♠|D.Gray-man: New war|♣

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Внесюжетки-2 "Missing scenes" » Эпизод "Встреча Хевласки и внучика"


Эпизод "Встреча Хевласки и внучика"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1) Действующие лица: Хевласка, Малкольм С. Рувелье.
2) Ссылка на темы:  Кабинет Бака
3) Локация: Кабинет Бака

0

2

Малкольму не терпелось узнать подробности сегодняшнего нападения. Но ещё сильнее он хотел выслушать объяснения со стороны Комуи и Бака по данному поводу. Нет, секретарь Ватикана вовсе не являлся меркантильным кю, как могли бы охарактеризовать его на планете Кин-Дза-Дза, и не преследовал цели позлорадствовать, повертеть перед носом Чана и Ли их личными делами, а затем - застращать военным судом. Ведь при большом желании это недоразумение можно было и замять. Поиски нового здания под Главное Управление особой сложности не представляли. Перенести из Англии в Россию, поглубже в тундру, вот и все дела. Подлинники или копии абсолютно всех документов хранились в архивах Центра, поэтому никакой важной информации в ходе уничтожения Главного Управления утеряно быть не могло. Если, конечно, Ли не проводил незаконных разработок в тайне от Ватикана... А даже если и проводил, утеря материалов в этом случае - его личная проблема, и уж никак не проблема Центра.
Причина, по которой Рувелье хотел наказать смотрителей, была несколько другой. Энное количество лет назад Комуи удалось добиться запрета опытов по искусственной синхронизации, и даже Малкольм не смог тогда помешать ему. Бак после трагедии девятилетней давности тоже стал ярым противником экспериментов. А на протяжении многих месяцев в Ордене, в лабораториях Североамериканского Управления, велась работа над созданием искусственных экзорцистов. Руководителем эксперимента, названного "третий экзорцист", стала Рэни Эпштейн. Сперва отчеты по проекту к Рувелье приходили неутешительные, но в дальнейшем ученые начали делать успехи. А не так давно Эпштейн удалось создать первых "третьих". Участниками эксперимента стали пятеро добровольцев из отряда Воронов, лучшие из лучших. Они уже прошли реабилитацию и готовы были к тому, чтобы опробовать свои силы в реальной битве. Малкольм одобрил результаты работы, и Рэни должна была отправиться в Главное Управление, чтобы продемонстрировать "третьих" Ли. И именно в этот злополучный день, день триумфа Эпштейн, на Орден было совершено нападение. Экзорцисты не смогли отбить ГУЧО, и Комуи пришлось его уничтожить. Лучшего расклада и быть не могло. Получить от папы разрешение на проведение эксперимента было непросто даже для такого высокопоставленного лица, как Малкольм, а уж добиться разрешения на внедрение данного проекта и использование искусственных апостолов в бою… даже в случае успеха это было чем-то из разряда фантастики. Ли и Чан одобрили бы создание «третьих» с малой вероятностью, Рувелье знал это. На сей случай он уже успел составить и простенький план «А», и более сложный план «Б», и даже совсем хитровыделанный план «Ц». А тут рыбка сама приплыла в сети. Несмотря на изрядное пополнение численности экзорцистов, они все равно не справлялись в полной мере своей работой. Недавние события только лишний раз доказали это. То несметное количество новичков, пришедших в Орден, необходимо было обучать, а на это ушли бы годы. И Комуи не смог организовать достойную оборону ГУ, а Бак – ослушался приказа Ватикана. Кто после этого станет спрашивать их мнение?
Но толковых объяснений и интересных подробностей Малкольм так и не получил. Баку внезапно стало плохо, и Комуи не преминул воспользоваться этим, чтобы сбежать на время из кабинета под предлогом помощи коллеге. Рувелье не стал задерживать их. Все равно, никуда смотрители от него не денутся. А сейчас инспектору предстоял ничуть не менее важный разговор. С Хевлаской. Да, Малкольм был уверен, что перед ним именно она.
- Здравствуй, Малкольм.
- Здравствуй, Хевласка.
Разговор выходил очень содержательным. Рувелье едва ли не впервые в жизни поймал себя на мысли, что не знает, что ещё сказать.

+3

3

Мы рождаемся в одиночестве, в одиночестве же нам суждено встретить свою смерть. Она ласково нам улыбнется, приняв облик того, кто нам был когда-то дорог, и кто покинул нас, не успев сказать «Прощай», протянет руку – не всегда костлявую и с когтями – или ласково обнимет. Перед тобой откроется огромная арка, сотканная из нежного белого света, и ты переступишь черту, уходя навсегда из этого мира. Навсегда прощаясь с этими людьми. Уйдешь, чтобы переродиться, чтобы снова побывать в чреве матери, а потом в первый раз в жизни заплакать, заговорить, научиться ходить, бегать, кричать, любить, самому подарить миру новое дитя, новую жизнь.
Хевласка, когда была маленькая, очень часто любила представлять себе, каким будет ее муж, дети, дом, в котором будет расти двое или трое очаровательных созданий. Ей непременно представлялось, что ее муж – высокий и статный иностранец-богач – будет хотеть как можно больше детей, чтобы хоть кто-то принес в старости воды. (Этого она понабралась от дедушки, который постоянно говорил что-то вроде «В этом доме такой балаган, а никто даже не посидит со стариком!») Потом ей представлялось, что у нее будет один малыш и это будет, непременно, девочка с белыми кудряшками и лазурными глазами. Хев словно проживала жизнь, раз за разом превращаясь в роскошную женщину, одетую в шелка и каменья. Перед сном она закрывала глаза и, слушая сказки матери, уносилась прочь – в тот, свой мир, в большой белый дом, построенный на обрыве, на краю мира. Хевласке так хотелось поскорее вырасти, но. Все, что делает с нами жизнь, делается не зря. Принцип равноценного обмена. Малышка прожила эту жизнь в своей душе потому, что Бог знал: ей не суждено. Не суждено родить, обнимать мужа, переступить порог большого белого дома на краю мира, ворчать в старости, что никто о ней не заботится. Ей вообще не суждено состариться. По крайней мере, пока в груди хранится яркий куб, сотканный из маленьких кристаллов. Она столько раз хотела, чтобы война закончилась, чтобы спало это проклятие, чтобы она вернулась домой, пусть там вряд ли что-то осталось. Тут же мелькнула мысль о том, что надо спросить про родовое поместье у Малкольма. Да, когда вся эта какофония стихнет, Хевласка возьмет Комуи, и они вдвоем съездят к ней домой. Отдохнут. Хотя, кто отпустит Хранилище Божественного Куба за границу Управления? Придется ждать конца войны.
Малкольм. Сколько ему сейчас лет? Пятьдесят? Да, где-то столько. Ну, может быть, плюс или минус года три-четыре. Женщине он очень легко представлялся добродушным дедушкой, который сидит у камина в окружении своих одиннадцати внуков от пяти детей и рассказывает им страшные сказки, а потом говорит, что те, кто не уснет до двенадцати, попадут в страшное-престрашное королевство Бабушки Ночи и больше никогда не увидят маму и папу. Дети с криком разбегаются, едва не запинаясь и не падая из-за своих длинных сорочек, запрыгивают в кровати – или кому там, где постелили – накрываются одеялами и засыпают, забыв помолиться. Он – ее единственная семья, пусть даже когда-то  Малкольм и назвал ее убийцей. Он – все, что у нее осталось от воспоминаний о фамилии Рувелье. Так похож на ее старшего брата. Интересно было бы посмотреть на него в молодости, лет в двадцать или двадцать пять. Знатная, должно быть, была фигура. Женщина бы улыбнулась этим мыслям, но взгляд правнука и вообще атмосфера заставили ее сдержаться. Теперь ей казалось, что она больше не то воплощение спокойствия и умиротворения Черного Ордена. Теперь она точно такой же человек, как и все, экзорцистка, Маршал. Но, очень уж захотелось сделать что-то эдакое.

- Хевласка, это твой прадедушка, - мама указала рукой на своего деда, который только что вернулся с какого-то там сражения. Весь такой в алой форме, в медалях и с усами – он производил впечатление человека из другого мира, к которому лучше по всяким там глупостям не обращаться. Малышка Хевласка аж растерялась при его виде.
- Ну, не молчи, скажи же что-нибудь

- Мы так и будем друг друга рассматривать, - сказала женщина тоном, которым мать говорит с провинившимся сыном, когда хочет, чтобы он сам добровольно рассказал о своих шалостях, - Или ты уже начнешь меня спрашивать? – в конце концов, она намного его старше и в семейном дереве ее портрет (если он вообще там нарисован) расположен ближе к корням. Она имеет право ставить условия. Сейчас здесь не секретарь Ватикана и Маршал Черного Ордена. Сейчас здесь, в этой комнате, встретились бабушка и ее внук, пусть и двоюродный.

+2


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Внесюжетки-2 "Missing scenes" » Эпизод "Встреча Хевласки и внучика"