела на одежду, которая лежала на стуле, - Пойду прогуляюсь.  – Одевшись, она вышла из Лазарета.

--->>>Окрестности>>Озеро

Отредактировано Miranda Lotto! (08-06-2010 14:41:48)

0

32

Элис примерно этого и ожидала. С маршалом она общалась от силы ну пару минут в тот «священный» раз в коридоре. Но уже тогда сделала вывод, что женщине знакомство с рыжиком не доставило никакого удовольствия. Почему? Об этом Элис оставалось лишь с ухмылкой гадать. Вроде бы вела себя учтиво и иронии в голосе не позволяла. Но вот почему-то маршал невзлюбила ее. Со стороны могло показаться, что маршал и иллюзионистка просто вежливо и отстраненно говорят. Но Эл то чувствовала как между ними летят невидимые искры. Маршал не пускала никого к себе в душу, привязанность была чем-то чужим. Элис хотелось знать почему, да и форма дракона ее очень интересовала. Сама она эту трансформу не видела, но предполагала, что это что-то очень интересное и красивое. А откуда она узнала об активации? Да от все тех же осведомленных личностей. Слухи распространялись по Ордену с завидной скоростью. Как испуганные тараканы они разносились во все стороны. И тут даже труда не составило поймать один из них. Слухи правда порой обрастали ненужными подробностями (вымышленными) и догадками. И вот тут вся соль и интерес: узнать а что есть правда и что есть вымысел.
Холодно, но вежливо Такхизис дала дамам от ворот поворот. Элис уже хотела налететь с очередными вопросами, но не тут то было. К маршалу подлетела, ибо по иному такую спешку не назовешь, молодая медсестра и предоставила той одежду. Показывать свое настойчивое рвение «помогать» при посторонних не входило в планы рыжика. Губы чуть дрогнули, уже стремясь сложиться в ехидную и лукавую улыбку. Ах, нет, ее могут же не так растолковать. Опять приходилось брать себя в руки и играть, играть и еще раз играть. Но вот что делать, если очередная красивая игрушка хочет повторить подвиг одной милой девушки и свалить куда подальше. Наблюдая за действиями маршала, Элис непроизвольно стала выливать свое негодование Честеру.
«Ну вот куда она?» «Отвечаю вполне предсказуемым ответом, моя милая Эл: от тебя подальше?» «Я такая страшная и неприятная?» «Ну как тебе сказать. Отсутствие глаза тебя все же не красит» Элис очень нецензурно высказала Чеширскому коту все, что она думает относительно его чувстве юмора. После чего выслушивала его искренний смех. «Есть у меня глаз» - обиженно буркнула иллюзионистка. «Да, есть. Вот только к сожалению он ни черта не видит. Это нормально? По сути вещей у тебя его нет» «По факту он у меня есть. А по сути вещей… да…» «Не бурчи, ты похожа на маленького ребенка» «Честер!» «Да, да, да, я вас слушаю… Да не надо так возмущенно сопеть. Ты и правда очень похожа на ребенка. На того милого ребеночка, у которого только что отобрали все игрушки и сказали, что играть пока некогда» Рыжик удрученно проводила скрывающегося маршала, а точнее уже просто ее след в коридоре, который успел простыть.
-Сакура, мы же собирались в столовую? Пошли, пора покушать.
Крутанувшись на каблуках, она вышла из медпункта.
>>> Столовая

0

33

-Я очень благодарна вам за беспокойство о моей персоне. Но, уверяю вас, мисс Элис Хаус, мне сейчас не нужно ваше общество. Ни вас, ни вашей молодой спутницы. Не сочтите это за грубость, но сейчас мне не хочется вести разговоры. А о наших потерях я осведомлена столько же сколько и вы. – женщина явно была не рада вести какие-либо разговоры. И, похоже, основная причина- это Элис. Услышав, что даже маршал не знает потерь Ордена, девушку удивило. «Неужели все так плохо?»
Молодая медсестра подбежала к маршалу и подала ей чистую одежду и, не задерживаясь, она, маршал, удалилась из помещения. Этот факт немного расстроил рыжика, который стоял рядышком с Сакурой. Последняя же по неизвестным причинам думала:
«Хвала небесам!» Видимо девушке, не очень нравилась затея общаться с раненым маршалом, который наверняка еще и не в духе.
-Сакура, мы же собирались в столовую? Пошли, пора покушать.- сообщила Хаус и направилась к выходу из медпункта.
-Да-Сакура согласно кивнула головой и поспешила за рыжиком.

>>> Столовая

0

34

Комната управления Ковчегом ==>

Когда рыжеволосый ученый и двое его сопровождающих – за это время их уже осталось только двое, остальные предпочли никому не мешать своим бессмысленным присутствием – вошли в лазарет, там уже стоял красноречивый переполох, и все было готово к приему пациента. Увидев Аллена и навскидку оценив его состояние, особо впечатлительные медсестры чуть не попадали в обморок, но работа в Ордене подразумевала, что паданье в обморок в неподходящий момент смерти подобно, а потому они очень легко, но при этом настойчиво и бережно выскребли мальчишку из грубых рук Джо и уволокли на ближайшую койку, уже специально для этого застеленную. На этой же койке Уолкера аккуратно избавили от оставшейся потрепанной одежды, обтерли влажными полотенцами, так как решено было пока не тратить ресурсы этого организма еще и на тщательное его обмывание, и осмотрели сперва бегло, а затем углубленно. Джо и компания в это время стояли на входе в палату и тревожно наблюдали за работой медсестер, пока одна из них не спохватилась и спешно не вытолкала антисанитарных мужланов прочь. Беспокойно ворча, ученые вынуждены были удалиться, а девушки и женщины разных возрастов и уровней квалификации вернулись к потрепанному экзорцисту. Пока происходила реализация этого огромного количества разнообразных действий, удивительно слаженных, ничего не упущено и, в то же время, ничего лишнего, Аллен лежал на койке и скользил по медсестрам взглядом, едва подернутым признаками разума, словно силясь зацепиться хоть за одну из них, понять, что происходит. Они что-то приговаривали, обращаясь и к нему, и друг  другу, слова доходили до слуха мальчика, но осознать их он был уже не способен. Боль и тяжесть обволокли его, словно кокон, часть тела онемела, правда, понять, какая именно, опять же не представлялось возможным. В голове билась всего одна мысль – «Нельзя закрывать глаза, нельзя закрывать глаза», и Аллен не закрывал, хотя веки сейчас казались удивительно тяжелыми. Холод, влага, скольжение мягких женских рук по высохшей коже – все это было так далеко и туманно, и только пульсация волн зеленого света, ритмично пробегающих по врезанному в тыльную сторону ладони левой руки кресту Чистой Силы, ощущалась удивительно четко. Тем более что она совпадала по ритму со слабым сердцебиением экзорциста. Мальчик не знал, борется ли он за жизнь и борется ли вообще. Он просто не закрывал глаза.

До определенного момента.
Но к тому времени, когда это произошло, все необходимые уколы уже были сделаны, а капельницы – установлены. Дыхание Уолкера было стабильным, потому к аппаратам искусственного его поддержания мальчишку подключать не стали. Теперь закрыть глаза ему было даже желательно, и стоило это сделать, как он провалился в мягкий мрак небытия, где не было этих боли и тяжести.
Переглянувшись, медсестры вздохнули с заметным облегчением. Потеря сознания была неглубокой, если можно было так выразиться, и больше напоминала сон, сердцебиение усилилось, дыхание выровнялось. Конечно, паразит – это не то существо, которое стоит кормить из капельницы, но других вариантов не было. Получив хоть какую-то пищу, организм мальчика заметно приободрился.
- Истощение физическое… и, скорее всего, моральное, но… - задумчиво бормотала одна из сестер, совсем еще молоденькая девушка. – Он так быстро восстанавливается?
- Это очень сильный мальчик. – отозвалась другая, постарше. – Хотя и его ресурсы не безграничны. У него нет ни одного перелома, только пара растяжений. Я не знаю, что произошло с ним, на теле – никаких признаков борьбы. Просто словно его усыпили и оставили в таком состоянии на пару месяцев, и ему при этом снились кошмары. Большинство обычных людей на его месте уже умерли бы. Но с ним, думаю, все будет в порядке. – прикрыв глаза, она глубоко вздохнула и, развернувшись, направилась прочь от койки. – А пока ему нужен покой.
Коротко кивнув, молоденькая девушка и остальные медсестры, кроме одной, которая осталась разбираться с лекарствами и следить за состоянием неожиданного пациента, вышли из палаты.

Отредактировано Allen Walker (07-09-2010 09:01:36)

0

35

<----- Столовая
Азиатское подразделение Чёрного Ордена никогда не уступало Главному в своей запутанности и количеству коридоров. Смотритель Бак здесь даже однажды заблудился на целую неделю... К счастью для Лоу Фа, она к этому зданию давно уже привыкла, а сегодня даже поставила рекорд, добравшись от столовой до медпункта всего за десять минут. "Добралась..."- подумала девушка, пытаясь отдышаться. Когда, наконец, удалось, она осторожно заглянула  в помещение, благо дверь была приоткрыта. Медсёстры и врачи все говорили только об одном - о нём. Но долго стоять и слушать - это было совершенно не в характере импульсивной китаянки. Да и пришла она сюда только с одной целью... Лоу уверенным - как ей казалось - шагом направилась в медпункт. Со стороны же сотрудница Научного отдела выглядела больше похожей на привидение, чем на обычного человека - настолько она была бледна. Это заметили и медсёстры, и одна из них окликнула девушку, уже было собиравшуюся проскользнуть в сам лазарет:
- Эй, Лоу, ты в порядке? Что-то ты плохо выглядишь...
Девушка слабо мотнула головой. Какой уж тут порядок...
- Хо, скажи, это правда?.. Я слышала, что искатели говорили про...
- Уолкера?- женщина вздохнула.- Вот болтуны... Надо Баку-сама пожаловаться, такое уже не в первый раз повторяется.
- Это неважно,- торопливо произнесла Лоу Фа.- Можно... можно мне его увидеть?..- в тёмных глазах появилось умоляющее выражение, смешанное с отчаянием.- Я обещаю, что не потревожу его...
- Иди уж,- Хо усмехнулась краешками губ.- Сменишь заодно Линь, она там давно уже. Только, Лоу...- в голосе старшей медсестры зазвучала обеспокоенность.- Мне всё же кажется, что не стоит тебе его таким видеть.
- Обещаю в обморок не падать,- произнесла китаянка и поспешила в лазарет, пока медсестра не передумала. Но как только она увидела Аллена, то поняла, что со своим обещанием очень сильно поспешила... Ибо выглядел экзорцист, мягко говоря, неважно. Девушка часто заморгала, стараясь удержать подступающие слёзы.- Кто... сделал это?..- тихо прошептала она.
Медсестра, находившаяся в палате, взглянула на сотрудницу Научного отдела с сочувствием. Симпатия последней к Аллену не была секретом практически ни для кого в этом подразделении.
- Лоу, дорогая, зря ты пришла... Обещаю тебе, он поправится, просто нужно время. Понимаю, что тебе больно видеть его таким, но Уолкер-сан удивительно сильный, несмотря на то, что всего лишь мальчик.
- Я хочу побыть с ним,- китаянка опёрлась рукой о спинку кровати, ибо так на ногах было удержаться гораздо легче.- Хо разрешила и сказала, чтобы я тебя заменила.
- А ты справишься?- женщина с сомнением взглянула на неё.- Не хочу принижать твою квалификацию, в конце концов мы вместе начинали тут работать и проходили медицинскую практику, но это же всё-таки Аллен Уолкер...
- И именно поэтому я справлюсь,- столь же тихо, но уверенно ответила Лоу.- Иди, Линь, ты можешь на меня положиться, правда.- Увидев, что медсестра кивнула ей и выскользнула из палаты, девушка облегчённо выдохнула и медленно опустилась на стоявший возле кровати стул. Ноги окончательно отказались её держать.- Ну, вот ты и дома, Аллен-сан...- тихо-тихо проговорила Лоу, глядя на Уолкера.- Второй раз оказываешься здесь в таком состоянии, но ты поправишься быстро, а я... сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь этому...- Она судорожно, прерывисто вздохнула. Вот теперь верить, даже в свои слова, удавалось с трудом, хоть и знала Фа, что как раз сейчас это её обязанность.- Отдыхай... Я... буду рядом...- девушка замолчала и, придвинув стул ближе к кровати, принялась следить одновременно как за капельницами, так и за самим пациентом. Говорить не хотелось, да и больше всего сейчас она боялась разбудить его. А просто сидеть вот так рядом с любимым человеком и смотреть на него - в этом было даже какое-то подобие счастья. Редкий момент, то, что казалось почти невозможным ранее. "Я даже не представляла, что однажды это станет правдой... Если бы только с ним было всё хорошо..."

Отредактировано Lou Fa (07-09-2010 11:57:45)

+2

36

Гостиная---------->
Рэни не знала, сколько времени она пробыла без сознания.  Белый потолок, чистая постель, след от капельницы на руке – видимо, это Пек и Льюис отнесли её в лазарет. Всё-таки смотрительница заметно «сдала» из-за этой работы – усталость и стресс дали о себе знать в самый неподходящий момент.
«Токуса! Он же будет меня искать. Надеюсь, Офи догадается его предупредить», - подумала Рэни  и с трудом приподнялась на локтях, чтобы осмотреться. Перед глазами сразу же замелькало. Молоденькая медсестра тут же подбежала к смотрительнице и велела ей оставаться в постели. На вполне ожидаемый вопрос о диагнозе сестра только пожала плечами и ответила, что причиной обморока могло стать физическое истощение. В душу Рэни закралось подозрение, что она пришла в себя раньше, чем на неё успели оформить документы, и дальше первичного обследования дело не пошло. В оперативности медиков из азиатки смотрительница не сомневалась, значит, не так уж долго она пролежала в забытьи. Одарив медсестру взглядом, полным снисхождения, Рэни потребовала воды, а еще лучше – горячего бульона. Девушка суетливо поклонилась и быстро убежала выполнять указания нахальной пациентки.
«Не хотела идти на собрание – и вот вам, пожалуйста, как по заказу!» - подумала смотрительница. – «Впрочем, Малкольм, если ему приспичит, и мёртвого поднимет…»
Собственное тело казалось смотрительнице невесомым. Рэни закрыла глаза. Если Рувелье захочет увидеть её на собрании, то ему придется нести её туда на руках, поэтому Малкольму придется изменить свои планы и отложить решение текущих вопросов. «А за это время можно будет придумать, чем помочь Баку…»

Ребята, если не хотите, можете не подключаться, я отписываюсь здесь вынужденно.

+2

37

Аллен спал. И в этом глубоком, почти литоргическом сне он не видел ничего, кроме мягкой, гостеприимной темноты. Хотелось остаться в этом теплом мраке навечно, в тишине и покое… Но стоило только «подумать» об этом – если только в этом состоянии можно было думать – и в области виска где-то болезненно кольнуло, так что до сих пор изможденное, но спокойное лицо мальчика едва заметно нахмурилось. Нельзя было поддаваться на соблазн. Какой бы прекрасный Рай не обещали Уолкеру за чертой, он еще не сделал все то, что должен был, в Аду, гордо именуемом Жизнью. Война была далека от завершения, и мальчик прекрасно понимал, какую огромную роль он играет в этом войне. С его стороны было бы слишком эгоистично – недоспустимо! – просто взять и умереть.

Неизвестно, сколько времени Аллен пролежал так, лениво переползая прозрачными мыслями от жизни к смерти, но, наконец, эти мысли стали становиться ярче и разнообразнее.
- М… - бесшумно выдохнул экзорцист, чуть плотнее зажмурив до сих пор расслабленно закрытые глаза и слабо повернув голову в сторону, будто силясь отогнать от себя абстрактное наваждение. И наваждение в виде бесцельного блуждания по просторам собственного отключенного разума потихоньку отступало, уступая место неструктурированной оценке собственного состояния. Некоторое время Аллен просто прислушивался к своим ощущениям и пока не открывал глаз. Первым чувством был голод, причем чудовищный, но уже, по крайней мере, терпимый. Вторым – всепоглощающая слабость во всем теле, третьим – свинцовое и глухое гудение в голове. Одно определенно радовало – не было боли.
Еще немного помедлив, Уолкер все же приоткрыл мутные серые глаза. Сперва все предстало перед ним сплошным белым пятном, заставившим его прищуриться, а чуть позже стали различимы уже знакомые мальчику больничные койки, тумбочки, стойки для капельниц… Едва подернутый признаками сознания взгляд неохотно переполз на укрытую белым покрывалом грудь мальчика, затем правее, на руку, из которой тянулись наполненные какой-то жидкостью тонкие прозрачные шланги. «Капельница.. И не одна..» - рассеянно подумал Аллен, переползая взглядом на другую руку. Как и ожидалось, матовая черная поверхность той была не тронута врачами. Это все равно было бесполезно.

- Хн… - прикрыв глаза, Аллен будто бы попытался приподняться, упершись локтями в умеренно жесткий матрац больничной койки, но вена, утыканная иглами капельниц, предупреждающе заныла, и мальчик торопливо расслабился, решив не спорить с ней. Приоткрыв глаза, он скользнул взглядом по палате… и слабо вздрогнул, наткнувшись им на знакомую женскую фигурку. Большие серые глаза удивленно расширились, а потом усердно похлопали белыми ресницами, словно сомневаясь в том, что видят.

- Лоу.. Фа?.. – оторопело пробормотал Аллен, растерянно глядя на сидящую у его койки девушку.

+2

38

Лоу не знала, сколько времени прошло. Казалось, она уже целую вечность сидит вот так, подле кровати Аллена, и неотрывно вглядывается в его лицо. Благо теперь была возможность изучить оное до последней чёрточки. Китаянка никогда не задумывалась над тем, красив Аллен или нет - для любящего сердца такие мелочи, как внешность, значения не имели. "Вот Канда-сан,- размышляла Лоу Фа,- как появляется у нас, так все девушки восторженно охают - сколько счастья привалило. Я же... не знаю... Слишком грубый он, да и с виду какой-то ледяной".- Девушка передёрнула плечами."- Аллен-сан совсем другой. От него всегда исходит тепло, которым он буквально обдаёт окружающих... А может это только мне так кажется..." Она наклонилась, чтобы поправить покрывало, чуть сползшее вниз, и замерла. Лицо Аллена находилось слишком близко к её… Удержаться от искушения было слишком сложно. Лоу склонилась ещё ниже, так, что её губы почти касались его губ… Ещё чуть-чуть, и... Но внезапно от  лежавшей на кровати неподвижно фигуры донёсся слабый шум. Сердце девушки заколотилось как пойманный в клетку зайчонок, и сама она резко отпрянула. "Уолкер-сан очнулся..."- на бледном лице отразилось облегчение.-“Надеюсь, что он ничего не понял, не почувствовал…” Но когда Аллен попытался было приподняться, Лоу мгновенно встрепенулась, намереваясь, если понадобится, уложить его обратно. Однако, не понадобилось. Девушка облегчённо вздохнула и, когда взгляд Уолкера остановился на ней, залилась ярким румянцем. Не краснеть в его присутствии она не могла. Особенно, когда его серые глаза смотрели прямо в её... Да и ещё прибавить то, что она его чуть не поцеловала...
- Лоу.. Фа?..
Китаянка несмело улыбнулась.
- О-каэри, Аллен-сан. Я думала, что ты... боялась, что...- она запнулась. Даже мысль он том, что он мог умереть, была почти кощунственной. После чего, поколебавшись - да, для этого потребовалось большое мужество с её стороны - она осторожно, легонько провела пальцами от кисти до запястья его левой руки. Чуть вздрогнула - кожа на ощупь была шероховатой и холодной.- Мёрзнешь?.. Могу принести ещё одно покрывало...- Одеял в Азиатском подразделении и не водилось, ибо погода обычно была тёплой. Затем Лоу скользнула взглядом по капельницам. Питательной жидкости оставалась ещё примерно треть от первоначального объёма. Но, насколько девушка знала паразитический тип Чистой Силы, этого Аллену явно было мало. Конечно, обычная еда сейчас бы больше кстати пришлась, но кто знает, сможет ли Уолкер хоть некоторое время удерживать себя в полувертикальном положении... Шутить-то с этим всё-таки не стоило... Лоу в задумчивости прикусила губу. Но всё же, и морить Аллена голодом в её планы тоже не входило.

Отредактировано Lou Fa (10-09-2010 00:51:02)

+2

39

«Итак… Я – в больнице, на койке… Отделение… Видимо, Азиатское… Слабость, капельницы… Жра… Есть хочу… Ой как я есть хочу…» - автоматический ход перечисления имеющихся фактов ненадолго прервался, уйдя в область нытья на тему просто невыносимо пустого желудка – ощущение было такое, что где-то ниже ребер сейчас случится катастрофа, выраженная в пространственно-временном провале. – «Слабость… Лоу Фа… сидит…» - на этом моменте потерявший было осмысленность взгляд вновь ее обрел и вернулся к девушке, так как же успел сползти куда-то в сторону, правда, признаком интеллекта в этих круглых-круглых и периодически моргающих глазах было немного. – «Лоу Фа сидит… Сидит… Сидит…» - дальше секунды три у мальчика был внушительный ступор, который и на лице, надо сказать, отобразился весьма красноречиво. Пластинку его мыслей элементарно заело, и он просто молча лежал, смотрел на китаянку и пытался осмыслить ее присутствие рядом со своей койкой. В чем именно была сложность этого осмысления, ему, разумеется, было непонятно, скорее всего, в еще недавно отключенном мозгу еще не все контакты соизволили найти друг друга. И это при том, что вывод на тему того, что находится он именно в Азиатском подразделении, а не в каком-либо другом, Уолкер сделал именно из факта присутствия в палате Лоу Фа.

«Лоу Фа… сидит… А я лежу…» - и без того распахнутые серые глаза расширились еще больше. – «…Абсолютно голый!»
И тут фонтан прорвало, причем, чисто ментальный, так как на чрезмерное количество слов и действий у мальчика пока не было сил, на этом уровне он только обзавелся гламурным бледным румянцем и судорожно завозился и задергался, хотя и не надолго. А вот мыслей было много, очень много, и все они сплелись в тугой комок вокруг того, что он – Аллен Уолкер – лежит в неглиже под относительно тонкой покрывалкой перед девушкой. И было там про то, как это вообще, как он оказался голым, кто его вообще раздевал и что это за безобразие, и про то, что Лоу Фа – какая-никакая девушка, и девушка очень даже симпатичная, не смотря на вот такенные очки и странную прическу, и про то, что… В общем, Аллену вообще не хотелось, чтобы кто-нибудь видел его жалким и слабым, чтобы кому-то приходилось беспокоиться о нем и, тем более, заботиться. А если уж кому-то и придется созерцать покалеченного мальчика с десятками переломов и густо покрытого свежей кровью, то кому угодно, но не девушкам! Меньше всего экзорцист хотел волновать своими бесчисленными травмами этих нежных и хрупких существ. Даже если однажды за это желание он получил от Линали «подзатыльник» весомой стопкой книг.
- О-каэри, Аллен-сан. – от звука ее голоса Аллен моргнул, и мыслительная диарея у него на мгновение прекратилась. - Я думала, что ты... боялась, что...
«Так, все, успокоился.» - решительно приказал юноша сам себе. – «Ну лежу, ну голый, ну перед ней.» - мысли снова чуть не скатились в панику, но на сей раз их удалось удержать на нужной волне. – «С кем не бывает…»

Однако, когда китаянка протянула к нему руку, Уолкер пережил желание провалиться куда-нибудь в темное и теплое место и проследил за ее рукой взглядом придушенного удавом кролика. Где-то в голове саркастически выдало: «Ты тряпка», однако, мальчик укоризненную мысль предпочел проигнорировать. Коснувшись матово черной поверхности левой руки Аллена, девушка вздрогнула, несильно, но тот все-таки смог это уловить. Тонкие серебристые брови опустились чуть ниже, и во взгляде серых глаз скользнуло разочарование.
Кажется, за все эти годы к этому можно было привыкнуть, но… каждый раз, когда люди показывали, как они на самом деле относятся к паразитической ЧС Аллена, в груди что-то едва ощутимо щемило. Эта рука была роковым замком на двери, перекрывающей дорогу в нормальную жизнь – в счастливое детство, в родительские тепло и ласку, в обычное, пусть и бурное взросление… Она была действительно паразитом, который потихоньку, клетка за клеткой, пожирал тело своего носителя. Крест на судьбе и будущем мальчишки. Война окончится, а рука останется, и мальчику не останется больше ничего, кроме как умереть.

- Мёрзнешь?.. Могу принести ещё одно покрывало… - Аллен вздрогнул и поднял взгляд со своей руки – своей силы и своего проклятья – на девушку.
- П… Покрывало? – наконец, негромко отозвался он, параллельно соображая, стоит ли ему воспользоваться предложением. Размышления свелись к тому, что, во-первых, ему не холодно, а во-вторых, девушку гнать за покрывалом ему все равно бы не хотелось. – Н-нет.. – Аллен слабо, но благодарно улыбнулся китаянке, словно пытаясь показать ей, что с ним все будет нормально, даже если не сегодня и даже не завтра. – Спасибо… Лоу Фа… - помедлив, он перевел взгляд на капельницу, отстраненно пытаясь представить на ее месте что-нибудь вроде большой и сочной булочки и при этом сглатывая мгновенно обильно набежавшую слюну, а затем вновь вернулся к девушке, сидящей у его кровати. – Ты.. что тут делаешь?..

Да, это был не самый интеллектуальный вопрос, но ведь Аллен не был уверен в том, что китаянка сидит у его койки именно потому, что приставлена к нему, как сиделка. Хотя медсестер поблизости видно не было, и вывод напрашивался сам собой.

+3

40

Увидев, что во взгляде Аллена появилось разочарование, когда она вздрогнула, Лоу мысленно отругала себя. "Вот ведь наверняка он всё неправильно понял... Ну почему, если хочешь сделать как лучше, получается как всегда?.."- Извини,- тихо проговорила девушка, опустив взгляд.- Я просто не ожидала, что твоя рука окажется такой холодной... Дело вовсе не в Чистой Силе.- К экзорцистам с паразитическим типом отношение было несколько особым, за счёт того, что это самое оружие постепенно сокращало их жизнь... Так было всегда с тех пор, как сотню лет назад был найден Божественный Куб. Впрочем, если копнуть глубже в историю, наверняка и раньше дела обстояли точно так же... А то, что Уолкер относился к своей руке как проклятью, в Ордене было известно хорошо. Да достаточно было вспомнить его историю...- Только это не изъян какой-то или недостаток, правда,- она легко улыбнулась, кивком подтверждая свои слова. "А на что-то и мы, сотрудники Научного отдела годимся... Я всё-таки завершу тот проект по созданию искусственных клеток, благо мастер Жу одобрил его и сказал, что мыслю я в правильном направлении и что-то даже начинает получаться... Раз на раз не приходится, правда, но и это уже что-то. А когда война закончится, это открытие станет очень полезным... Нет, оно, бы не помешало уже сейчас, но я пока слишком неопытный учёный. Надо совершенствоваться и главное не прерывать опытов. Тогда всё получится".- У экзорцистов своя битва, самая важная...- произнесла она уже вслух.- А Научные отделы стараются делать всё, что в их силах, чтобы помочь. Толку от нас, конечно, меньше,- Лоу Фа пожала плечами. Признавать очевидное не хотелось, но и спорить с этим было глупо.- Особенно против Ноев и Акума... Но плюсы и минусы ведь есть во всём, правда? "Так, набраться смелости, и..."- она снова коснулась его руки, на этот раз накрывая ладонь Аллена своей. На лице была немного неуверенная, но тёплая улыбка. "Я не боюсь, правда. И твоя рука не вызывает у меня никакого отвращения, веришь?"
– Спасибо… Лоу Фа…
Карие глаза изумлённо расширились. "А за что он меня благодарит?..- девушка недоумённо моргнула.- Я же ничего такого не сделала..."
– Ты.. что тут делаешь?..
- Сижу,- несколько удивлённо отозвалась она.- Слышала от искателей, что тебя наконец нашли и... в таком состоянии... Сразу же прибежала сюда, чтобы увидеть, что ты... жив,- краска со щёк никак не желала сходить, да и рассказывать всё это куда было легче руке Аллена, чем ему самому, поэтому так китаянка и поступила. "Ох, а ещё и уши горят... Хорошо, он не видит..."- второй, свободной рукой Лоу торопливо поправила волосы, так, чтобы они прикрывали уши, и несколько расслабилась. Взглянув на капельницы снова, она встала, неохотно убирая свою руку с ладони Уолкера. Затем аккуратно и осторожно принялась доставать из вены иголки.- Не больно?- обеспокоенно спросила девушка, когда с этим было закончено.- Подожди, сейчас вернусь,- с этими словами она вышла из палаты, смущённо улыбнувшись Аллену. Капельницу Лоу утянула с собой, намереваясь вернуть её врачам, а заодно и проконсультироваться с ними, можно ли накормить вечно голодного пациента нормально.

+1


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Административное крыло » Медпункт/Лазарет