♠|D.Gray-man: New war|♣

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Административное крыло » Кабинет смотрителя


Кабинет смотрителя

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

...

0

2

[Первый пост]

Офф: Телефонный разговор мы отыграли с Рувелье по личке, поэтому он продублирует к себе )

Прошло немало времени, и вот, Азиатское подразделение было вновь отстроено после атаки Ноев. На время реставрационных работ многим научным сотрудникам пришлось временно переехать в Главное подразделение. В их числе оказался и сам Бак: как он ни рвался следить за строительством, Само Хан Вонг все равно затолкал смотрителя в ковчег, вскользь упомянув про хроническую крапивницу и о том, что людям, имеющим склонность к аллергическим заболеваниям, при ремонте лучше не присутствовать, краской и пылью не дышать. И только через три месяца, когда здание уже залатали, оштукатурили и покрасили, а оставалось только прикрутить плинтуса и установить технику: бытовую и научную; Чан смог вернуться в родное подразделение и далее руководить строительством самостоятельно. А вскоре и весь местный научный отдел перебрался обратно, и все дружно и занялись обстановкой лабораторий.
И вот, наконец, настал этот час. Работы завершились, и сотрудники Азиатского подразделения могли приступать к своим делам, коих накопилось просто немеряно, целое непаханное поле. Бак разбирал бумаги в своем кабинете, но мысли его были далеко. Он думал о Фоу, которая до сих пор не вернулась из-за того, что ремонт зала закончили лишь в последний момент. "Надеюсь, ей понравится. Наверняка в комнате Главного подразделения ей было неуютно, она ведь не привыкла к обычным человеческим условиям... И некоторые экзорцисты смогут, наконец, вернуться"
– Главное Управление – Азиатскому Управлению, - внезапно раздалось из динамика. Азиатского смотрителя словно холодной водой окатило. В раздавшемся из динамика тревожном голосе он узнал голос коллеги по работе - Комуи Ли. - Будьте готовы принять оставшихся людей из нашего управления. Свяжитесь с Ватиканом, доложите об обстановке. Ни в коем случае пусть не посылают дополнительные силы на помощь.
Чана передернуло. Прошлый раз они подобным образом эвакуировали людей после нападения. "Что там стряслось?!" - Бак хотел услышать ответ на этот сам собой возникший в голове вопрос.
– Через… через три минуты после конца эвакуации сотрите в прах здание Главного Управления. Нельзя допустить утечки информации и распространения акум. Конец сообщения.
- Так понял, - отчеканил Бак, стараясь, чтобы голос не выдал его волнения. Правда, вряд ли Комуи дослушал его - связь прервалась почти сразу после завершения его сообщения.
Приказ уничтожить главное управление был одним из самых страшных приказов, которые Баку доводилось получать в своей жизни. Но смотритель просто не мог его не исполнить. Раз Комуи решился на такой отчаянный шаг, значит, всё действительно очень серьезно.
- Всем работникам Азиатского подразделения, - настроив голема на связь внутри подразделения, начал Бак, - приготовиться к принятию людей из Главного подразделения. Они прибудут в комнату управления Ковчегом. Медикам быть там в срочном порядке. Об окончании эвакуации сообщите мне. Конец связи.
Теперь надо было лишь связаться с Ватиканом. Ой, как Чану не хотелось этого делать!  "И зачем Комуи понадобилось делать это именно сейчас? Вечно он всю грязную работу перекладывает на меня! Он хоть подумал, что я им скажу?! И, не дай Бог, Рувелье заявится сюда, только его мне здесь и не хватало!" Впрочем, Бак знал, что кто-кто, а Рувелье обязательно рано или поздно будет в Азиатском подразделении, чему быть - того не миновать...
Отыскав в телефонной книжке нужный номер, Бак снял телефонную трубку, быстро набрал его и стал ждать. В трубке послышались длинные гудки, под мерное звучание которых Чан пытался продумать то, что он будет говорить Рувелье. Затем гудки сменились приятным женским голосом. Смотритель надеялся услышать что-нибудь, вроде "аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети", это стало бы для него просто спасением. Но сегодня госпожа удача ему явно не улыбалась.
- Добрый день, - послышалось в трубке, -  Вас...
- Это Бак Чан из Азиатского подразделения. Будьте добры, свяжите меня с секретарем Рувелье. Срочно, - перебив телефонистку, выдохнул Бак.
- Хорошо, сейчас.
Ненадолго на линии воцарилось молчание, которое, спустя несколько секунд, прервал вкрадчивый голос Рувелье:
- Вас слушаю...
- Говорит Бак Чан из Азиатского подразделения, - как разведчик, отчитывающийся начальству, сообщил смотритель. - В Главном Управлении случилось какое-то ЧП. Людей эвакуируют в Азиатское подразделение. - "Я надеюсь..." - мысленно добавил Чан.
Больше всего в данный момент он боялся лишних расспросов, но Рувелье был бы не Рувелье, если бы не задал самый ожидаемый вопрос.
- Что произошло?
- Не знаю, - честно признался Бак.
- Мы немедленно вышлем отряд воронов в качестве подкрепления.
- Нет, подмогу высылать не нужно. Не нужно! Мы получили другой приказ... - на несколько секунд Чан замолчал. Он теребил пальцами страницу телефонной книжки, подбирая слова, - уничтожить Главное Управление.
Бак и не рассчитывал на понимание со стороны секретаря Ватикана, но в глубине души надеялся, что тот, все же, войдет в положение и не станет спорить. Но нет же...
- Даже не думайте.
- Но...
- И не спорьте. Это приказ Ватикана, - отрезал Рувелье.
"Черт, так и знал, что все этим кончится... Видимо, придется ослушаться приказа Ватикана. Комуи был там - ему виднее. А Рувелье сидит у себя в кабинете, ему легко говорить!"
- Но мы не можем допустить утечки информации, - принялся объяснять Чан, - в конце концов, Комуи был там, и вообще... и вообще... - азиатский смотритель не мог найти нужных слов, его переполняли эмоции. Он злился на Рувелье за его узколобость и перманентный поиск выгоды, на Комуи за то, что он случайно подставил его, Бака, и на самого себя, за компанию, - и вообще... Уже поздно! - рявкнул он напоследок и припечатал трубку новенького телефончика на место.
Минуты тишины, воцарившейся в кабинете, казались Баку вечностью. Метроном мерно отсчитывал время, и смотрителю чудилось, что его сердце бьется в унисон с этим прибором. Мысли Чана были заняты происшествием в Главном Управлении. Что же, всё-таки, там случилось? Сколько людей погибло? Как там Линали? Как ребята? Увидит ли он их, или им не суждено больше встретиться?
Раздавшийся из динамика голос Само Хан Вонга, оповестивший о том, что все люди успешно эвакуированы, был как бальзам на душу. У Бака стало гораздо легче на сердце, когда он услышал, что потерь в рядах экзорцистов нет, а среди научных работников они минимальны.
"Пора, Бак, - мысленно подгонял себя смотритель, - не подкачай" Собравшись с силами, он встал из-за стола и быстрым, решительным шагом вышел из кабинета.

--------------> Пульт управления Земным Шаром

+3

3

Пульт управления--------->

По возвращении в кабинет Бак  уселся обратно за стол, подпер голову рукой и задумался. Дверь кабинета закрыть на ключ он то ли не удосужился, то ли просто забыл. "Скорей бы уже закончился этот сумасшедший день" Денёк у Бака выдался и впрямь сумасшедший. Сначала приехал научный работник из Североамериканского подразделения с просьбой выдать ему отчеты по проекту "Второй экзорцист". Позже выяснилось, что за оными документами его отправила Рэни Эпштейн, которая не смогла приехать самостоятельно из-за важных дел в Главном Управлении. Но даже если и так, гарантий, что этот казачок не засланный, никто не давал. Чан прекрасно запомнил случай с проникновением Ноя под видом одного из смотрителей в Главное Управление, поэтому решил сначала всё проверить. А пока Вонг проверял подлинность документов Пека и звонил в Североамериканское подразделение, узнать, действительно ли оного работника отправили в Азию, Легори любил мозги Баку. Какой только лапши он не вешал на уши несчастному смотрителю, разве что, на коленях не просил отдать ему эти отчеты. Под конец Бак не выдержал и сдался. Всучив Пеку стопку документов, он отправил того на все четыре стороны. "И зачем они понадобились Рэни? Не думаю, что она собирается возобновить создание "Вторых"..." - тут Чана осенила страшная догадка. Не так давно на собрании Рувелье обмолвился об исследованиях фабрики акум, которые должны были  каким-то образом помочь Ордену. Но этот вопрос был подозрительно быстро закрыт. И тут Рэни зачем-то понадобились эти отчеты девятилетней давности. И для чего-то она поехала в Главное Управление... "Уж не для того ли, чтобы заручиться поддержкой Комуи? Неужели Рувелье всё-таки заставил её?!"
Внезапно скрипнула дверь, которой тут же вторил Комуи, уже гораздо более жизнерадостным голосом, чем некоторое время назад:
-Бак-чан! Опять забыл закрыть дверь!
Бак резко повернулся в сторону входа и, хлопнув ладонью по столу, привычно отозвался:
- Сам ты это слово! - но в этот раз ответ прозвучал совершенно неагрессивно и очень неубедительно, люди, хорошо знавшие смотрителя Азиатского подразделения, по интонациям легко прочитали бы за этим "Ребята, как же я рад, что с вами всё в порядке!"
Признаться, Чан был очень удивлен, увидев, что Комуи не один, а с незнакомой черноволосой женщиной. Ли держал её на руках так аккуратно и нежно, как будто бы сейчас проносил через порог не смотрительского кабинета АО, а дома, в котором они собирались жить в браке долго и счастливо. "Уж не собираются ли они поселиться в моём кабинете?" - промелькнуло в белобрысой голове Бака, но он постарался отогнать эти невеселые мысли.
- Проходи...те, присаживайтесь, - пригласил он, кивнув в сторону диванчика прямо напротив смотрительского стола и подспудно вглядываясь в лицо таинственной незнакомки. Кого-то она Чану очень напоминала, но он никак не мог понять, кого.
Тут в памяти всплыл совершенно не милый сердцу образ насупившегося Ватиканского секретаря ростом под два метра и с бровушками вразлёт. "Рувелье! Она похожа на Рувелье! Кем же она ему приходится? Сестра, жена, дочь, внучка, племянница?" Бак никогда не слышал о том, чтобы у секретаря Ватикана были близкие родственницы, но не слышал и о том, что их нет. А сомневаться в существовании оных было просто глупо, когда прямо перед тобой находится женщина с очень характЕрной для семейства Рувелье внешностью. "Это нехорошо, совсем нехорошо. Теперь придется следить за тем, чтобы не сказать в адрес Малкольма ничего оскорбительного"
- Ты, наверное, не удивишься, - обратился Бак к Комуи, просто, чтобы не молчать, - в Ватикане моему звонку не обрадовались...
"И я не удивлюсь, если у нам уже едет ревизор... в смысле, секретарь!"

+2

4

- Сам ты это слово! – воскликнул Чан с претензией на укор, который у него наверное бы и получился, если бы не лицо, выражающее, что-то вроде «я лампочка». И хотя Комуи понимал сейчас Бака, еще бы - они появились в Управлении в последний момент, когда уже хотели закрывать Ковчег, но на повестке дня были другие мысли, занимавшие ученого больше, чем переживания той лампочки, что сейчас была перед ним.
- Проходи...те, присаживайтесь, - донеслось до Комуи когда тот проносил через порог Хевласке, аккуратно и нежно, дабы самому не запнуться и не влететь, и чтобы девушку на руках удержать без каких-либо для нее неудобств. Кивнув в знак того, что Бак услышан и понят, Комуи так же аккуратно держа Хевласку, прошел к диванчику и положил ее на него, после чего обошел диван и положив одну руку на другую, оперся на диван.
Если бы не порядок, чистота и другие карты, то этот кабинет легко можно было бы спутать с бывшим Комуевским. Оглядевшись, и помянув тихим «ласковым» Тысячелетнего, чтоб ему икалось и его семейку, из-за которых ему пришлось уничтожить милый сердцу кабинет и лабораторию с почти законченными Комуринами, не говоря уж о целом Главном Управлении, взгляд наткнулся на Бака, лицо которого выдавало большую часть его мыслей. Он рассматривал Хев, пытаясь догадаться, кто же она такая. Этот спектакль можно было бы смотреть вечно… Попереводя взгляд то на Хев, то на Бака и обратно, Ли все же со смехом вздохнул и все же начал говорить:
-Бак-чан, не мучай мозг, а то перегреешься и свалишься снова с крапивницей, дверь закроем, и Вонг войти не сможет, чтобы тебя откачать, а я не умею, вот и будешь валяться… - театральная пауза, -  это Хевласка. И не надо на меня так смотреть, сам бы ни за что не поверил, если бы не был свидетелем. – в комнате повисла пауза, Бак пребывал в тихом шоке и умственном штурме, Хев думала о чем-то своем, поглядывая то на Смотрителей, то на обстановку кабинета, а Комуи просто внутренне хохотал в лучших  традициях Четырнадцатого, а внешне просто по образу девушки, осматривал то, что раньше мог видеть до самых мелочей. И жалел утерянные где-то очки. «Ах да, им кажется выстрелом дужку перебили, отлично, считанные миллиметры и я прахом бы развеялся…»
- Ты, наверное, не удивишься, в Ватикане моему звонку не обрадовались... – Прервал абсолютный шум ветра Чан, в то время как Комуи от неожиданности чуть не подпрыгнул. Быстро овладев своими рефлексами и нервами, настолько, насколько это было возможно, Комуи взглянул на Бака осаждающим взглядом и хмыкнув ответил.
- Я скорее поверю в то, что Тысячелетний придет попить с нами чаю, ну или Линали отдам за Комурина, чем поверю в то что, Ватикан приветствовал тебя добрым Малькольмом. – Называть начальство по имени – явный признак, намечающегося серьезного разговора. Резко нагнувшись к хозяину кабинета, Смотритель Европеского подразделения выхватил из маленького кармашка на курточке – ключ и резко развернувшись,  в несколько шагов пересек пространство кабинета и легким движением рук закрыл кабинет на ключ. Сделано это было для того, чтобы в случае чего, их не прервали эффектом неожиданности, как это любили делать здешние и нездешние обитатели, и чтобы те, кому не надо не услышали чего не надо. Вернувшись назад той же походкой и по той же траектории, положив с самой наимилейшей улыбкой ключ обратно, Комуи отошел назад, к дивану и обойдя его, оперся на спинку локтями.
- Так-то лучше. А теперь к серьезному. На повестке дня у нас, во-первых, что могло понадобиться Ноям в Главном Управлении Ордена, и почему они сразу нас не уничтожили хотя могли бы. Во-вторых, появление Рувелье – вопрос времени, только как быстро он здесь будет. В-третьих. Что ты ему сказал? Хотя нет, дай угадаю, твоя импульсивность взяла вверх и ты ничего толком ему не объяснив, повесил трубку, хотя нет, швырнул. Так? – Сделал паузу Комуи, переведя с потолка холодный и серьезный взгляд темных глаз на Бака. – В-четвертых,  я приказал разрушить Главное Управление, ты этот приказ выполнил, мы оба преступили черту послушания Ватикану, и преступили ее серьезно, а за это нас по головам не погладят, под трибунал, конечно, не отправят – не так просто найти Смотрителей, тем более Главного и Азиатского Управлений в короткие сроки. Следовательно, думаю, они не отстранят нас  от основной работы. Ну ладно, шестой вопрос – чего добиваются ученые Североамериканского Управления? Есть догадки, почему, Рени Эпштейн наведалась в главное управление со своей разработкой в виде Третьего экзорциста? Седьмой вопрос – почему Куб преобразовался и Хевласка вернулась в человеческий облик? Восьмой, последний – что мы скажем об этом явлении Малькольму, который потребует ответа? – Поставив руки на локти и переплетя пальцы, Комуи поставил на образный «домик» свою голову и терпеливо дал Баку и Хевласке время на то, чтобы те переварили полученные вопросы и обдумали ответ. Он ожидал ответов, которые ему было было необходимо, и он должен был их получить.

Отредактировано Komui-san (25-05-2010 08:55:20)

+1

5

На своеобразное приветствие Комуи Бак ответил не менее забавно: Смотритель Азиатского Управления честно попытался изобразить злобу, но, на самом деле, он был рад, что они целы и невредимы. Ли уложил ее на диванчик аккурат перед смотрительским столом и встал ей за спину.  Когда Смотритель ее отпустил, экзорцистке стало по-настоящему неуютно и холодно, она словно снова оказалась в том огромном зале, в котором провела целый век.
Лежать, как раненная, Хевласка не хотела совершенно – належалась уже – поэтому она оперлась на руки и приняла сидячее положение, а затем, удерживая равновесие, с помощью рук опустила ноги на каменный пол. Холода или сквозняка голыми ступнями она не ощутила, поэтому сочла подобную позу достаточно сносной и комфортной.
По выражению лица Чана женщина поняла, что тот пытается понять, кого же принесли к нему в кабинет: вот немного напряжен и перебирает в голове все возможные варианты, а вот он внезапно просветлел – понял. Взгляд женщины скользнул по стеклу, вделанному в дверцу книжного шкафа: урожденная Рувелье, она с детства была невероятно похожа на отца и, разве что, фигурой пошла в мать. Почти аристократическая бледность (хотя, в ее случае, это просто бледность из-за отсутствия солнечного света), черные как смоль волосы и самая яркая черта ее семьи – длинные брови с большим изгибом и немного задранные по краям. «Как на визитной карточке отца написано», женщина едва заметно поджала губы и посмотрела на Бака.
- Бак-чан, не мучай мозг, а то перегреешься и свалишься снова с крапивницей, дверь закроем, и Вонг войти не сможет, чтобы тебя откачать, а я не умею, вот и будешь валяться…это Хевласка. И не надо на меня так смотреть, сам бы ни за что не поверил, если бы не был свидетелем.
Выражение лица Бака не поддавалось абсолютно никакому внятному описанию: конечно, ведь не каждый день увидишь перед собой кого-то, кого привык видеть в виде отвратительного, похожего на гусеницу полупрозрачного существа. Хранительница Куба сама испытала глубочайший шок, когда поняла во что именно она превратилась. Тоже самое чувство сейчас, наверняка, испытывал и Бак, смотря на нее.
- Да, Бак, - женщина мягко улыбнулась, отмечая, что и голос стал звучать немного иначе, - Тебе не снится: я на самом деле та же Хевласка, которую ты привык видеть. Только немного уменьшенная, - раз к ней возвращается способность шутить, как сто лет назад, значит, все не так уж и плохо. Она замолчала, давая Смотрителю переварить полученную информацию, и стала рассматривать обиталище Чана. «Интересно, а какой кабинет был у Комуи? Что-то мне подсказывает, что там царил невообразимый хаос…»
- Ты, наверное, не удивишься, в Ватикане моему звонку не обрадовались, - вдруг выдал Бак, решив, что сейчас гораздо важнее разобраться с делами насущными, а потом уже вести более светские беседы. «Господи Боже, я начинаю думать, как в прошлом. Это Божественный Куб стал на меня меньше действовать?», подумала Хевласка, откидываясь на диване и складывая кисти рук на ноги перед собой. Чистая Сила «нарядила» ее в не очень подходящий обстановке наряд, поэтому рукам было немного прохладно.
- Я скорее поверю в то, что Тысячелетний придет попить с нами чаю, ну или Линали отдам за Комурина, чем поверю в то что, Ватикан приветствовал тебя добрым Малькольмом.
«Граф и так уже побывал у нас в гостях, я так думаю. Не могло же это нападение быть инициативой только Ноев или, что совсем уж маловероятно, Акум…», подумала Хев. Комуи перегнулся через диван и потянулся рукой к куртке Бака, доставая из его кармашка небольшой ключик. Затем экзорцистка спиной ощутила легкое дуновение ветерка, а потом услышала двойной щелчок – Ли запер дверь кабинета.
- Так-то лучше. А теперь к серьезному. На повестке дня у нас, во-первых, что могло понадобиться Ноям в Главном Управлении Ордена…
Далее Смотритель Главного Управления поставил перед ними ряд вопросов и замолк, ожидая, что Бак и Хев начнут высказывать свои догадки.
- На счет первого, я могу допустить тот факт, что Тысячелетнему кто-то сообщил, что в Ордене есть подозреваемый на роль носителя Сердца  - Рина Кросс. Но тогда, придется допустить, что среди нас есть предатель, - женщина чуть запрокинула голову и посмотрела на Ли, - Прости, что не сказала тебе, но так было нужно: об этом знали лишь Верховные Генералы. Почему сразу не уничтожили не знаю, это только в голову к Графу надо залезть, хотя тут я думаю, они просто не успели – мы среагировали достаточно быстро, - она снова посмотрела на Бака, - Малкольм, скорее всего, отправился сюда через Ковчег, так что позволю себе допустить, что времени у нас в обрез…
Слова о том, что и Комуи и Баку может угрожать как минимум военный трибунал, а как максимум, разъяренный Малкольм, женщина решила пропустить мимо и не сильно о них задумываться: в случае чего она костьми ляжет, но за Смотрителей заступится. Хотя, тут Ли прав: у Центра нет гораздо более подходящих людей на роль Смотрителей в Азии и Европе. Но, с другой стороны, незаменимых людей нет. Только вот эта замена вряд ли потянет на себе такую ношу…
- Мне кажется, я знаю чего они добиваются: в том молодом человеке я ощутила полностью противоположную своей ауру. Внутри этого Токусы есть Темная Материя, да и Акумы не посчитали его за экзорциста, хоть и напали, - женщина сглотнула, - Боюсь, что Рени опять втянулась в какие-то эксперименты, - руки, против воли хозяйки, сжались в кулаки, а ногти впились в ладони, да так, что защипало в местах с содранной кожей: опять все по-старой, снова будут страдать люди. «Не хочу…»
- Седьмой вопрос – почему Куб преобразовался, и Хевласка вернулась в человеческий облик? Восьмой, последний – что мы скажем об этом явлении Малькольму, который потребует ответа?
- Куб не преобразовался, Комуи, он просто стал чуть меньше, подстроившись под мой организм. А тот человек, которого вы видели, это всего лишь игра Чистой Силы с моими воспоминаниями, - женщина поднесла руку к груди и извлекла Куб из своего тела, показывая его Смотрителям, - А в человеческий облик я вернулась по той же причине, по которой Линали получила Кристаллический Тип Чистой Силы, а Аллен – Коронованного Клоуна. Не забывайте, что я тоже экзорцист, хоть и работаю напрямую с Кубом, - Хев снова погрузила Куб в себя и немного поморщилась ,привыкая к ощущениям, - У меня тоже есть желание не терять дорогих мне людей, - голос звучал совсем тихо, - А Малкольму, не знаю что сказать, - «Я бы рассказала правду, чтобы потом было не так мучительно больно…»

Отредактировано Hevlaska (25-05-2010 01:48:20)

+6

6

Неизвестно, сколько ещё Бак вглядывался бы в лицо незнакомки, пытаясь понять, кто она, и грузился, аки Виндоуз Виста, если бы не Комуи.
-Бак-чан, не мучай мозг, а то перегреешься и свалишься снова с крапивницей, дверь закроем, и Вонг войти не сможет, чтобы тебя откачать, а я не умею, вот и будешь валяться… - какое отношение эта тирада имела к делу, Чан не представлял. Зато откуда-то возникло ощущение, что Комуи считает его, Великого Бака, тупой блондинкой, которая пищит после того, как выпьет таблетки, и перелезает через прозрачную стену, чтобы посмотреть, что там. Смотритель захотел чем-нибудь кинуть в брата по несчастью, - шариковой ручкой, например, - но взял себя в руки и сделал вид, что пропустил эти его слова мимо ушей, - это Хевласка. И не надо на меня так смотреть, сам бы ни за что не поверил, если бы не был свидетелем.
На самом деле, на Комуи никто и не смотрел. Все вопросительные и удивленные взгляды Бака предназначались исключительно Хевласке. Сложно было поверить в то, что эта женщина ещё совсем недавно была пятнадцатиметровым белым полупрозрачным существом.
- Да, Бак. Тебе не снится: я на самом деле та же Хевласка, которую ты привык видеть. Только немного уменьшенная, - подтвердила женщина слова Ли. Её голос по звучанию и впрямь походил на голос той Хевласки, которую привык видеть смотритель Азиатского подразделения, только эхо загадочности куда-то исчезло.
Бак вспомнил, что за все это время даже и не подумал о Хевласке, а ведь её эвакуация была важнее и, в то же время, сложнее всего. "Фоу правильно говорит! Ты - дурак! Тупица! - принялась отчитывать смотрителя его же собственная совесть. - И эгоист плюс ко всему! Думал только о том, как тебе сейчас трудно и плохо да о том, как там Линали! А о Хевласке, от которой столь многое в Ордене зависит, и не вспомнил! Ведь она тоже живая, и умеет чувствовать!" На этот раз совесть была права, как никогда. Хоть Бак и был знаком с Хевлаской лишь шапочно, и общался с ней в разы меньше, чем Комуи, ему стало стыдно перед этой женщиной. Но что сейчас-то об этом говорить..?
- Рад, что ты в порядке, Хевласка, - Чан тоже улыбнулся женщине. - Мы не предполагали, что всё так выйдет, и у нас в подразделении нет такого же зала-хранилища Чистой Силы... но мы скоро решим эту проблему, обещаю. А пока ты сможешь пожить у Фоу, - кому-то эта речь могла показаться забавной, но Бак говорил совершенно серьезно. В конце концов, его святой обязанностью было разместить всех эвакуированных в Азиатском Подразделении, и Хевласка исключением не была.
Смотрителю АО сейчас очень не хотелось пересказывать своим приятелям по несчастью телефонный разговор с Рувелье, но Комуи этого, видимо, не понял, и язвительно прокомментировал озвученную Чаном реакцию на его звонок. А дальнейшее поведение Ли вообще повергло Бака в глубочайший культурный шок. Ныне бездомный смотритель перегнулся через стол и легким движением руки вытащил из нагрудного кармашка баковской куртки ключ от кабинета. "Откуда, откуда он знает, где я ношу ключи?! - пронеслось в белобрысой голове Чана. - Он что, подглядывал за мной?!" От этой мысли смотрителю несколько поплохело. Он схватил со стола первую попавшуюся под руки папку с документами и принялся ею обмахиваться. Воспользовавшись, что называется, его невменяемым состоянием, Комуи вернул ключик на законное место и снова встал позади дивана, на котором сидела Хевласка.
- Так-то лучше. А теперь к серьезному. На повестке дня у нас, во-первых, что могло понадобиться Ноям в Главном Управлении Ордена...
Первой свое предположение озвучила Хевласка:
- На счет первого, я могу допустить тот факт, что Тысячелетнему кто-то сообщил, что в Ордене есть подозреваемый на роль носителя Сердца - Рина Кросс. Но тогда, придется допустить, что среди нас есть предатель, - женщина чуть запрокинула голову и посмотрела на Ли, - Прости, что не сказала тебе, но так было нужно: об этом знали лишь Верховные Генералы. Почему сразу не уничтожили не знаю, это только в голову к Графу надо залезть, хотя тут я думаю, они просто не успели – мы среагировали достаточно быстро.
- Исключено, - после недолгих раздумий покачал головой Бак. Если уж они с Комуи впервые слышат о предполагаемом Сердце, откуда Графу знать об этом? - В этом случае получается, что предатель - кто-то из Верховных генералов или Ватикана... - "А, зная фанатичность Рувелье, я не думаю, что он допустил бы утечку информации" - Это не в их интересах. Сама Рина знает об этом? - после небольшой паузы спросил у Хевласки Чан, откладывая папку с документами в сторону. Он много слышал о том, что Рина была похищена Ноями, но, в конце концов, все же, вернулась живой и почти невредимой. - У меня есть другая версия... Целью Ноев мог быть Аллен. Ватикан уже долгое время подозревает его в связях с Четырнадцатым, - серьезно глядя на собеседников, изрек Бак, и тут же спешно добавил, чтобы его не поняли неправильно. - Зная Аллена, скажу, что он не предатель. Но что, если Нои почувствовали присутствие Четырнадцатого?.. Не знаю, что их могло привлечь: его пренесвятой дух, темная аура, право исполнителя или что-то ещё...
- Во-вторых, появление Рувелье – вопрос времени, только как быстро он здесь будет.
Хевласка снова перевела взгляд на Бака:
- Малкольм, скорее всего, отправился сюда через Ковчег, так что позволю себе допустить, что времени у нас в обрез…
Смотритель тяжело вздохнул.
- Даже не сомневайтесь, в ближайший час он будет здесь, если, конечно, ничего не случится с Ковчегом, - хмуро произнес он. - К нам едет ревизор, и никуда от этого не денешься.
Возможно, Баку не стоило лишний раз упоминать Ватиканского секретаря, дабы не провоцировать Комуи на лишние вопросы, но слово - не воробей, вылетит - не поймаешь. Стоило смотрителю сказать про ревизора, как Ли тут же поинтересовался:
- Что ты ему сказал? Хотя нет, дай угадаю, твоя импульсивность взяла вверх и ты ничего толком ему не объяснив, повесил трубку, хотя нет, швырнул. Так?
Бак одарил Комуи полным негодования взглядом. "Я не пойму, ты что, издеваешься? Не понимаешь, что мы с тобой сейчас в одинаково сложной ситуации?" Ситуация и впрямь была не сахар: сначала сообщение из Главного Управления, потом уничтожение оного, неподчинение Ватикану... Более всего Бак надеялся на поддержку Комуи, которого сам готов был поддержать и помочь ему расхлебать ту кашу, которую они вдвоем заварили. И вот, Ли теперь стоит в его кабинете, только странный какой-то, будто пыльным мешком стукнутый. "Перенервничал? Или, увидев Хевласку, потерял голову от любви?" Чан начинал уже опасаться, что держать ответ перед Рувелье ему придется в одиночку.
Если так посмотреть, смотрители оказались в похожей ситуации: Бак не знал, что пришлось пережить Комуи, а Комуи не знал, что пришлось пережить Баку. Но Чан смог представить себя в шкуре Ли, поставить себя на его место, именно поэтому и ослушался приказа Рувелье.
- Ничего это не импульсивность, - после недолгой паузы тихо ответил Бак и отвернулся, - просто твои слова я ставлю выше приказов Ватикана.
То, что было "в-четвертых", смотритель хотел проигнорировать, но не смог, слишком уж беззаботным показалось ему отношение Комуи ко всему этому. "Не отправят под трибунал..! Он чересчур уверен в себе. У Рувелье был бы человек, а статья найдется... Даже отсутвие кандидатур на смотрительские посты его не остановит, если он чего захотел - он этого добьется, хоть режь"
- Смотрителей найти непросто, это так... - не поворачиваясь к Ли, согласился Бак, - но ты подумал о том, что тебя Рувелье может с чистой совестью снимать с должности? Главному Управлению временно не нужен смотритель, а пока его отстроят, Малкольм успеет найти тебе замену! - последние слова Чан выпалил на одном дыхании и резко обернулся к Комуи. Во взгляде смотрителя АО ясно читалось: "Комуи, подумай о себе! Подумай о Линали! Да просто ПОДУМАЙ, в конце концов!"
- Ну ладно, шестой вопрос, - "Шестой? После четвертого? Он точно перенервничал или влюбился!" - сделал вывод Бак. Сам-то он всегда вел себя страньше обычного, когда влюблялся или волновался, – чего добиваются ученые Североамериканского Управления? Есть догадки, почему, Рени Эпштейн наведалась в главное управление со своей разработкой в виде Третьего экзорциста?
"Разработки? Третий экзорцист?" - смотрителю стало немного не по себе от всего этого. Постепенно он начинал достраивать логическую цепочку, в которую пытался связать события минувшего дня. Сначала Пек, приехавший за документами, касающимися проекта "второй экзорцист", а теперь ещё выясняется, что Рэни приехала в ГУ не просто так, а с разработкой в виде некоего "третьего". - "Неужели тебя снова втянули в эти эксперименты, Рэни?"
- Мне кажется, я знаю чего они добиваются: в том молодом человеке я ощутила полностью противоположную своей ауру. Внутри этого Токусы есть Темная Материя, да и Акумы не посчитали его за экзорциста, хоть и напали, - сказала Хевласка.- Боюсь, что Рени опять втянулась в какие-то эксперименты.
В Азиатском подразделении на протяжении многих лет изучали Чистую Силу и её свойства, но о том, чтобы акумы не принимали экзорциста за такового, Бак слышал впервые. "Тёмная материя - внутри экзорциста? Но как? Последствия искусственной синхронизации?"
- Я ничего об этом не слышал, - ответил Бак, - но я поговорю с ней... позже. Сейчас лучше скажите, как она? В порядке? Не пострадала?
Об этом он хотел спросить ещё с самого начала, но случая не подворачивалось. Чан знал, что в битве Рэни может только активировать талисман или выстрелить в акуму блокирующими пулями. Заклинания Воронов она, в отличие от отца, не использовала, древнюю магию, как Бак и его предки - тоже.
На вопрос о Божественном Кубе Хевласка ответила сама. Её объяснение было таким ненаучным, но, в то же время, таким правдивым... В очередной раз Бак убедился, что умом Чистую Силу не понять. Кстати, во время разговора женщина извлекла из своего тела несколько уменьшенный куб Чистой Силы - самое убедительное подтверждение её личности. Но что сказать об этом Малкольму? Хевласка не знала, Бак, если честно, тоже. Комуи, похоже, исключением не был, ибо знал бы - не спрашивал бы. Эх, как бы Чан хотел подумать об этом завтра, как Скарлетт О'Хара! Но время не ждет. "Если мы скажем, правду, то есть, что ничего не знаем, - рискуем пойти под трибунал по статье рафинирование информации или сокрытие фактов. Пересказать ему слова Хевласки? Вряд ли поверит..."
- И я не знаю, я даже не видел, что там произошло. Но отвечать все равно придется, - вздохнул Бак. - Хевласка, - обратился он к женщине, - что, если ты попробуешь объяснить ему всё, как есть?
"Но, боюсь, он все равно подвергнет её каким-либо экспериментам и обследованиям, даже не взирая на кровное родство" - с грустью подумал смотритель.
- Раз с этим выяснили, - сложив руки на столе, как первоклассник, начал Бак, - то теперь, Комуи, объясни мне, наконец, что же на самом деле произошло в Главном Управлении? Как чувствуют себя Линали и остальные экзорцисты? Я знаю, что потерь в их рядах нет, но это не значит, что никто из них не пострадал. Удалось ли спасти какие-нибудь документы? Рассказывай. Всё и по порядку.

+5

7

Не перебивая, Комуи выслушал все то, что сказали Бак и Хевласка, после чего в кабинете повисло секундное молчание, которое, впрочем, разрушил сам бездомный Смотритель.   
-Так, теперь опять по порядку… Соглашусь с Баком, потому что предатели из Верховных Генералов или служителей Ватикану исключены, не та у их выправка, да и, выгоды ни им, ни нам от их предательства никакой. Аллен уже давно стал предметов обсуждения среди нашего начальства и семейки Графа. Он обладает правом Исполнителя, каким-то образом он имеет связь с Четырнадцатым, хочет он того или нет. Они или хотели его забрать с собой, или поговорить, дабы привлечь на свою сторону… Но, это лишь мое предположение. – Поставил точку в этом вопросе Ли, обведя Хевласку и Бака внимательным взглядом. Так, далее, - Комуи вздохнул, вспоминая о следующем вопросе на который у него был ответ. – Рени в полном порядке. Мы их сразу же сдали на руки вашим врачам как только вошли на территорию этого Управления. Есть мелкие порезы и царапины, думаю, уже завтра от них будут лишь еле видные следы. – Комуи замолчал, переведя взгляд на стоящие напротив стеллажи, после чего, придя в мысленное согласие с самим собой, продолжил. - Меня больше беспокоит Токуса. Если Темная Материя внутри него действительно настолько синхронизирована на подобии Чистой Силы, то у нас есть вполне реальный шанс, если конечно, не потеряем парня, вновь стать оппонентами в споре о запрещенных экспериментах. И, я не думаю, что на этот раз мы сможем запретить эти эксперименты, потому что его способности действительно в несколько раз выше, чем у среднестатистического экзорциста и судя по этому, засчет них мы сможем стать серьезными противниками Графу. Третьи разительно превосходят обычных экзорцистов,  хотя, они являются скорее простой сильной аналогией им, и думаю, новый проект уже не заставит себя ждать... – Китаец перевел обеспокоенный взгляд  на Бака. - Ладно, об этом позже, когда ситуация с Главным Управлением утрясется. Кстати, не думаю, что разговор с Рени по одиночке есть хорошая идея, в любом случае нельзя сказать, что она скажет нам обоим одно и тоже, предлагаю совместную беседу. Да, я не доверяю ей. – Добавил он тут же, замолкая и глядя на томик поэта Хаогу, стоящий напротив. «В конце концов, кто кому сейчас доверяет? Хорошо, что хоть Бак на это не поддается… »
Бак, - Комуи вновь перевел внимательно-теплый взгляд на Смотрителя Азиатского Управления, - я очень ценю твое доверие, и искренне прошу прощенья за то, что пришлось втянуть тебя во все это. Согласен, он может снять меня с должности, но… подумай сам, какая ему от этого выгода? Это политика Управления временно не нуждается в Смотрителе Главного Управления, но не ее составляющие, да простят экзорцисты мне таковое. Даже если он меня отстранит, у него на руках будет около двух тысяч только штатных работников, полсотни экзорцистов, которые на заданиях, около двадцати в госпитале. И лишь оставшаяся часть - отличающаяся не самым положительным характером будет в состоянии боевой готовности на случай нового нападения, да и он сам не дурак, и понимает, что экзорцисты ГлавногоУправления его не любят, мягко сказано…. Плюс к этому ко всему этому ватиканским секретарям оставшийся объем работы и не снился, ему это просто не вы-год-но, по-крайней мере до тех пор, пока Главное Управление не будет отстроено. – Комуи замолчал, ожидая реакцию Бака, после чего несколько погодя добавил. – Не думаю, что главное Управление будут вновь отстраивать. В Лондоне, и недалеко от него есть еще несколько мест, которые могут служить новым зданием главного Управления, их необходимо лишь обжить и новое Управление готово. – Посмотрев и немного погрузив взглядом Бака, Комуи перевел взгляд на девушку. - Дорогая, я ничего не забываю, во-первых, во-вторых, Чистая Сила эволюционировала в тот момент, когда Линали и Аллен находились между жизнью и смертью, причем, если бы не она, то они бы погибли просто, говоря проще она спасала  их чтобы спасти себя. Твоей же жизни ничего в подобной степени не угрожало, впрочем, я еще обдумаю этот момент и уже после, в более спокойной обстановке мы с тобой это обсудим. Теперь о Сердце… - Комуи не выдержал и развернувшись резко, взъерошивая волосы по пути совершенно на автомате пару раз пересек пространство кабинета, при этом умудряясь еще и членораздельно говорить, – у нас этих потенциальных носителей Сердца уже и так достаточно. Сначала Аллен, потом Линали, сейчас Рина… Это катастрофа уже… Теперь же и Верховные Генералы не доверяют собственно назначенным Смотрителям. Зачем тогда назначали, спрашивается, если им и так все докладывается? Ну, судя по тому, что она все еще в Ордене, а не ударилась в бега, как Марианн, она не знает о том, что она возможная кандидатура на Сердце, не так ли? – Комуи остановившись и повернувшись в пол-оборота, направил на Хевласку вопрошающий взгляд.  – И кто ей это сообщит? – Проговорил он с нотками веселья, оборачиваясь и продолжая путь с неудовольствием отмечая что его внешний вид «отлично»  подходит для втречи с начальством. «И держать? Сомневаюсь, что она обрадуется и будет скакать от счастья, узнав, что теперь к ней втройне возрастет внимание со стороны Ноев и Ватикана». 
-Думаю, что Малькольму пока скажем, что это уже было, а не в первый раз, чтобы не было вопросов о том как это и в какие моменты проявляется, просто было изначально, но как-то не было случая продемонстрировать. Раз Куб может проявляться в таких моментах, то значит действие обратного превращения может совершиться вновь, если ты того захочешь. Но думаю, лучше будет, если ты будешь пока в человеческом облике. – Ли улыбнулся, отметелив желание заплести длинные волосы в два хвоста, как это сначала это делал он сестре, а потом и она сама, отметив мысленно, что чистая одежда и вода не повредит и Хевласке. Пыли на них хватило бы с лихвой на полбиблиотеки Азиатского Отделения. В голове беспорядочной гениальности вновь появилась идея. - Впрочем, я думаю, Бак, согласится составить мне компанию по этому месту, и мы вас оставим на тет-а-тет...? - Задал он ей вопрос, после чегохотел посмотреть на Бака, который тут же задал ему другой вопрос.
- Раз с этим выяснили, то теперь, Комуи, объясни мне, наконец, что же на самом деле произошло в Главном Управлении? Как чувствуют себя Линали и остальные экзорцисты? Я знаю, что потерь в их рядах нет, но это не значит, что никто из них не пострадал. Удалось ли спасти какие-нибудь документы? Рассказывай. Всё и по порядку. – От подобного вопроса и тона Комуи аж остановился и тут же резко повернувшись полностью, встретился со взглядом Бака. Желание встать по струнке еле удержалось, чтобы не воплотиться. Сняв с лица удивленное выражение и улыбнувшись, если Это можно было назвать улыбкой, он начал медленно и неторопливо вещать события, произошедшие в Ордене. "Вопросом на вопрос? Лаадно, обдумывай, все равно вытащу, а то эти места я подзабыл... Надо и домой съездить, пока есть время..." Голем в этот момент, до сих пор спокойно лежавший в кармане рубашки, куда его предусмотрительно засунул сам создатель пока был с экзорцистами, перевернулся несколько раз и вылетел, чуть не задев кончик носа Ли, повисая в воздухе, и выплевывая небольшую тонкую бумажку, которая тут же отправилась на руки Комуи и была прочитана. 
- Отлично. Большая часть экзорцистов и маршалы в полном порядке, мне уже жалко вашу столовую… Там и наш Джерри тоже, а два повара на одной кухне… - Комуи улыбнулся, тихо посмеиваясь- это или разрушенная в пух и прах - столовая, либо два сумасшедших и свернутых на своем деле разумом, повара. Экзорцисты на заданиях уведомлены о том, что Главное Управление разрушено. Ладно, что произошло в Главном Управлении, таков был вопрос? – Комуи замолчал, глядя себе под ноги - рассматривая пол, подбирая слова и раздумывая, с чего бы начать. - Судя по всему, Нои и Граф это запланировали давно, потому что это не было спонтанной атакой. Сначала несколько акум возникло в библиотеке,  им на помощь, после того как они чуть не разнесли всю библиотеку пришли несколько ноев, в противовес в библиотеку направились все близ находящиеся экзорцисты, но первыми подоспели, насколько мне известно Аллен и Миранда, после еще несколько. Как оказалось, атака на библиотеку была лишь отвлекающим маневром, один Ной с акумами появились немного погодя на крыше и громили Управление оттуда, после чего еще несколько из их семьи вместе с акумами появились в столовой, а потом и в других частях Управления, я в это время уже был у Хевласки, вместе со мной Рени с ее экзорцистом – Токусой. То ли экзорцисты сдали этаж над нами, то ли Нои изначально рвались в Хранилище. Уничтожив потолок пара акум третьего уровня проникли к нам, и … - Смотритель замолчал, обдумывая дальнейшие слова, и мысленно отгоняя тут же вспомнившиеся картины Хранилища, - и если бы не Токуса нас бы здесь уже не было. Перед тем как Хевласка приобрела человеческий облик, я успел открыть двери в Ковчег Главного Управления, через первого голема отдать приказ о срочной эвакуации, дав им на это пять минут. Потом сразу связался с тобой, рассудив, что лучше отдать врагу здание, чем здание, большую часть экзорцистов, и всю поднаготную Ордена. Сразу после, этого мы с Рени попали под обстрел акума, там и голем остался вместе с очками, а мы тем временем перекинулись к столу и тут Рени что-то потеряла… - Поджав губа, Комуи отвел взгляд, подбирая слова помягче и обдумывая план допроса данного Смотрителя, -  и надо было ей броситься под пули, ее чуть не убило, Токуса уничтожил акуму, который был в паре сантиметров от ее лица. Ну а дальше, дело известное, я к Хевласке, она к упавшему без сознания Токусе, переход кое как к Ковчегу и экспорт сюда. Ладно, хоть успел второго голема взять... «Ага, за какие-то несколько секунд до уничтожения Ордена,. – хмыкнуло сознание Смотрителя. – Странно, не замечал раньше особенности разговаривать сам с собою…. Раньше я и приказов об разрушении родного управления не отдавал…» Вздохнув со стоном, Комуи продолжил, как на отчете перед Верховными:
-Вся важная документация сохранилась, благо она всегда у глав отдела под рукой. Я в спешке и недальновидности своей не захватил документы новеньких и поэтому их вновь придется синхронизировать. Всю взятую документацию наш Научный Отдел сейчас перебирает, поэтому особого разбора полетов на счет документов не должно быть.  Ривер где-то здесь потерялся… Линали вместе с Кандой сейчас на задании, возникли трудности, поэтому они вернуться через неделю, может через две. И то, если не считать дороги сюда… Так, пока не забыл, как только будет точно известно местоположение Миранды в госпитале, сразу скажи мне, хорошо? Она довольно долгое время использовала свою Чистую Силу, и сейчас практически на грани… - Комуи замолчал, в голосе было слышно: как сильно он волнуется за девушку, и всех остальных экзорцистов, которые сейчас находятся у врачей, и которым возможно придется лоечь на опыты из-под легкой руки Рувелье.
- Не позволю… - тихо произнес вслух окончание мысли, даже не заметив этого, после чего чему-то улыбнулся, и хотел было что-то сказать, но был прерван достаточно громким стуком в дверь. Оглядев всех в кабинете, он поджал губы и вздохнул глянув на часы, даже кто там стучится спрашивать не надо было, впрочем, как и заставлять ждать. «Еще и получаса не прошло, он уже тут… А может скажем что нас нет? Хотя, не думаю, что здешние работники быстро смекнут ситуация и скажут что они не видели того,  как два Смотрителя и девушка заходили в кабинет… Да и он сам не дурак.. » Сомневаться в том, что за дверью стоит какой-нибудь ученый, Комуи себе просто не позволил. Интуиция и опыт Смотрителя его никогда не подводил и вот сейчас, пока Бак открывал дверь, Комуи прикидывал чего бы такого вкусного ему наготовить на уши, если таковое придется. В своем Управлении Рувелье если не невидели, то презирали, и было за что, в конце конца так надавить на психику Линали, она же любимица всего Главуправления, мог лишь он, ну что поделать, так уж был воспитан этот человек, хотя его и хотелось интересно послать, куда-нибудь подальше и желательно надолго. Хотя тут скорее действовал закон подлости, называемый – «я бы вас послал, да вижу вы оттуда», который Комуи сформулировал для себя уже в первую их встречу, но предусмотрительно до сих пор не озвучивал.
Наконец дверь была открыта и Комуи тяжело вздохнул, приготовив себя к разбору полетов в особо жестокой форме, иначе и быть не могла, разве что Рувелье захватил бы свои творения сладкого...

Отредактировано Komui-san (01-06-2010 15:04:45)

+4

8

Центральное управление/ Кабинет секретаря Рувелье >>>>>>>>

Сборы и путь через Ковчег до Азиатского Управления отняли бы у Рувелье отсилы минут пятнадцать. Но он нарочно не стал торопиться. Надо было дать смотрителям немного времени на то, чтобы расселить экзорцистов и отпоить друг друга валерьянкой.
По правде сказать, Малкольм, возможно, и не поехал бы в Азиатское Управление именно сегодня, именно сейчас, если бы Бак изложил ему всё и по порядку. Но тот ничего толком не сказал, а в конце ещё и швырнул трубку. А Рувелье не любил быть в неведении, как, впрочем, и подобное поведение смотрителей. Сильно прикапываться к Чану в планы секретаря не входило. Его гораздо больше интересовало четыре вопроса: причина нападения Ноев; почему Ли не доложил ему, Рувелье, о нападении раньше; как проявил себя в бою "третий экзорцист" и, наконец, удачно ли прошла эвакуация Хевласки. Их он и собирался задать в Азиатском Подразделении, потому как ему самому приходило в голову всего лишь по одному варианту ответа на каждый: "во всём виноват Уокер", "потому что он дурак", "весьма хреново" и "да эвакуировали как-то", соответственно. И ни один из них в полной мере Малкольма не удовлетворял.
Взяв с собой только самое необходимое, а именно, ручку, записную книжку и личные дела Комуи и Бака, Рувелье направился в лабораторию, где размещался вход в ковчег, а оттуда - прямиком в Азиатское Управление.
Совсем недавно отреставрированное после атаки Графа, Азиатское Управление предстало перед Малкольмом во всей своей красе. Намусорить работники ещё не успели, поэтому всё было чистенько, аккуратненько и просто сверкало в электронном свете тысяч энергосберегающих ламп. "Бла-алепие! Красота дивная!" - хмыкнул Рувелье.
Людей в зале с Ковчегом оставалось не так уж и много: должно быть, основную массу народу уже отправили в лазарет или увели расселять по комнатам. Одна медсестра, молоденькая и неопытная, всё ещё дежурившая в зале, поначалу приняла Малкольма за эвакуированного и хотела оказать ему первую помощь, но другая медсестра, постарше и, очевидно, немало проработавшая в Ордене, шикнула на неё и принялась втолковывать, что это - секретарь Ватикана, и что не надо ничего ему оказывать, пока не вышло какой-нибудь оказии. Растянувшись в дежурной улыбке, Рувелье подтвердил, что он действительно не ранен и в медицинской помощи не нуждается, но он будет премного благодарен, если девушка покажет ему, где здесь смотрительский кабинет. Та провожать не пошла, только на пальцах объяснила, как идти и куда сворачивать. Впрочем, Малкольм вскоре понял, что и сам знает дорогу. Планировка подразделения не изменилась после ремонта, поэтому секретарь без труда нашел кабинет Бака.
Новенькая белая дверь оказалась заперта. Из кабинета доносились приглушенные голоса, секретарь не смог разобрать, о чем говорят. "Видимо, рановато я пришел," - подумал Рувелье. Впрочем, не уходить же ему было, и, тем более, не стоять же под дверью! Секретарь полубоком повернулся к двери и осторожно постучал.
Вскоре дверь открылась, на пороге возник сам хозяин кабинета. Почему-то увиденная картина напомнила Малкольму немую сцену из русской комедии "Ревизор". "Мда, брат, похоже, тебя не ждали. А, впрочем, я всегда прихожу, когда меня не ждут"
- Доброго утра, - и снова на лице секретаря возникла эта хитрая улыбка, ничего хорошего не предвещавшее. - Хотя, какое же оно доброе? Правильно говорят, утро добрым не бывает... - добавил он после небольшой паузы, бочком войдя в кабинет и направляясь прямиком к смотрительскому креслу.
Положив документы и ручку на Баковский стол, Рувелье устроился в его же кресле. Так всем должно было быть прекрасно видно и слышно Малкольма. Он решил не томить народ и не ходить вокруг да около, а сразу приступить к делу:
- А теперь потрудитесь-ка объяснить, господа, - обратился Рувелье к Ли и Чану - почему вы сразу не сообщили мне об атаке на Главное Управление? Почему я узнаю об этом только после принятия столь радикальных мер, как уничтожение? - секретарь одарил Бака выразительным, пронизывающим взглядом.
Затем он одарил взглядом, не менее, надо сказать, выразительным, и Комуи, и только тогда посмотрел на женщину. Чёрные, что вороново крыло, длинные волосы, бледная кожа, довольно приятные черты лица... но не это было примечательно. И даже не брови вразлет - фамильная черта и, если можно так выразиться, визитная карточка всех Рувелье. Малкольм готов был поклясться, что уже видел эту женщину раньше, вот только где? Он силился вспомнить, но никак не мог. Наконец, в памяти возник старый написанный маслом семейный портрет. На нём были изображены многие из семейства Рувелье: прадед и дед с жёнами, двоюродные дедушки... и среди них в кресле сидела черноволосая худая девушка. О ней Малкольм был наслышан от отца. Гордость их семейства, святая, канонизированная ещё при жизни...
"Неужели, Хевласка? Да быть не может!"

+5

9

Десять лет назад.

Тощий бледнокожий мальчишка. Под глазами синяки, сальные волосы облепили виски, уши и шею, кожа вокруг глаз была туго натянута на глазные яблоки и кости, на лице под кожей просматривается линия челюсти. Сын экзорциста с Техническим Типом и уровнем синхронизации шестьдесят процентов. Мальчик – парень максимум лет  семнадцати, но для нее такой ребенок – выдержал всего семь попыток помещения близкой к отцовской Чистой Силы  в тело. В последний восьмой раз он даже не закричал, а просто блаженно зажмурился и едва заметно улыбнулся. Падший не издал ни единого звука.
Пока существо, похожее на манекен с обрубленными конечностями, не опомнилось и не начало крушить Черный Орден, эскорт из пятидесяти Воронов и еще несколько наблюдателей из Ватикана увели его. Хранительнице никогда не считали нужным  сообщать, что конкретно делают с Падшими после провала эксперимента. Да и Хевласке хватало собственной больной фантазии, чтобы это представить. К чему рассказы?
Правда, после этого эксперимента Линали стала смотреть на нее совсем другими глазами. Слишком просто, чтобы задумываться: малышка видела эту провальную восьмую попытку. Страшно и руки по локоть в крови.

Пятьдесят лет назад.

Первая попытка. Молодой мужчина стоит перед ней, стиснув зубы и сжав пуки в кулаки (она потом заметит по три глубокие ранки на каждой ладони). Он смотрит четко в ту точку, в которой под челкой спрятаны глаза, отливающие бирюзой. Он сказал, что отдает свое тело в руки женщины и позволяет делать с собой все, что угодно. Родственник погибшего Генерала, который сам предложил свою кандидатуру на пост подопытной мыши. Этот взгляд, как и многие другие, отпечатался в душе Хевласки.  Третья попытка. Мужчина на глазах состарился, ноги практически не держат, руки сотрясает крупная дрожь, а губы не могут произнести ни слова. Но в глазах все тот же буйный огонь и желание быть полезным для Организации, за которую отдал жизнь тот Генерал. Шестая попытка. Столетний дед. Несмотря на то, что ему еще тридцать, лицо уже изрезанно страшными морщинами. Его губы уже давно потеряли свой цвет, а в глазах одна-единственная просьба: «Убей меня». Попытка будет последней – это поняли оба. Перед последним рывком Хевласка прочитала по губам мужчины: «Я знаю, что за горе постигло ваши края…». Женщина безмолвно попросила прощения и «добила» этого человека.
- Что за зло такое?
Страшно. И ладони измазаны в алой крови.

Девяносто шесть лет назад.

- Ты демон, Хевласка. Ты убила мою старшую сестру. Не прощу, - самая младшая в их семье – Линда. Не пережила и первой попытки. В тот день ей показалось, что за спиной кто-то стоит и из темноты доносится тихое хихиканье. Малышке Линде повезло больше всех: она не мучилась, а Чистая Сила, по какой-то причине, Сжалилась над девушкой и не превратила ее в Падшую. Страшно. А руки только ощутили тепло этой вязкой жидкости.

Она помнит каждое лицо, каждого человека, помнит, сколько попыток ушло на то, чтобы понять, что дальнейшая синхронизация невозможна. Те, кто был полон уверенности и решимости, в самом конце умоляли, чтобы их не мучили дальше. Те, кто поначалу был напуган, потом смотрели на Хевласку совершенно остекленевшим и безразличным ко всему взглядом.
Первый глава Научного Отдела Акиль Ормано, когда думал, что Хевласка его не слышит, однажды очень зло и не совсем удачно пошутил по тому поводу, что их Хранительница в первые четыре года своего пребывания здесь «набила руку на простых смертных, а теперь очередь господ Рувелье». Окружавшие его тогда люди отреагировали не однозначно: покосились, злобно усмехнулись, назвали придурком, поглумились. А у женщины лишь болезненно сжалось сердце: она словно переживала каждую гибель сама. После того, как погибла малышка Линда, по ночам к ней стал приходить невидимый бес, который измывался над ней своим отвратительным хохотом. Горло душили слезы и страх, но она не смела кричать – нельзя. Она – Хранительница Чистой Силы, святая.
«Пресвятая убийца», Хевласка прикрыла глаза и краем уха слушала о чем говорят Комуи и Бак. У всех, присутствующих здесь руки замараны в крови: она за целый век убила ни один десяток людей – членов своей семьи и просто незнакомцев -, Комуи собственноручно отправляет экзорцистов и Искателей на задания, с которых они зачастую могут вернуться только в гробах, если повезет конечно, а Бак окунулся в это алое море практически с головой, попав в исследовательскую команду проекта «Второй экзорцист».
За спиной снова начало ощущаться знакомое до дрожи в коленях присутствие: тот самый бес, который сто лет не покидал женщину. Тихое хихиканье. Она снова его услышала. Демон глумился над ней, над ними всеми. «Пошел прочь», мысленно рявкнула женщина, и бес послушался – за столько лет она смогла хотя бы его перестать бояться.
Экзорцистка стала вслушиваться в разговор Смотрителей. «Нет, Комуи… Бак прав: незаменимых людей нет, а Малкольм может разменять людей, как фигуры на шахматной доске. Он найдет замену тебе, быстрее, чем отстроят Управление…», а следующие слова китайца едва не заставили Хевласку фыркнуть, «Это мне-то опасность не угрожала!? Чистая Сила по приоритету стоит выше жизней Смотрителей… Меня бы сначала помучили как следует, а потом убили бы», снова за спиной кто-то гаденько хохотнул, и на этот раз женщина поежилась: фантазия выдала не самый приятные картинки. Страшно.
– И кто ей это сообщит?
- Про Сердце Рине я бы пока говорить не стала. Зная ее характер и гены. Сбежит, - почти прошептала женщина, выныривая из своих мыслей.
Они еще о чем-то говорили, а Хранительница Куба снова ушла в свои мысли. Стук в дверь и женщине тут же захотелось сделаться как можно меньше. «Быстро…»
- Доброго утра. Хотя, какое же оно доброе? Правильно говорят, утро добрым не бывает...
Малкольм сел напротив нее и завел речь со Смотрителями, не обращая на нее пока никакого внимания. «Страшно», ладони женщины стали отбивать мелкую дробь от нахлынувшего страха. Ватикан. Они не жалеют экзорцистов. А та, что носит в себе ни одну частицу и подавно за человека не считается. Футляр. Чистая Сила снова проявила волю – выполнила желание женщины. Под нож женщину. «Ангел Божий. Хранитель моя святый…», перед глазами встали образы мамы, отца, сестренок, старшего брата – прадеда Малкольма. Отец… Его она уже давно простила и постаралась забыть все нехорошее, что с ним связано. Мама, сестренки, брат. Сестренок она лично превратила в Падших. Мама, наверняка, не пережила такой травмы. С братом, само собой, ничего не будет, ведь кто-то должен продолжать род Рувелье.
Хевласка шла по это дорожке только для того, чтобы сохранить в себе память о лицах и душах, которые не смогла удержать. Страх и боль – они только мешают и не дают сосредоточиться. «Перестать бояться», сказала сама себе экзорцистка.
- А теперь потрудитесь-ка объяснить, господа, почему вы сразу не сообщили мне об атаке на Главное Управление? Почему я узнаю об этом только после принятия столь радикальных мер, как уничтожение?
Она посмотрела на правнука, «Да. Перестань бояться, Хев, и просто сохрани в сердце то, что не удосужились сохранить все остальные», рука сжалась в кулак и тут же расслабилась. Спина выпрямилась в идеальную линию – как учили на уроках по этикету. Носик чуть вздернулся, взгляд похолодел. Сила Куба отступила и позволила проявиться истинной выправке члена семьи Рувелье. В этом Хевласка и Малкольм похожи.
Они встретились взглядом: два поколения. Прошлое и настоящее семьи Рувелье. Малкольм, наверняка, узнал ее, «Отец не мог не завещать сохранить тот портрет через века».
Когда ей исполнилось двадцать семь, отец заказал художнику огромный семейный портрет, на котором присутствовали не только они, но и дяди, тети, бабушки с дедушками. Двадцать один человек и огромный английский дог, идеальная композиция, цвет, свет – все, как любил отец. И Малкольм портрет видел и не раз. Это точно.
- Здравствуй, Малкольм.

Отредактировано Hevlaska (21-06-2010 21:40:38)

+4

10

– Рени в полном порядке.
Из груди Бака вырвался вздох облегчения. "Слава Богу! Нужно будет проведать её в лазарете чуть позже"
О Токусе смотритель Азиатского подразделения слышал впервые, как и о том, что внутри экзорцистов может находиться тёмная материя. Сомнений почти не оставалось: скорее всего, это и есть жертва нового проекта по созданию искусственных апостолов.
- Ладно, об этом позже, когда ситуация с Главным Управлением утрясется. Кстати, не думаю, что разговор с Рени по одиночке есть хорошая идея, в любом случае нельзя сказать, что она скажет нам обоим одно и тоже, предлагаю совместную беседу. Да, я не доверяю ей.
Бак молча кивнул. Сам он, в отличие от Комуи, доверял Рэни, именно поэтому, даже понимая, что, эксперименты ведутся с вероятностью в 99%, не хотел верить, что она могла нарушить обещание, данное ими друг другу девять лет назад.
- Рэни... - никогда раньше Бак не видел её в таком состоянии. Он вообще впервые видел Рэни плачущей. Хотел  её поддержать, успокоить, но не мог подобрать нужных слов, которые не звучали бы фальшиво, заученно.  А ещё очень боялся тоже сорваться и разрыдаться. Поэтому Бак только покрепче обнял Рэни и погладил по голове. В некоторых случаях слова не нужны. Важнее - осознавать, что ты не один.
"Ты не одна, Рэни. И я не один. Мы вместе"
- Рэни, - дрогнувшим голосом прошептал Бак, - а у тебя - седая прядка...
- Ну и пусть, - сквозь слезы бросила в ответ Рэни.
Парень понимал, почему она плачет. Нет, даже не понимал - чувствовал. Ей жутко оттого, что она, одна из немногих, осталась жива. Плохо от осознания своей вины в случившемся. Она только что потеряла единственного родного ей человека. Бак чувствовал себя примерно так же. В этом несчастном случае погибли его родители. Он больше никогда не увидит доброй и теплой улыбки отца, не ощутит на себе строгий выжидающий взгляд матери. Как назло, Бак с утра повздорил с Тви, да ещё и из-за какой-то глупости. Если бы можно было все вернуть и, хотя бы, извиниться тогда! А лучше - предотвратить эту трагедию, предупредить всех... Но как бы не было больно  это осознавать, все уже свершилось.
Бак отстранился, взял Рэни за плечи и посмотрел ей в глаза.  "Сейчас надо подумать о будущем, решить, что делать дальше, чтобы подобное никогда не повторилось. Ни с нами, ни с кем-то ещё..."
Парень осторожно вытер слезы девушки и, продолжая смотреть ей в глаза, полным решимости голосом сообщил:
- Я обещаю, что сделаю всё, чтобы такое больше не повторилось. Рэни, ты со мной?
Рэни не отвечала. Когда так важна была взаимная поддержка, это молчание было хуже всего. "Неужели, нет?" Горло сдавило, а к глазам подступили слезы. Но Бак сумел кое-как совладать со своими эмоциями.
- Я тебя спрашиваю! - командного тона не получилось, голос сорвался. Но Рэни поняла. Всё поняла. И дала ответ, который Бак так хотел от неё услышать:
- Да!

Плохо, очень плохо, что говорить с Рэни придется при Комуи. Конечно, Ли ей не доверяет. Он-то видел только одиозную Рэни, сотрудничающую с Ватиканом. И совсем её не знает. А Бак помнит её ещё милой девочкой в ободочке и с книжечкой по биологии, знает и понимает её гораздо лучше. Может, они и смогли бы прийти к какому-нибудь компромиссу, обсуди они возникший вопрос один на один.
- Бак, я очень ценю твое доверие, и искренне прошу прощенья за то, что пришлось втянуть тебя во все это.
- Не извиняйся. Исполнить твой приказ - это моё решение. - "Поэтому если мы и вылетим из Ордена, то только напару"
И хотя Чан и не был согласен с Ли насчет незаинтересованности Малкольма в снятии их с должностей, спорить он не стал. Все равно это бесполезно. Комуи, он как Штирлиц, всегда настаивал на своем.
Не могло не радовать, что Рина Кросс не в курсе по поводу своей Чистой Силы. Вдруг и правда попытается бежать? Тогда не миновать трагедии, ведь девочка рискует стать Падшим.
- Думаю, нужно объяснить Малкольму всё, как было, - возразил Бак, выслушав идею Комуи по поводу объяснений насчет Куба. - Иначе у него возникнет другой вопрос: почему он узнает об этом только сейчас? Хевласка, - Чан перевел взгляд на женщину, - ты можешь измерять уровень синхронизации в человеческом облике?
Это вопрос не мог не волновать. Бак слышал, что в последнее время в Ордене заметно прибавилось экзорцистов. Научные работники могли не успеть сделать копии документов новичков и отправить их в архив Ватикана. А подлинники были уничтожены в Главном Управлении. Чтобы восстановить документы всех экзорцистов, необходимо было заново измерить уровень синхронизации каждого из них.
- Впрочем, я думаю, Бак, согласится составить мне компанию по этому месту, и мы вас оставим на тет-а-тет...? - сие "гениальное" предложение Ли Бак поддерживать не собирался.
"Оставить Малкольма в моем кабинете без присмотра?! Да только через мой труп! Это мое личное пространство, а не предбанник, чтобы здесь сидел, кто попало!" К тому же, мало ли, что Рувелье в голову может взбрести. Вдруг он начнет копаться у Бака в столе? Там ведь много важных документов! А ещё валерьянка, пачка антигистаминных таблеток, выпускной альбом и огромное количество фотографий Линали. "Нет, это не должно попасть в руки врага!"
Чану очень не хотелось, чтобы Комуи подумал, что он уходит от ответа, спрашивая о случившемся в Ордене. Ему действительно нужно было узнать подробности произошедшего. Можно сказать, Орден обошелся малой кровью. Все экзорцисты живы, хотя и не все здоровы, большинство работников - тоже, Рэни и Комуи целы, Хевласка эвакуирована...
- Так, пока не забыл, как только будет точно известно местоположение Миранды в госпитале, сразу скажи мне, хорошо? Она довольно долгое время использовала свою Чистую Силу, и сейчас практически на грани
- Хорошо, как только освободимся - спросим у Вонга. Он руководит эвакуацией и должен знать.
Внезапно в дверь постучали.
- А вот, наверное, и он! - обрадовался Бак и, буквально вскочив с кресла, побежал открывать. Но за дверью оказался вовсе не Вонг, а секретарь Малкольм Си Рувелье. Чан так и застыл у входа, глядя снизу-вверх на незваного гостя, который и впрямь был хуже любого татарина.
- Доброго утра, - и снова эта его мерзкая улыбочка, от которой Бака порой даже передергивало. - Хотя, какое же оно доброе? Правильно говорят, утро добрым не бывает... - таким и было приветствие секретаря.
Сказав все это, Рувелье бочком прощемился в кабинет. Чан взглядом проследил за ним. Малкольм положил на смотрительский стол какую-то папку и, к великому возмущению Бака, уселся в смотрительское кресло.
Бак аж рот открыл от такой наглости. Громко хлопнув дверью, он хотел уже сказать Рувелье все, что о нем думает, но тут ему, откровенно говоря, похужело. Глянув на свое отражение в стеклянной дверце книжного шкафа напротив, смотритель ужаснулся. "Крапивница!!! Ну почему в такой момент?"
- Н-н-н-не смотрите на меня! - воскликнул Бак и в панике забегал по кабинету.
"Вонг, ну почему тебя здесь нет, когда ты мне так нужен?!"
Подбежав к столу, Чан схватил оттуда первую попавшуюся под руку папку, - а под руку ему попалась папка, принесенная Рувелье, - и, обмахиваясь ею, тяжело опустился на диванчик рядом с Хевлаской. Объяснять что-либо Малкольму, он, ясно дело, был пока не в состоянии. Комуи это понял и сам объяснил Рувелье ситуацию, буквально в нескольких словах. А после выразительно посмотрел на секретаря и, не дав тому и рта раскрыть, молвил:
-Простите, но кажется Смотрителю Чану, если не оказать необходимую медицинскую помощь, - Чан моментально догадался, к чему клонит Комуи. "Не вздумай оставить его без присмотра в МОЕМ кабинете!" - мысленно запротестовал он, но плохое самочувствие-таки взяло верх. "Ладно... будем надеяться, что Малкольму не хватит наглости рыться в моем столе", - станет совсем плохо, поэтому, если Вы оставите свои вопросы на заседание, дабы нам не пришлось повторять все по второму кругу, я буду Вам премного благодарен. Я вернусь, как только Чану будет оказана необходимая медицинская помощь.
В подтвержение слов Ли Бак одарил Рувелье взглядом, в котором ясно читалось: "если вы его не послушаете, я умру прямо тут, и пусть вам будет стыдно!"; а затем с благодарностью посмотрел на коллегу по цеху и одновременно брата по несчастью. "Правильно, если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе. Если Вонг до сих пор не пришел к нам, мы сами его разыщем. Плюс это хороший шанс обдумать происходящее и решить, что сказать на собрании, которое рано или поздно все равно созовут..." К тому же, пересказ событий, произошедших в ГУ, уже начинал напоминать сказку про белого бычка, а ведь Комуи предстояло повторить его ещё как минимум дважды: один раз - на собрании, и второй - после, для особо одаренных.
Взяв Бака под белы ручки, Ли вытащил его из кабинета и, закрыв предварительно дверь, повел по коридорам. Шел он уверенно, прямо как у себя дома. А ведь всего каких-то полчаса назад просил Чана провести ему экскурсию по всем закоулкам Азиатского Управления. Хотя, похоже, Ли действительно подзабыл это место - поворот в сторону лазарета он благополучно пропустил. Бак хотел поправить его и указать правильную дорогу, но сообразил, какого маршрута придерживается Комуи: коридор, по которому шли смотрители, вел прямиком в Зал Фоу. "Фоу! Я забыл узнать, что с ней, эвакуировали ли её! Она, конечно, себя в обиду не даст никому, но... Все-таки, она права, я дурак!"
В коридоре было довольно прохладно, и Чан почувствовал себя несколько лучше, чем в душном кабинете. Собравшись с мыслями, Бак решил, что сейчас самое время поблагодарить Комуи, так как не сделать этого было бы форменным свинством.
- Спасибо, - произнес он, чуть улыбнувшись, - зря, конечно, ты оставил его в моем кабинете почти без присмотра... но зато теперь у нас есть время, чтобы все обдумать, - "Хоть раз в жизни эта крапивница пришлась кстати..." - И ещё... совсем забыл спросить, как там наша Фоу?

------>Зал Фоу

Отредактировано Бак Чан (26-06-2010 22:53:53)

+2

11

ГИ: Писалось под веселым воздействием грустных кактусов и писалось, вообще... тихий кошмар в какой обстановке. Сразу прошу прощенья за огромную задержку поста.

Больше всего Комуи сейчас хотел выпить чашку кофе, приготовленного сестрой, после чего спуститься в лабораторию и не торопясь чертить или проектировать новых комуринов. Обычный день его управления, которое Комуи облагораживал, как мог, обернулся разрушением оного и серьезной угрозой экзорцистам со стороны Графа.
-Сглупил. Признаю. В любом случае, уже поздно, что-либо придумывать. – Проговорил Ли, поднимая глаза на Хевласку.
На все дальнейшие слова Бака он отвечал короткими кивками с осмысленным выражением лица. «А что, если Бак прав, и Рувелье нас спокойно выкинет, словно котят новорожденных? Что тогда? Приеду домой, хотя, какое домой! Променять Орден на небольшой домик и больше не видеть Линали конечно останется в Ордене, она девочка умная, взрослая. Подумать только, сколько времени прошло с тех пор как мы здесь? Интересно, где она сейчас? Наверное какой-нибудь осьминог положил глаз на мою Линаличку... Бедная, она же совершенно беззащитна в этом царстве… » Лицо китайца озарилось улыбкой, после которой Ривер обычно искал что-нибудь потяжелей, дабы тот не ринулся в лабораторию за очередным пультом комурина. Но улыбка тут же потухла, перебитая криком Бака: «А вот, наверное, и он!». Вопросительно подняв бровь, Комуи уставился на смотрителя азиатки с немым вопросом, витающим в воздухе: «Бак-чан, с тобой точно, Все в порядке?» Проигнорировав самым наглым образом его, блондин ринулся к двери и со счастливой улыбкой открыл дверь. Что он там увидел и кого, было сразу понятно. А еще через секунду до Комуи донесся голос, который бы он предпочел стереть из воспоминаний.  Пропустив своеобразное приветствие секретаря Ватикана, Комуи подошел в дивану и оперся на его спинку. «Нагло, хотя о ком мы говорим… Хорошо, хоть в бывшем управлении он не разваливался на смотрительском кресле, а мирно сидел на диване…»
- А теперь потрудитесь-ка объяснить, господа, почему вы сразу не сообщили мне об атаке на Главное Управление? Почему я узнаю об этом только после принятия столь радикальных мер, как уничтожение? – Смерив обоих смотрителей взглядом, который наверное должен был бы заставить их пасть на колени и раскаяться, Бак от этого взгляда начал метаться по кабинету с крапивницей, чем заслужил еще один «поощрительный» взгляд со стороны Комуи, который проследив все его траектории и движения коротко улыбнулся. Сам же Ли взгляд Рувелье спокойно выдержал. Следующей была Хевласка. Еще один спектакль ожидал бездомного смотрителя, подмечающего разного рода мелочи.
Впрочем, молчание, нарушаемое лишь шелестом бумаг в папке, затягивалось и Комуи, видя состояние Бака, вздохнул и начал.
- Мы вам и не собирались сообщать об атаке Главного Управления до тех пор пока не будут выяснены масштабы атаки. Нои и акумаы появились из врат Ковчега в самых разных местах Управления.  Сначала они появились в библиотеке, после на крыше, столовой, коридоры и так далее. Когда мы смогли оценить назревающую ситуацию, решение было только одним – эвакуация и уничтожение Управления. Сообщать вам об этом решении за несколько секунд до его принятия у нас не было ни возможности, ни желания, потому что оно отдавалось под обстрелом Хранилища акумами. Тем более сомневаюсь, что вы бы это разрешили, даже, зная всю картину произошедшего.
Посмотрев на Бака, которому видимо крапивница решила преподнести хороший приступ, он скривив губы, перевел взгляд на Рувелье и практически перебивая все, что только могло быть начал говорить:
-Простите, но кажется Смотрителю Чану, если не оказать необходимую медицинскую помощь, станет совсем плохо, поэтому, если Вы оставите свои вопросы на заседание, дабы нам не пришлось повторять все по второму кругу, я буду Вам премного благодарен. Я вернусь, как только Чану будет оказана необходимая медицинская помощь. – Добавил он, уже когда вел Бака к выходу, на полуобороте.  «Молчи! Умоляю, ради всего святого, что у тебя есть – молчи!» Мысленно молился Комуи, выводя Бака из кабинета и закрывая за собой дверь.
Дерзость начальству? Дерзость, самая натуральная, ибо Так разговаривать с ватиканским секретарм еще не осмеливался ни один Смотритель, впрочем едва ли это сейчас было важно - ведь Малькольму предстоял разговор с собственным предком - Хевлаской.
В конце концов, кто сказал, что подобные нервотрепки, отсутствие кофе и полтонны пыли на себе любимом положительно влияет на характер и терпение Смотрителя Комуи? Погасив вспышку раздражения и выйдя из кабинета, предварительно закрыв дверь, Комуи повел Бака по бесчисленным коридорам Азиатского Управления. Стоит ли упоминать, что это «здание» он знал как свои пять пальцев?

--> зал Фоу

Отредактировано Komui-san (26-06-2010 19:35:51)

+2

12

Персонаж: искатель Марко.

http://s001.radikal.ru/i195/1011/d4/c1e2195e2417.jpg

Марко, осторожно оглядываясь, шел по коридору, неся в руках большую плетеную корзину с крышкой. Искателю не нравилось это поручение - оно было слишком простыми и даже унизительным. Во время атаки, когда все его товарищи из отряда защищали ГУ, ему, искателю с семилетним стажем, поручили спасти каких-то змей! Ну почему именно он? Не могли новичка, что ли, послать? Марко любил животных, но свою работу он любил гораздо больше. А спасение змей, пусть даже и генеральских, в его обязанности не входило.
Марко изо всех сил жался к стеночке и старался, чтобы никто из Азиатского управления не увидел его позора. Завидев вдали какого-то ученого в белом халатике, искатель шарахнула за ближайший поворот и случайно тряхнул корзину. Оттуда послышалось возмущенное шипение.
- Разговорчики в строю! - по привычке скомнадовал Марко змеям. - Нечего шипеть на своего спасителя. Вон, новичок, этот... Эйс! Так рвался вам на помощь! Но, тем не менее, спас вас обеих я.
Опасливо оглядевшись, искатель вылез из своего укрытия и побрел дальше. Наконец, вдали замаячила дверь кабинета смотрителя. "Ну вот и закончился твой позор, Марко! Сейчас сдам их прямиком смотрителю Баку, пусть он и разбирается" Одной рукой прижав к себе корзину, другой Марко постучал в дверь. Никто не ответил. Он снова постучал, но ему снова никто не ответил. Тогда искатель толкнул дверь ногой - та отворилась. Но, как ни странно, кабинет оказался пуст. "Ничего, оставлю их тут, думаю, не уползут!" - решил Марко, перешагнул через порог и поставил корзину со змеями на самом видном месте. Отряхнув руки, он с довольным видом вышел из кабинета, осторожно прикрыв за собой дверь. А что? Мавр сделал свое дело - мавр может идти.

0

13

Медпункт------->Планёрка--------->

Беседа на планерке была, как Бак и предполагал, не самой приятной, но вынесение вердикта было решено отложить. А пока смотрителей даже не отстранили от дел. Ну а раз не отстранили - самое время было к ним вернуться. В Орден до и даже после эвакуации прибыло много новых экзорцистов, которых предстояло распределить по отрядам. Раньше этим занимался Комуи, но сейчас эти обязанности были по независящим ни от кого обстоятельствам переложены на плечи Чана.
Вернувшись в кабинет, Бак обнаружил, что перед уходом забыл его закрыть. Предательская мысль, что оттуда могли забрать что-нибудь ценное и важное, мелькнула в белобрысой голове. Смотритель кинулся к столу и проверил каждый ящик - все оказалось на месте. Вздохнув с облегчением, Чан на всякий случай окинул кабинет взглядом. Нет, ничего не пропало. Напротив - даже прибавилось: прямо посреди уютненького кабинета, на самом видном месте, стояла плетеная корзина. При виде её Баку на ум пришла невеселая мысль: "А вдруг там сибирская язва?" А правда - вдруг? Может, Рувелье только для отвода глаз сказал, что вопрос об уничтожении ГУ и неподчинении Ватикану рассмотрит высшее начальство и тогда видно будет, а сам решил по-тихому убрать Чана, и, возможно, Комуи, заразив их сибирской язвой? Но сомнения на этот счет были развеяны, когда корзина закачалась. Сибирская язва так шуршать и бесноваться не могла, там однозначно находилось что-то живое. "Наверное, мне просто подбросили котеночка," - подумал Бак и решительно направился к корзине.
- Кис-кис-кис, - ласково позвал смотритель предположительного обитателя корзинки. Он присел на корточки, приподнял крышку и тут же в ужасе шарахнулся в сторону, едва не опрокинув корзину. Вместо ожидаемого котеночка там оказались змеи! Вспомнив историю с царицей Клеопатрой, Бак снова вернулся к версии, что это Рувелье подбросил. Но откуда он узнал, что Чан просто терпеть не может этих сколькзих ползающих тварей? Ведь смотритель старательно держал это в секрете, как простой способ его убить!
Собравшись с духом, Бак подскочил к корзине и решительно снова накрыл её крышкой, а затем столь же стремительно отскочил обратно. Теперь змеи не могли покинуть своей плетеной темницы, и он мог спокойно поработать. Чан вернулся за стол, пододвинул к себе стопку документов, чернильницу, взял в руки перо и собирался уже приступить к подписанию бумаг, но мысль о змеях не давала ему сосредоточиться...

+2

14

-----------)Столовая
Только смотритель сел за стол, дабы заняться своими делами, как дверь кабинета распахнулась, громко ударившись о стену. После этого вошло.. оно. То есть Нэисс собственной, крайне злобной персоной.  Если бы эмоции людей могли бы становиться чем-то материальным, то Азиатка давно уже взорвалась бы.
- Какого черта в этом здании столько ненужных коридоров? Почему честный маршал обязан петлять по этому дурацкому лабиринту!
В таком духе женщина выдала еще н6есколько, совсем уж нецензурных фраз. Вероятно, она даже не к  Баку обращалась, а так – выплескивала негатив. И неплохо выплеснула – наверное, в радиусе ста метров не осталось ни одной живой души. После сей вспышки ярости, не давая опомниться, черным вихрем подлетела к столу и хлопнула по нему ладонями, опираясь и наклоняясь вперед. На этот раз голос зазвучал нежно и мягко, однако, выглядело это страшнее, чем когда она кричала.
- Господин смотритель, а где мои милые Акузо и Фур? Вы их не видели?
С такой любовью говорят обычно о щеночках или котятках, но никак не о змеях. Впрочем, эту парочку в Азиатке пока ни разу не видели. Если их тут нет -  я попрусь в Главку, и пусть только попробуют меня не отпустить! Я там все камешки переверну - но найду! А если их и там нет - лично, собственными руками, удушу Тысячелетнего... а потом и Ватикан! Каждого сотрудника... пилочкой для ногтей перетру..

+1

15

<==== Зал Фоу
"Что-то в последнее время здесь стало слишком шумно" - раздраженно думала Фоу, идя по коридорам Азиатского подразделия в сторону кабинета, где обитает Бак. Надо сказать, что Фоу была права, в последнее время в подразделение было действительно шумно. Шум этот был создан прибывшим сюда народом, который наплыл после разрушения Чёрного Ордена, и прибыло надо сказать не мало. У Азиатки даже места наверно столько не было, чтобы вместить всех экзорцистов, да еще с удобствами. Благо, что с питанием все славно да гладко, ибо повар просто чудо, успевает накормить все и вся, и даже на Аллена еды хватает, а ведь Уолкер прекрасно известен своим "волчьим" аппетитом.
"Я конечно все понимаю. Комуи потерял Орден, экзорцисты стали людьми без определенного места жительства и все такое...Но!" - в груди Фоу зародилось небольшое раздражение, которое переросло  в сильный крик, который отражась от стен, разнесся по все Азиатке.
- Можно потишеееее!!! И между прочим, подразделение не резиновое! - выплеснув свое раздражение по поводу того, что в последнее время большое скопление народа её раздражает, Фоу пошла дальше по намеченному маршруту, в сторону кабинета, который показался уже через пару секунд. Подходя к кабинету, до Фоу долетел чей - то возмущенный голос.
- Какого черта в этом здании столько ненужных коридоров? Почему честный маршал обязан петлять по этому дурацкому лабиринту!

"Футы ну ты, какая цаца! Господи! Не нравиться, не ходите! Можете вообще катиться отседа на все четыре стороны. Или карту себе нарисуйте.." - ворчала Фоу. Но вслух она этого все таки не сказала, решив сдержать себя и если что, потом отыграть все свое раздражение на Баке. Проигнориров дамочку, Фоу уперев руки в боки, прошла в кабинет, по дороге чуть не сбитой этой же самой женщиной, которая опередила её и кинулась со странным вопросом к Чану.
- Господин смотритель, а где мои милые Акузо и Фур? Вы их не видели?

"Что?! Это еще кто такие? Животные чтоли? Хотя, мне все равно....она меня чуть не убила!!! Да я сейчас просто, да я не знаю, что я сейчас сделаю....Так, Фоу, спокойно. Давай хотя бы сегодня побудем милыми" - держась этой установки, Страж прошла в кабинет и состроив недовольное и насколько она смогла миленько личико, жалобно протянула:
-Бааааак - дурак! Ты почему опять меня бросил. Тут и так все вверх дном. Мне даже поговорить не с кем. - жаловалась Фоу, пытаясь привлечь внимание Чана. Но, она сама переключилась на другое, а точнее на корзинку из которой доносились странные звуки. Поддталкиваемая любопытсвом, Фоу подошла к корзине и открыла её.
"Змеи? Что они тут делают? Ведь Бак...." - вспомнив нелюбовь Чана к змеям, на лице стража расползлась довольная улыбка, которая не сулила блондину ничего хорошего. Подняв корзину со змееями, да еще и специально чуть подвинув их, чтобы они оттуда вываливались, Фоу пошла в сторону Бака, спрашивая:
- Бак, когда это ты решил завести домашних животных? Хочешь погладить?

0

16

Громкий удар двери о стену заставил смотрителя отвлечься от работы. "Ну кого ещё нелегкая несет?!" - негодующе подумал он, но быстро узнал в вошедшей давно и хорошо знакомую генеральшу и облегченно вздохнул. На возмущенную речь Неисс по поводу количества и степени запутанности коридоров Азиатского Управления Бак ответил вполне вежливым приветствием.
- Доброе утро, Неисс.
За несколько лет работы с генералом смотритель уже привык к подобным вспышкам гнева и давно понял, что это просто такий бурный и не всегда безобидный выплеск эмоций. Неисс черной молнией поделетела к столу и резко, с хлопком, оперлась о его крышку обеими руками. Баку показалось, что сейчас женщина предъявит ему уйму претензий и повесит на него все смертные грехи, включая войну с Графом и образование озоновых дыр в Арктике.
- Господин смотритель, а где мои милые Акузо и Фур? Вы их не видели? - голос генерала звучал достаточно мягко, но вид по-прежнему не внушал доверия. Чан и предположить не мог, кто такие Акузо и Фур. Уж точно не ученики - о наличии таковых смотритель знал бы.
- Акузо и Фур? А кто... - Бак не договорил, потому что в этот момент его окликнула Фоу. Уж её голос Бак ни с чьим другим никогда не спутал бы.
На самом деле, у смотрителя были весьма и весьма веские причины "бросить" стражницу в одиночестве. Но разве рыжей это объяснишь? Да даже не докажешь! Но можно было, все же, попробовать объяснить ситуацию, но сначала надо было узнать, кто такие Акузо и Фур, и при каких обстотельствах они пропали.
- Фоу, я тебе все потом объя... - начал, было, Чан, но, заметив, что стражница направляется к корзинке с "подкидышами", вскочил со стула и затараторил. - Нет-нет-нет! Не трогай!!!
Но было поздно. Рыжая уже направлялась к смотрительскому столу с корзиной в руках и недоброй улыбочкой на лице. Еще и наклонила временное прибежище змей так, что они едва ли не вываливались оттуда.
- Бак, когда это ты решил завести домашних животных? Хочешь погладить?
- Не хочу! - завопил Бак в ответ на издевательский вопрос Фоу и шарахнулся назад, едва не опрокинув сосбтвенное кресло. - Я знаю! Это Рувелье прислал! Он хочет от меня избавиться!!!
Не солидно было, конечно, так паниковать в присутствии генерала, но Чан ничего не мог с собой поделать. Ему и так хорошенько потрепали нервы этим утром, а тут - ещё и змеи!
Бак с детства этих ползучих тварей недолюбливал, а когда прочитал в книжке, что они могут гипнотизировать своих жертв - и вовсе начал побаиваться. Хотя, в кругу друзей смотрителя были и те, кто в змеях души не чаял. Например, Рэни. Когда-то давно, когда они вместе были в китайском зооэкзотариуме, он полтора часа безуспешно пытался оттащить её от аквариума с анакондой к вольеру с енотами-полоскунами. Маленький Чан тогда даже начал думать, что подлая змея загипнтозировала его лучшую подругу, чтобы съесть. Но потом оказалось, что просто Рэни очень нравится, как змеи надуваются, когда дышат. Бак этого не понимал и не разделял...

+3

17

Персонаж: Само Хан Вонг
http://s006.radikal.ru/i214/1011/b6/89299098cccc.png

АУ ЧО / подсобные помещения / столовая ----------->

Пусть до кабинета начальника занял довольно много времени - Вонг не торопился, шёл неспеша, боясь потревожить спящую лисичку.
Сколько таких  больших и маленьких детей, отмеченных Божьей дланью, проходило через руки смотрителей и сотрудников Ордена? Стены этого Управления видели не одно поколение тех, кто посвятил свою жизнь борьбе с Графом Тысячелетия. И у каждого человека, попавшего в это место, была своя маленькая драма. Или не маленькая...
Само с умилением посмотрел на Идзанами. Что ей пришлось пережить? А что - только предстоит?
В сказках, которые Вонг рассказывал маленькому Баку, лиса, в возрасте ста лет, превращалась в сильного колдуна, а дожив до тысячи, попадала на небо и становилась Небесной Лисой - тремя яркими звёздами в созвездии Скорпиона. И эту лисичку ждало непростое будущее.
Вонг только поднял руку,чтобы постучать в дверь кабинета, как оттуда донеслось:
- Я знаю! Это Рувелье прислал! Он хочет от меня избавиться!!!
Вонга словно молнией ударило и он замер, как вкопанный. На глаза навернулись слёзы, ведь Бак после гибели его родителей стал ему почти родным сыном. Само открыл дверь с пинка, забыв на какой-то миг о лежащей у него на руках лисичке.
- О нет, господин Бак! Я не позволю им причинить вам вред!
Правда, что прислал Рувелье, Вонг понятия не имел - разве что предположил, что это отравленные пирожные, -  но за свои слова в этой ситуации он отвечал.

Отредактировано Мастер игры (11-11-2010 15:38:02)

+1

18

Для начала Фоу удостоилась скользящего, оценивающего взгляда из–за плеча, и только. О, это, наверное..как её там.. божественный страж! Как же пафосно.. Хихи.. а она любопытный экземплярчик..   Нэисс даже повернулась к ней всем телом, перестав опираться на несчастный стол. Обращения этой рыжей девушки к смотрителю. Вызвали на губах легкую улыбку. Уровень злобы упал с ярости до легкого раздражения, что, разумеется, огромный плюс. На вопрос Бака о том. Кто такие Акузо с Фур, уже спокойно, без капли иронии ответила.
- О, это мои милые питомицы. Они само очарование – ни с кем не спутаете..
Ну, если знать о её любви к змеям, то становится понятным её обращение к змеям. А если об этом забыть, то догадываться придется долго. Так или иначе, но Нэся хотела бы хоть чуть-чуть развлечься. Например, наблюдая за поисками змей. Однако. Надеждам не суждено было сбыться. Из корзины, ранее незамеченной раздалось такое знакомое, и такое родное шипение. Только маршал возрадовалась, как вопль Бака заставил её замолкнуть, и медленно начать бледнеть. Уровень гнева тут же поднялся до полного бешенства. Во-первых – из-за того, как неловко обращаются с её любимицами. Во-вторых – из-за упоминания дяденьки Рувелье.  Это навеяло еще свежие воспоминания о маршале Кселлосе. Доблестно бросившем её один на один с кучкой акума, а потом и вовсе забывшем её в городе. Ну а в-третьих – из-за пощечины своей гордости, ибо Бак посчитал, что змеи тут, дабы его прикончить. Если учесть, сколько времени Нэся убила на их дрессировку, а точнее, сколько она их отучала кидаться на людей, то становится понятным чуть трясущиеся руки и бледное лицо.
- Поставьте корзину на пол!
Это все что смогла из себя выдавить дрожащим голосом доблестный маршал. Казалось, что она просто в крайней степени паники, однако это была ярость. Даже появление Вонга с лисичкой не успокоило её.

Старайся не ошибаться в именах персонажей, а еще подпись поправь, пожалуйста )

Отредактировано Renie Epstein (11-11-2010 19:35:50)

0

19

Наблюдать за реакцией Бака на змей, было довольно таки интересно и забавно, чему Фоу искренне радовалась. Иногда, Бак как - то по детски выражал свои эмоции, отчего Фоу хотелось сравнить его с большим, не самостоятельным ребенком. Хотя, если задуматься над тем, сколько Фоу уже все таки лет, то в этом будет ничего не обычного, ведь Бака она знает уже с детства и иногда считает его все таким же, считая, что он даже и не изменился.
"Вот, будешь знать, как меня в одиночестве бросать" - злорадно думала Фоу, продолжая идти в сторону смотрителя, держа в руках корзинку со змеями, то, что Страж якобы позорит Чана перед генералом, не играло для Фоу, абсолютно никакой роли. Ну подумаешь, человек змей боиться, ну и что теперь, скрывать этот страх до конца своей жизни. Бояться змей - это вполне нормально, вот если бы у блондина была мания преследования и паранойя, то тогда да, было бы чего стыдиться.  И как предпологала Фоу, паранойя у Бака скоро будет и виноват в этом будет Рувелье, темные дела и подставы которого уже стали мерещиться Чану везде. Он даже этих змей наверняка сумел связать с Рувелье, хотя, если хорошо подумать. То Рувелье не было никакого смысла слать ему их, ведь избавиться от человека можно и другими способами.
- Да ты что, они ведь такие милые - улыбалась Фоу. - Погладь. - Но вдруг, от резкого шума, который создала выбитая дверь, которую видимо по всему, выбил Вонг, со словами:
- О нет, господин Бак! Я не позволю им причинить вам вред! -
Фоу неожиданно подпрыгнула, что явно было специально и сильно встряхнула корзину, из которой вылетела одна из змей и упала Баку на плечо. Но она также быстро убралась как и появилась, ибо генерал в приказном порядке выпалила:
- Поставьте корзину на пол! - услышав это, Фоу все таки решила поберечь хоть на чуть - чуть нервы окружающим и быстро убрав змею  с плеча Чана и положив её обратно в  корзину, поставила её на пол со словами: - Вот, только не психуйте.
После чего посмотрела на Вонга, довольно не добрыми глазами, ибо те слова с которыми он ворвался в кабинет, Фоу приняла их на себя и Нейс.
- Это кто ему тут вред -то причиняет?! Неужели я? - спросила Фоу, уперев руки в боки. Уже забыв о генерала, которая вероznно хотела уже убить Стража за такое хамское отношения к змеёнышам.

Отредактировано Fou (12-11-2010 15:22:12)

+1

20

Столовая----->

Идзанами, уютно устроившись на руках Вонга, вкушала заслуженный отдых. То есть, нажравшись от пуза, беззаветно дрыхла. Ее сны были приятны и легки...
- О нет, господин Бак! Я не позволю им причинить вам вред! - послышался громкий вопль прямо над ушастой головой лисички, и мир опасно и аварийно накренился: дядя Само бросился в атаку. Но если для самой Идзи это была просто досадная неожиданность и повод устроить небольшую кровавую бойню, то для ее лисьей ипостаси этот факт был прямо смертельным! Недолго думая, лиса прыгнула с рук на пол, по пути перекинувшись в человека. обозленная таким своеобразным пробуждением, она набрала в легкие побольше воздуха...
- Черт!!!!! - рявкнула она. - Какие полудурки так людей будят! Стоило приходить в этот ваш Орден, если тут все точно так же, как и в любом другом месте!.. - но тут сонные глаза наконец соизволили открыться. Идзи узрела обстановку: Вонг пытался помочь какому-то молодому блондину в белой форме, который скандалил, неподалеку стояла уже знакомая Неисс, а странного вида розововолосая девушка пугала блондина корзиной с...
...со змеями. Которые сейчас гастрономической ценности не представляли.
- Это кто ему тут вред -то причиняет?! Неужели я? - поинтересовалась розововолосая, уперев руки в боки. "Дурдом. Не знаю, помогут ли они мне, но им самим помощь явно требуется..."
- Весело тут у вас...но, может, прежде чем вы продолжите, мне кто-нибудь расскажет, как найти главного смотрителя Бака? - лисичка не была уверена. что правильно воспроизвела "титул" искомого человека, но оставалось только надеяться, что ее поймут. Потому что терпение Идзанами никогда не отличалось прочностью.

+1

21

Поддаваться на издевательские уговоры Фоу Бак не имел ни малейшего желания и гладить этих скользких и холодных змеюк не собирался. По мере приближения стражницы смотритель оступал назад. Отступал до тех пор, пока не уперся спиной в стенку. Дальше бежать было некуда. Чан приготовился уже к самому худшему, но вдруг случилось чудо: дверь кабинета распахнулась, и в помещение влетел Вонг. Вот оно - его, Баково, спасение, лучик света в темном царстве! Но не успел смотритель броситься к своему спасителю, как прямо на него свалилась одна из тех подброшенных змей...
Заверещав, аки кисейная барышня, Бак попытался вжаться в несчастную стенку. Смотрителя бросило сначала в холод, потом в жар, а голова сильно закружилась. Очередной приступ крапивницы, между прочим, второй за этот день. Чан уже не замечал ни возмущений Неисс, ни того, как Фоу спешно убрала змею с его плеча, ни лисички, превратившейся в девочку - ничего из происходящего в кабинете. Сейчас он чувствовал себя почти как больной гриппом с температурой под сорок. В двух словах - чувствовал отвратительно. Настолько отвратительно, что даже не ощутил, как потерял равновесие и медленно сполз по стеночке на пол.


Офф: если я вдруг не выздоровею и не смогу отписаться в следующий раз, можете пропустить мою очередь, пока я буду валяться с крапивницей )

Отредактировано Бак Чан (23-11-2010 22:18:15)

0

22

Голоса собравшихся в кабинете разбудили Идзанами, которая с недовольством спрыгнула на пол.
- Нет-нет, юная госпожа! Не делайте скоропалительных выводов, - взмолился Само. Лишь это он и успел сказать, прежде чем Фоу не уронила на Бака змею, отчего смотрителя накрыл очередной приступ крапивницы. Вонг бросился к начальнику, подхватил его на руки и, усадив в кресло, принялся обмахивать его первой попавшейся папочкой, причитая о том, как не бережет себя Чан-младший, всё об Ордене думает.
- Это кто ему тут вред -то причиняет?! Неужели я? - Фоу моментально набычилась Вонга, отчего мужчина замер в растерянности.
- Нет-нет! - замахал руками Само, уронив папку прямо на Бака - со стражем управления шутки были плохи, это знали все и не понаслышке. - Я думал...
Вонг еще раз оглядел всех собравшихся и прошептал:
- Я думал, до него добрались люди из Центра... подайте нашатырь, пожалуйста! Он должен быть в ящике стола.
"Ох, сведут они меня с ума! Молодежь!" - с грустью подумал Само. Кажется, Идзанами была примерно того же мнения:
- Весело тут у вас...но, может, прежде чем вы продолжите, мне кто-нибудь расскажет, как найти главного смотрителя Бака?
- Вот он - смотритель, - вздохнул Само и принялся вновь обмахивать Бака папочкой.
"Сейчас еще смеяться над ним будет..."
Само всегда обижался за Бака, когда узнавал, что над ним посмеиваются в Ордене. Все смотрители были со странностями, вот и Чан-младший не был исключением.
Раз от Бака сейчас ничего нельзя было добиться, Вонг обратился к Фоу, кивнув на лисичку.
- Фоу, знакомься, это Идзанами - новая экзорцистка. Бак не говорил тебе, где сейчас может быть Хевласка?

Фоу, найдешь нашатырь или нет - решайте с Баком, сможет ли он написать отыгрыш вовремя или нет.

+1

23

>>> Коридоры
Светловолосая женщина выбрала верную дорогу и не прошло и пяти минут как она уже шла по коридорам, которые уже больше казались ей знакомыми. И, если память с ней не шутила, то вела эта запутанная дорожка коридорчиков прямиком к кабинету Бака. Клауд настроилась уже на серьезные разговоры и разбор полетов. Но открыв дверь, как-то вмиг об этом позабыла.
В очередной раз Клауд убедилась, что жизнь очень большая шутница. И то надо же было сбежать от одного шутника и найти целый выводок клоунов, которые в этот момент весьма не плохо проводили время. По крайней мерее именно так показалось Клауд. Оценивающего взгляда удостоились три личности, самые яркие из тех, что были на настоящий момент в кабинете. Личность первая: непосредственно сам смотритель Азиатского подразделения, который на данный момент был покрыт своей знаменитой крапивницей. Забавным этот факт Клауд не казался ни в коей мере. Даже жалось какая-то была по этому поводу. Малейший всплеск сильных чувств и вот, как говорится, все на лице написано. Сознание Смотрителя явно было далеко от этого места, по простому говоря, он был то ли в обмороке, то ли во сне. Вторая личность, которая живым ураганом доказывала вероятность первой теории: страж Подразделения a.k.a. Фоу. «Ну теперь ясно, что стало с Баком. Видимо рыжеволосая стражница вновь проявила свою чрезмерную любовь к ближнему. Даже интересно узнать каким на этот раз образом. И третий индивид, который ярко выделялся, даже пожалуй «выделялся» было слишком мягко сказано: девчушка с… лисьими ушками.
«Новенькая? Судя по тому, как она на всех посматривает – точно новенькая. Чистая сила паразитического типа. Не смотря на это она довольно мило выглядит. Как зверек испуганный»
-Извиняюсь за опоздание.
Лау Джимин тоже приветственно чирикнул с плеча хозяйки. Ему не было дела до Смотрителя и Стража. А вот змеи в корзинке его взволновали, что выразилось в негодующем и слегка испуганном пофыркивании. Но он же сидел на самом безопасном от змей месте. Им точно было не добраться до него, а раз эта опасность исключалась, то можно было посмотреть на еще одну забавную зверушку. Благо, что та не выражала сильной антипатии к его маленькому тельцу.

Отредактировано Claud Nine (01-12-2010 16:34:53)

+1

24

Невыспавшаяся, напуганная и злая, Идзанами была похожа на маленького хомячка, который вдруг решил уничтожить мир и прилагает все усилия.
- Нет-нет, юная госпожа! Не делайте скоропалительных выводов! - "Дядь, ты что, даже МЕНЯ госпожой называешь? Нет, ну что за жизнь у человека..." Его жизнь и впрямь представлялась не самой лучшей, тем более что блондин рухнул в обморок, покрывшись краспивницей, а розововолосая дамочка пыталась устрашить бедняжку Вонга. И лисичке предстояло еще одно открытие: счастливый обладатель крапивницы - сам Бак, главный смотритель чего-то там. Идзи уже повернулась к нему, чтобы объяснить, как должна вести себя столь высокопоставленная персона...но остановилась как вкопанная, едва только взгляд черных глаз скользнул по пятнистому лицу смотрителя.
За все годы пребывания в Лондоне девушка разучилась умиляться и заботиться о ком-либо, кроме семьи - все остальные причислялись к врагам. Добровольное заточение в библиотеке тоже не добавило ей ничего хорошего. Мало кто догадывался, сколько горьких слез пролила маленькая девочка, слишком рано и не по своей воле повзрослевшая, оторванная от исторической родины, преданная семьей и ненавидимая окружающими. Тогда в ней уснул тот ласковый теплый огонек, заставляюший любить других и стараться делать их жизнь лучше. Но при взляде на этого Бака что-то дрогнуло в душе, комизм ситуации пробудил невольное желание помочь. "Надеюсь, никто не подумает, что я подлизываюсь...тоже мне, благодетели нашлись..."
- Чем ему можно помочь? У меня есть лекарства и нашатырь, могу дать...но вот от крапивницы нет ничего, - вопросительный взгляд на Вонга, озабоченно обмахивающего пострадавшего папкой. - Нельзя допускать, чтобы такой важный человек как главный смотритель - болел.

Отредактировано Idzanami Kage (19-12-2010 11:37:23)

+2

25

Поставив корзинку на пол, Фоу снова повернулась к Баку, которого уже снова настиг приступ крапивницы.
" Мда, бедный Бак, он даже свои эмоции полностью выразить не может. И как он с этим живет" - злость и недовольство, которые еще совсем недавно бушевали в стражнице, так резко исчезли, словно их и не было. Все исчезло, уступив место...жалости. Да, Фоу сожалела о том, что довела Бака до истерики, да еще и в присутсвии генерала, на которого если честно, Фоу было глубоко наплевать. Но, позорить Бака все таки не хотелось.  Но, благо как только у блонлина случился приступ, его уже подхватил Вонг и посадил в кресло, где принялся его усердно обмахивать какой - то папкой. Если честно, Фоу всегда поражалась, как это Вонгу удается так вовремя появляться именно в тот момент, когда у смотрителя случается приступ. Прям загадка. От извинений Вонга, Фоу просто отмахнулась, мол ладно проехали.
- Я думал, до него добрались люди из Центра... подайте нашатырь, пожалуйста! Он должен быть в ящике стола. - услышав просьбу мужчины, Страж подошла к столу и принялась рыться в ящиках в поисках нашатыря, который увы все никак не хотел находиться.
- Весело тут у вас...но, может, прежде чем вы продолжите, мне кто-нибудь расскажет, как найти главного смотрителя Бака? - неожиданно услышала Фоу и оторвавшись от своего занятия, посмотрела на источник голоса, которым оказался довольно милая девочка - лисичка. Вспомнив её вопрос, Фоу спокойно ответила, одновременно с Само.
- Вот он - и указала рукой на Бака. - Только он сейчас немного не в том состоянии, чтобы с вами разговаривать. - и продолжила поиск заветной жидкости.
- Фоу, знакомься, это Идзанами - новая экзорцистка. Бак не говорил тебе, где сейчас может быть Хевласка? - снова оторвали Стража от поисков.
"Блииин! Да вы дадите мне найти этот гребанный нашатырь?!" - начинала злиться Фоу, ибо терпение у неё все таки не железное.
- Да- да, привет. Я Страж, Азиатского подразделения - Фоу. Нет, не говорил. - раздраженно отозвалась рыжая.
- Чем ему можно помочь? У меня есть лекарства и нашатырь, могу дать...но вот от крапивницы нет ничего. Нельзя допускать, чтобы такой важный человек как главный смотритель - болел. - неожиданно спросила та самая девочка, которую Вонг предствил как Индзами. Но, Фоу уже нашла нашатырь и со словами - Нет, спасибо, я уже нашла. Залезла на стол Бака, чтобы нормально смотреть ему в лицо, открыла пузырек и подползя чуть ближе  отведя руку Вонга стала водить пузырьком возле носа смотрителя. Да, ситауция была явно не очень. Змеи, противно шипящие из корзины, странная девочка, Бак валяющийся с крапивницей, Страж сидящей на его столу и пытающийся привести его в чувство и взволнованный Само. И именно такую картину, мог застать тот, кто зайдет так не вовремя[i].
- Так, Бак сейчас в режиме ожидания, подождите. Сейчас, я его перезагружу. - обратилась Фоу к Индзами.

Отредактировано Fou (19-12-2010 14:45:18)

+2

26

Офф: прошу прощения за задержку ==
Пост Клауд в связи с её уходом мы игнорируем. Она _не_ приходила в кабинет. Идзи, Фоу, отредактируйте посты, пожалуйста.

Слова Идзанами, сказанные о  господине смотрителе, тронули Вонга до глубины души. Кто бы мог подумать, что девчонка, которая только-только дичилась всех вокруг, может быть такой открытой и сочувствующей? Но Фоу уже нашла нашатырь и решила применить его по назначению.
Вонг подошел к Идзанами и, не удержавшись, ласково погладил её по голове. "Чудный, добрый ребёнок! Сколько же зла тебе причинили, если ты так чураешься людей?" - подумал Само и смахнул внезапно навернувшуюся десятый раз за последние полчаса слезу.
- Все равно спасибо тебе! - с теплотой произнёс Вонг, а затем поднял корзину со змеями, которую Фоу поставила на пол, и отнес в угол, накрыв первым попавшимся чертежом от греха подальше, чтобы Бака, когда он очнется, не хватил новый приступ крапивницы.
Снова вернувшись к лисичке, он едва слышно прошептал ей на ухо:
- Фоу только кажется суровой, на самом деле она очень добрая...
В памяти всплыла один из многочисленных коронных бросков напрогиб в исполнении стражницы и смотрителя. Само нервно потёр переносицу.

Отредактировано Само Хан Вонг (19-12-2010 00:59:10)

+1

27

офф: ну конечно, моих постов не ждали (что правильно)).
Постараюсь влезть, будем считать что все это время Нэисс изображала статую.

Нэисс была в шоке. Наверное, именно за вот такие ситуации она и не любила Азиатку, и очень редко в ней появлялась, хотя формально Азиатка должна была быть для неё базой, откуда Змея получает миссии. Но уже давно и прочно перебравшаяся в ГШ Нэисс была вынуждена вернуться. Для начала увидев столь дикое обращение со змеями Нэся налилась красным гневным колером,  но реакция Бака её позабавила.. А особенно позабавило то, как все сразу стали приводить его в себя. Да уж.. Мило здесь, ничего не скажешь.. Еще бы тут Келлос был - вообще было бы счастье! Ну чтож, хоть змей оставили. Нэисс медленно подошла к корзинке и открыла её. Акузо быстро поползла по её руке, а вот Фур заупрямилась. Ну да, не испугаешься тут, когда взрослый мужчина начинает ТАК воппить. Уговорив таки змею взобраться на себя, генерал подошла поближе к Баку, бросив крайне недовольный взгляд на Вонга, отнесшего до этого корзинку с её питомицами в угол.
- Ну как там он? Жив еще?
Смотрителя было жаль. Нэисс редко кого жалела, но в этот раз было как то грустно. Змеи недовольно зашипели, но Нэисс едва ли обратила на них внимание, только шикнула негромко.

0

28

Офф: никто не ждал, а мы приперлись)

Очень часто люди, попав в сложную жизненную ситуацию, черствеют или прячутся в толстую твердую оболочку, становясь похожими на большие айсберги. В плавании по океану жизни они остаются твердыми, холодными и монолитными, вызывая у окружающих то уважение, то страх, то раздражение... Но иногда такая глыба прибивается к берегу, где температура в любом случае выше. И тогда лед начинает таять, заливая все вокруг талой водой.
Иными словами, Идзанами уперлась глазами в пол, еле сдерживая слезы. Нет, плаксой она никогда не была, скорее наоборот; разве что до превращения она позволяла себе поплакаться в мамино плечо. Но новое - это хорошо забытое старое, а новые ощущения лиса недолюбливала. Поэтому невольно навернувшаяся соленая вода была безжалостно ликвидирована рукавом кимоно, а взгляд зло вперился в сжатый в руках пучок пряной травы, будто бы это именно он был виноват во всем происходящем.
- Да- да, привет. Я Страж, Азиатского подразделения - Фоу. Нет, не говорил, - огрызнулась розововолосая, перерывая все помещение в поисках нашатыря. "Фоу...значит, она Страж. Интересно, что она сторожит? Или кого?.. И кто такая Хевласка? Столько вопросов...прям детский сад.". Душевно пнув себя за такое раскисание, она немного успокоилась. "Раздвоение личности - кратчайший путь к душевному равновесию."
- Так, Бак сейчас в режиме ожидания, подождите. Сейчас, я его перезагружу, - снова обратилась к ушастой Фоу. Услужливое воображение подрисовало обморочному смотрителю большую красную кнопку. "Reset", - подсказал зачем-то выученный английский. И тогда окружающая картина стала еще комичнее. Но всю эту замечательную идиллию прервал не кто иной как Вонг, "дядя Само", потрепав лису по лохматой ушастой голове. И не будь она собой, если бы не шарахнулась от его руки...раздался характерный треск, и серая печать рассекла воздух. Врезавшись в стену, она сделала в ней приличных размеров дыру и погасла, оставив после себя лишь еле заметное серебристое мерцание.
- Вонг-сан, я все понимаю, но, как видите, меня лучше неожиданно не трогать, - Идзанами повернулась к остальным. - Прошу прощения, я не нарочно. Мне сложно это контролировать...

Отредактировано Idzanami Kage (06-01-2011 12:15:14)

0

29

Вонг с негодованием посмотрел на Нэисс - да как так можно говорить о смотрителе, да к тому же о бедном больном человеке, измученном работой! А ещё маршал называется! И между прочим, вся эта катавасия началась, благодаря её животинкам!
- Угомоните змей, - сказал китаец. - Очень  вас прошу!
Гладить милую лисичку и правда не стоило. Отлетев к стеночке, бедняга Вонг минуты две сидел в шоке, а затем, кряхтя, поднялся и принялся отряхиваться.
- Ничего страшного... деточка... ой-ой-ой - простонал китаец и схватился за спину, согнувшись в три погибели - старость - не радость, а радкулит... Впрочем, о нем-то лишний раз вспоминать и не хотелось. - Скоро ты научишься управляться со своей силой.
"Я надеюсь", - подумал Вонг.
Устроившись на стуле и всё еще потирая ушибленную спину, Само задал вопро Нэисс, раз Бак все равно находился в отключке:
- Скажите, маршал, а как вы нашли эту малышку?

Девчонки, чтобы не было солянки, постарайтесь ответить на последнюю реплику Вонга, дополняя друг друга.

Отредактировано Само Хан Вонг (14-01-2011 17:56:59)

0

30

- Как повстречались, вы спрашиваете? Ну ладно, я расскажу..
Мягкая улыбка на её губах не предвещала ничего хорошего.  Но все это "ничего хорошего" явно не угрожало собравшимся в комнате - скорее несколько иному субъекту.
- Решила я, значит прогуляться и подумала - дай-ка в библиотеку загляну да заполню пробелы в образовании. Захожу а там Келлос - к искусству его потянуло. - да уж, это было очень любопытно. Женщина прежде не замечала за собирателем плагиата на всех и вся интереса к музыке. -  Ну мы немного поболтали и тут услышали это маленькое и очень голодное чудо  - кстати, ей бы надо помыться, получить хорошую одежду. Да и осмотреть ребенка не забудьте - мало ли какие травмы она могла получить до встречи с нами. Ну так вот.  На чем я остановилась? А! Вспомнила. Встретили это чудо, и решили подкормить малец. А тут несколько ржавых банок понабежало  так, по мелочи. За лисичкой охотились. Келлосс дал деру, хорошо хоть её с собой взял...
Лицо Нэисс помрачнело, а в глазах просто плескалась злость. Ох, и не поздоровится этому лыбящемуся идиоту.. Прибью. Определенно. На этот раз уж точно.
- В общем наш истинный джентльмен бросил даму разбираться с акумушками а сам был таков. Пришлось с ними помучатся,некстати появился библиотекарь - ну теперь библиотеке требуется срочный капитальный ремонт. После этого големы устроили истерику, я узнала об эвакуации - и вот я здесь. И она здесь.
Закончив свой короткий рассказ Нэисс ласково посмотрела на лисичку и выдала следующую фразу:
- Кстати, не могли бы вы её ко мне в ученицы назначить? А то у меня до сих пор ученика нет, а маршалом я стала уже давно..
Возможно, кто-то подумал бы о том что на несчастную девочку свалилась огромная беда в качестве злобной Змеи-учительницы. Но вот слабость к детям, о которой мало кто знал, не дала бы Нэисс даже попытаться хоть как-то её обидеть. Скорее она бы её оберегала как волчица волчонка, не забывая о надлежащей экзорцисту подготовке.

+1

31

От запаха нашатыря Бак начал мало-помалу приходить в себя. Смотритель осторожно открыл глаза: перед ним поплыли оранжево-фиолетовые круги, постепенно приобретающие знакомые очертания. Это над ним  нависла взобравшаяся на стол Фоу.
- Где это я? – обводя взглядом собственный кабинет, неуверенно спросил Бак не то у стражницы, не то у самого себя. Заметив рядом генерала Неисс, которая славилась своей любовью к рептилиям, особенно ползучим и шипящим, Чан внезапно вспомнил про корзину со змеями и, нервно подпрыгнув в собственном кресле, начал испуганно озираться. – И где ОНИ?

+1

32

Ситуация в кабинете явно была слишком уж какой - то странной, все резко перевернулось с ног на голову. Фоу решила игнорировать все и вся и остановить свое внимение только на блондине, все еще пытаясь вывести того из сна. Но, через пару секунд, Фоу это стало надоедать, она хотела прекратить играть из себя сестру Милосердия и залепить Чану сильную затрещину, чтобы тот проснулся от болевого шока. Фоу уже даже отставила пузырек с нашатырем и закатала воображаемые рукава. "Ну сейчас ты у меня проснешься, так проснешься. Что спать вообще больше не сможешь" И только Фоу хотела дать Чану подзатыльник, или залепить пощечину, как тот разлепил глаза и задал вопрос, от которого у Фоу задергался правый глаз. " Господи, кажется он перенюхал нашатыря, все таки надо было сразу влепить ему затрещину, а не ждать того момента, когда его унесет с запаха нашытыря". Встав на столе, стражница как раз оказалась на одномм уровне с Баком, который благо стоял рядом со столом, Фоу уткнулусь своим лбом в лоб блондина, положил свою руку-лапку ему на голову и спокойно, насколько это было возможно ответила" - Ты в своем кабинете, дурак. Они, они тебя больше не тронут, твой вечный телохранитель хочет убить тебя лично, и упусть свою возможсть отдав её животным, он не хочет. Поэтому успокойся. - тут, неожиданно прогремел какой - то легкий взрыв, от которого в стене осталась дырка. " Ну просто прекрасно. Мало того, что мы их всех приютили, так они еще и гаденышы нам стены ломают. Больше никого на порог не пущу, а если и пущу, то только в смерительной рубашке." Настроение Фоу резко упало и начинало переростать в гнев, еще немного и она превратится в рыжего демона, который просто напросто наорет на всех и даже если потребуется, выкинет всех из подразделения за шкирку.

Отредактировано Fou (31-01-2011 20:44:30)

+3


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Административное крыло » Кабинет смотрителя