♠|D.Gray-man: New war|♣

Объявление

Наши партнеры:

†Shinzo: Последнее Испытание†
Magic School



О нас:
По техническим причинам ролевая переехала на новый адрес. Просьба тем, кто ещё с нами, в течение недели подать анкеты.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Внесюжетки-1 "Сборная команда" » .to the God, whom I hate so much


.to the God, whom I hate so much

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1) Название
.to the God, whom I hate so much
2) Сюжет
Не многие знают, что такое истинная боль. Не все осознают, чего стоит любовь. Не многие смогут увидеть, чем ради тебя жертвует близкий тебе человек. И в какой-то момент миры сталкиваются, и когда-нибудь все всё поймут... И время даст взаймы пару минут, что бы всё объяснить...
***
Во время нападения Лулу Белл на Орден, не способные сражаться были заперты в целях безопасности. Линали всего-лишь хотела сражаться, не понимая, что чувствует её брат, и какой горький привкус может она принесли ему своим поведением.

3) Цель
Отыграть самый трогательный (на наш с Комуи взгляд) момент.
4) Сложность
Нулевая? о_о
5) Время относительно основного сюжета
Сравнительно недавнее. Последние серии аниме.
6) Место проведения
Тёмный Орден
7) Участники
Lenalee Lee, Komui-san
Возможно (желательно!) присоединение других желающих.

0

2

- Быть готовой... - тихо прошептала она сама себе, сжимая тонкими пальцами нежную материю одеяла. Из головы никак не выходило странное поведение её Невинности, которая приняла такой странный вид после сражения с третьим уровнем... "Когда ты синхронизируешься в следующий раз... Думаю, тебе надо быть готовой." из воспоминаний к ней продирался загадочный голос Хевласки, озвучивающей этот приговор, а с другой стороны, может быть, в каком-то смысле спасение. Она ведь теперь знала, что когда-нибудь снова сможет сражаться, знала, что новый уровень силы будет ей доступен, но из-за чего-то всё равно становилось тошно... Невинность откликалась на желания владельца, именно поэтому особой мощью она наделяла лишь тех, кто готов был идти до самого конца. И сейчас она говорила, что согласна отдать ей мощь паразитического типа, но только при условии, что носительница согласится отдать ей своё тело. "Быть готовой..." всё не унимались тревожные мысли, и в какой-то момент она начала понимать, что пока ещё скорее всего не готова - она вспоминала боль Аллена, его рассыпающуюся руку, то происшествие, когда его убили... Подумала о Кроули, находящемся в критическом состоянии в больнице... Сумана... И в какой-то момент пришло осознание того, что у неё всё-таки силён инстинкт самосохранения... Неужели внутри её Сердца потихонечку начал просыпаться ненавистный эгоизм? Такой гадкий и отвратительный? Или же это всего-лишь тот самый страх, с которым она так боролась? Наверное, эта небольшая передышка ослабила прежде сильное сердце.

"Нет, я твёрдо решила идти до конца! Защитить свой мир и не дать ему рассыпаться. И ради этого я готова отдать даже свою жизнь. А к чему она мне, если мира больше не будет существовать?" Неужели то, что она сказала себе сейчас, было самообманом? Но ведь это были истинные чувства. Тогда какое-же место в этом всём имело сомнение? Она обещала всегда быть сильной, сражаться ради своего мира, друзей, из которых он состоял. Когда-то она ступила на путь воина, то не могла с него уже свернуть... И зовите это хоть идеализмом, хоть идиотизмом...

- Внимание! Вражеское нападение! - Словно холодной водой окатило это сообщение Линали, которая резко распахнула фиалковые глаза и так быстро повернула голову к голему, что свело мышцы, но она этого даже не заметила, не в силах и в полном нежелании верить своим ушам. - Всем Экзорцистам и сотрудникам Главного Управления! Акума захватили пятую лабораторию!
Где-то в глубине ушей раздался оглушительный звон, и девочка так и не смогла выяснить причину его появления, да и особо не желала. Она об этом просто не могла думать, не в силах просто вышвырнуть из головы всё то, что сейчас говорил этот голос, буквально подписывающий приговор. Приговор для всех присутствующих. И как вообще такое могло случиться, что все подверглись опасности именно тогда, когда она, Служительница Бога, была беспомощна как маленький ребёнок, больше не синхронизированная с Чистой Силой?

- Пятую?.... - Слегка безвольно произнесла она внезапно сгустившейся и давящей со всех сторон тишине паузы. Сердце застучало сильнее, она могла отчётливо его уже слышать, хоть его стук и не сдавливал голову и не отбивал похоронный марш в висках, но она видела это... она знала, что это может значить на самом деле, и она уже знала причину. В пятой лаборатории было Яйцо - Фабрика Акума. - Но ведь сейчас там весь Научный Отдел! - Но громко вещавший голос не услышал её, и только успел заглохнуть последний звук его голоса, голем продолжил своё благородное дело:
- В настоящее время с врагом сражаются два Экзорциста. - "Уже сражаются? Там, должно быть, уже есть Аллен. Я должна им немедленно помочь, ведь я всё-ещё Экзорцист, я существую ради сражений, я не могу всё это просто так бросить!" Она вскочила с кровати, и, не переодеваясь, даже не особо думая о том, в чём она сейчас, выбежала из своей комнаты. - Всем Экзорцистам незамедлительно пройти к Третьим Вратам Ковчега. Всем искателям подготовиться к исполнению любых указаний Смотрителя.

Она бежала, не разбирая дороги, зная лишь то, что она наконец-то была готова встретить свою судьбу - была согласна отдать своё тело и сократить свою жизнь, только бы лишь снова ощутить тяжесть своего оружия, снова сражаться до победного конца, шагая ногу в ногу с теми, кто олицетворял её мир. Душа тянулась к огромному залу Хранительницы Куба, где её Невинность станет паразитом в её теле и будет использовать его в своих целях. Ну и хорошо, что будет использовать - так будет честно. Что бы чего то добиться, надо что-то отдать взамен. Она готова была отдать всё.

"Мои ноги... Почему они такие лёгкие?..." Проскользнула случайная мысль в голове, пока она уворачивалась от очередной группы взволнованных искателей, пытаясь разобраться в этом хаосе. Она не привыкла носить никакую обувь, ведь обычно эту функцию выполняла её Чистая Сила... а теперь она босыми ступнями ступала по холодному полу, и никак не могла понять, почему же ей так легко? "Мои Чёрные Сапоги... Сделанные из стали. Они были такими тяжёлыми, в них было так тяжело двигаться..." Она вспоминала первые активации и сражения, как саднила спина, как тяжело было оторваться от земли, как ныли сухожилия и связки колен от такого обращения с ними и таких сильных ударов. "Это было так трудно..." Выбросив из головы эти мысли, брюнетка ускорила свои бег и резко перепрыгнула недлинные ступеньки, пока её концентрацию не нарушил удивлённый восклик.

- Чё за!?... - Прозвучал знакомый голос так близко к ней, и её сердце подпрыгнуло от мысли, что она могла случайно задеть, сбить, ну в общем причинить боль юноше, который случился выходить в этот момент из-за угла. Приземлившись, она успела на выдохе произнести его имя, таким способом прояснив ситуацию всем происходящим. И, обернувшись, она поняла, что у Лави в мозгах творилось нечто сравнимое с мозговым штурмом Лины. - Линали!? Куда ты собралась в таком виде?
Интересным феноменом было то, что самым странным и волнующим в этой встрече было то, что рыжий заметил именно то, что сестра Смотрителя была одета в короткие шортики и футболочку в китайском стиле, и он даже не спросил, как у неё дела. А хотя кому это сейчас было надо с другой стороны? Итак все понимали, что в Главном Управлении царит абсолютный хаос. Самой же китаянке больше всего на свете хотелось бы узнать, что сейчас происходит в этой злосчастной пятой лаборатории? Все ли в порядке? Есть ли жертвы? А хотя наверное все желали это знать...

- Ты знаешь, какой это этаж? - Решила не отвечать на этот абсолютно лишний вопрос девушка, но слегка приостановила свой бег, что бы успеть услышать ответ, или что-бы её друг детства успел последовать за ней и они бы вместе хоть что-нибудь бы разузнали. - Мне нужно срочно встретиться с Хевлаской! - Видимо факт того, что она повернула голову, следуя правилам приличия, был ошибкой. Через какое-то мгновение она почувствовала, что в кого-то врезалась, и уже успела покорить себя за излишнюю невнимательность и забывчивость ситуации вокруг. Но вдруг сильная, но в то же время тёплая и заботливая рука обхватила её плечо, заставив Экзорцистку поднять глаза на того, в кого она только-что врезалась.
- Ни-сан... - Начала она, сгорая от накатившего удивления, и не понимая, чем вызвано такое серьёзное лицо? И почему его движения так... незнакомы ей?

+2

3

«И когда придет время синхронизироваться вновь… Будьте готовы к любому исходу…» Повторял мысленно слова Хранитльницы Ли. Не слова - приговор, не желавший выходить из ума Смотрителя вот уже некоторое время, как они покинули Хевласку, открывшую им истину, такую простую и логически объяснимую, и такую страшную. «Линали… Почему именно мы? Почему Бог поступает так жестоко?К чему все эти испытания? Почему…» Один вопрос. Что испытывал в этот момент Комуи, любивший больше жизни свою сестру, но вынужденный каждый раз отправлять ее на смерть, не сказал бы даже он сам – слишком многое навалилось и слишком многое требовало ответов, которых у него было.
- Смотритель! – Влетела в кабинет невысокая, запыхавшаяся женщина – диспетчер Главного Управления. – Пятая лаборатория подверглась нападению акума! – Шоковое состояние и вот Ли уже на ногах, кажется, готовый сам ринуться в бой против Машин Смерти. «Пятая? Там же весь Научный Отдел!». Мысли на мгновение пропали, словно их и не было, позволяя расчетливости и уму делать свое дело. – В лабораторию прибыли двое экзорцистов, пока держаться.
Вот тебе, Смотритель и проблема. Хотел, называется, отдохнуть от Рувелье, запершись в кабинете за чашечкой кофе…
- Количество акума и наших людей?
-Количество акума неизвестно, но их становиться все больше! В лаборатории находиться весь Научный Отдел вместе с тремя Директорами! «Что?!» Комуи как ударили, он застыл в немом шоке. Остальные Смотрители по его подсчетам уже должны были быть в своих Управлениях и мирно попивать кофе, готовя новые сплетни про воспитанника Генерала Кросса, но трое… "Кто? В одном Смотрителе он не сомневался – Бак Чан, тот еще трудоголик и ученый, жадный до всего нового, а тут такое – Фабрика акума! Комуи не сомневался, что Чан решил помочь Научному Отделу, которому было заранее приказано не допускать никого, кроме своих до важного объекта изучения. Вопрос – кто были оставшиеся двое, кто решил так же помочь его ребятам? Вот этого Ли и предположить не мог – слишком много теоретических желающих могло быть – практически все Смотрители были заинтересованы в Яйце.
- Комуи! – на грани отчаяния окрикнула его женщина. Короткий взгляд и сухой тон:
- Объявите тревогу. Маршалов и следующих экзорцистов: Миранду Лотто и Нойз Мари к третьим вратам Ковчега. Поднимите всех имеющихся в Управлении искателей – пусть будут готовы к немедленной обороне и выполнению любых приказов. Перевести Алистера Кроули в изолятор и окружить помещение защитным барьером. Двух гвардейцев ко мне. – Смотритель на секунду остановился, выходя из-за стола, налету соображая, какие еще меры необходимо было принять. – Возьмите людей и начните готовиться к эвакуации, - поймав недоуменный взгляд, мужчина пояснил: в случае чего эвакуация должна быть немедленной. Скажите, когда экзорцисты будут около врат – я подойду для дачи следующих указаний.
Худшее надо было предполагать – этому жизнь учила Комуи долго. И благо, он был благодарным учеником. В сопровождении двух гвардейцев Ли двигался по единственному коридору, ведущему к лифту. Он слишком хорошо знал свою сестру, и даже если что-то и укрылось от него, то этот недостаток с лихвой восполняла та, образовавшаяся еще с детства, нерушимая связь, не интуиция, но что-то похожее. И теперь все это в унисон кричало, что Линали не станет мирно сидеть и точно попробует синхронизироваться вновь. Боец, намного сильнее, чем он сам, она и не знала, что только благодаря ей Комуи живет и улыбается, прикидываясь, время от времени дурачком и разыгрывая по нотам все давно знакомую комедию. Полупустынные коридоры с поразительной скоростью наполнялись людьми, одетыми в бежевые плащи, всеобщий гул наполнил Управление – никто не мог понять в чем дело и то и дело слышались вопросы, требующие пояснения ситуации, но они тут же пропадали в общем шуме. Оживление, вызванное неожиданной вестью, и не собиралось утихать, хотя и становилось упорядоченнее – все знали свои обязанности, и большинство давно было готово отдать свои жизни. «Значит, она уже известила всех о нападении… Хорошо. Теперь моя задача быстро найти ребят, хоть бы здесь все обошлось». Надежда умирала последней, но сейчас Директору было далеко не до надежд, недоразумений и прочих чувств, которые еле теплились на дне его души. Сейчас была конкретная проблема, одна в четырех лицах, требующая решения, которое необходимо было уже готово и оставалось привести его в исполнение  Вот только проблемы, – ни одна из четырех, - не спешили появляться, а хлопающий по воздуху крыльями голем, летевший где-то над головой начинал раздражать.
Бесконечные коридоры и… планы. Сложно строчить планы, когда не знаешь, что еще приготовлено у Судьбы в кармане и каким будет ее следующий ход. Чего ожидать? Обойдется ли все или можно уже готовить посмертные записки и хоронить Управление вместе с людьми? Невозможно предугадать. Строить догадки – сколько угодно, вот только предусмотреть все возможные развития событий не получится, как ни старайся. Последует ли еще одна волна нападения или же эта единственная контратака? Что происходит сейчас в лаборатории? Получить ответы можно было лишь, если бы кто-то смог проникнуть в лабораторию незамеченным, а сам Директор был бы на посту. Но нет, пробраться в помещение,- кишащее акума ради информации, - таких самоубийц в Ордене не было, а может быть, и были, но сейчас это заняло лишь лишнее время, которого и так было мало.
А вот, цель номер один прямо по курсу. Бежит, несется, летит, - что ни скажи, все будет верно. В фиалковых глазах застыл страх, смешанный с решительностью, которая была присуща Линали. Комуи, двигавшийся в этот момент прямо по одной прямой, что и его сестра и не подумал остановиться – она должна была остановиться, остановить себя, свое тело и откинуть мысли о синхронизации.
Как все предсказуемо, вот уже звонкий голос доносится до Директора, ставшего за этот небольшой путь от кабинета до, практически изолятора, совершенно иным человеком – боле резким, более жестким.
-Мне нужно срочно встретиться с Хевлаской! – Кричит Лина кому-то, полуобернувшись, но, не подумав остановиться. Откуда в ней эта привычка? Неужели он упустил что-то в момент воспитания экзорцистки? Так, а кому это она кричит…
-Так, и Лави здесь… - чуть растягивая произнес Комуи, чуть растягивая слова, подхватив одной рукой «упавшую» на него сестру.
- Идемте…

+2

4

Брат... Такое близкое слово, такое приятное ушам молодой Экзорцистки... Она любила его больше, чем кого-либо ещё на этой земле, он был ей близок, как никто другой... И даже какая-то связь соединяла их сердца так, что они могли даже чувствовать друг-друга, знать, когда кому хорошо, или же плохо... Но даже несмотря на эту близость, иногда в её голове постоянно стучал вопрос "а что же мне делать?". Странно, они столько времени провели вместе, а Линали иногда и не знала, что делать и как поступать. Рука, лежавшая на её плече была холодна, как никогда раньше. Смотря на его лицо, она не видела ни одной знакомой черты... Непривычно серьёзный, сосредоточенный... Однако капельки пота, незаметные невооружённому глазу, судили о неимоверной напряжённости, даже страхе. Да, быть Смотрителем тяжелее всего, это даже тяжелее, чем воевать как Экзорцист. Им надо было быть всегда готовыми, отправлять людей сражаться, распоряжаться человеческими жизнями в конце-концов. На плечах такого молодого человека, как её брата, Комуи, лежала ответственность за такую огромную организацию, а это было больно, очень больно... А ещё одной неприятной вещью было, что именно она, девочка с фиалковыми глазами, была виной того, что свалилось на плечи этого человека. Она никогда об этом ему не говорила, понимала, что услышит в ответ...

Она посмотрела на конвой рядом с брюнетом, на их взволнованные лица, перевела взгляд на суетящихся людей вокруг... Девочка не знала, как у неё получилось встретиться с Сенешалем именно сейчас, а может он сам искал их встречи? Она бежала, а он стоял; она пылала эмоциями, а он был спокоен, словно статуя; она хотела буквально принести себя на алтарь, а он стремился всех защитить... С одной стороны одинаковы, а с другой стороны девушке казалось, что они словно живут в разных мирах, хоть и на одной планете... Он не смотрел на неё, словно отводил взгляд, избегал... Она не могла не чувствовать, что он по какой-то причине просто не хочет смотреть!  И отводя взгляд он лишь сильнее будил в своей сестре желание создать контакт, что бы Ли-старший увидел её душу, словно насквозь. Может тогда, когда он увидит её, он сможет понять, опустить, помочь? "Его взгляда не поймать... Но ты итак меня пойми, братик. Мечты напрасны, если ты будешь против, ты ведь это знаешь. Так отпусти же. Мы разойдёмся, у нас на этой войне разные пути, но потом то мы встретимся, да? Тогда, когда всё закончится..."

- Так, и Лави здесь… - Только и протянул он незнакомым голосом. Лина подняла на него свои глаза, в которых намешались и храбрость, и страх, и решительность... Значит, он их искал? Причём их двоих? она не хотела знать причины, лишь искала взгляда того, кто сейчас мягко придерживал её. Но кроме блеска очков-половинок ответа она не видела, хоть и не оставляла тщетных попыток. Она не знала, зачем ему эти поиски, и ей было плевать. Она не знала, как сказать ему, что чувствует. Почему-то идея о словах не приходила ей в голову. А что она могла сказать? "Братик, отведи меня к Хевласке, я хочу стать жертвой эксперимента!" или "Ни-сан, я пока что без ЧС, но Акума всех перебью!"? Тишина была подобно аду, но она не торопилась её нарушать, было всё-ещё нечем. - Идемте… - Это сделал он, сделал за неё. У них не было правил, не было преград, им итак всё было ясно без слов...

- Братик... - Произнесла она слегка охрипшим голосом, и откашлялась, набравшись ещё немного сил... - Мы должны вернуться на поле боя... - По какой-то странной причине Ли-младшая решила, что она и за своего рыжего решать может. Хотя не надо быть психологом, что бы понять, что вывело его сейчас в коридор. Несмотря ни на что они - всё-ещё Экзорцисты, живущие ради сражения, хотя некоторые считали своей обязанностью защиту. Пусть и лишившихся своих сил, они всё-ещё могли продолжить, тем более, что китаянка могла вернуться с полными силами, и даже немножечко больше, раз её Невинность должна была стать Паразитической. "Пойми меня, ни-сан! Ты же в такой же ситуации, и ты тоже борешься, так почему бы и нет?"

+1

5

- Братик... Мы должны вернуться на поле боя... - Голос сестры был непривычно хрип и не уверен. Где-то далеко в душе колыхнулась, пробиваясь наружу усмешка - часть невероятно гротескной маски, которую  Комуи создавал и совершенствовал на протяжении долгих лет, но, усмешке этой, которая перешла бы в легкую и непринужденную улыбку, светящуюся добротой было суждено остаться за сосредоточенным лицом Смотрителя. Взгляд в котором смешались жесткость и серьезность скользил по окружающим: Лави, искатели, ученые, холодные стены. Он не смотрел на сестру. зная, что не сдержиться и отпустит ее к Хранительнице, сдавшись под взглядом этих больших глаз, смотревших на него сейчас с такой преданностью и немой мольбой, словно он что-то упускал, что-то важное...
- Нет. - Короткое и твердое, смотря "сквозь" Ли-младшую, проговорил Комуи, чуть качая головой. Объяснять что-то, пока беспомощные экзорцисты могли сделать попытку продолжить движение к Хевласке было довольно рискованно, да и бесполезно - принявшие решение, Линали и Лави могли горы свернуть, чтобы добиться своего, даже зная, что они ничего не могут сделать.
В отличие от него - человека, смирившегося со своей "закулисной" ролью и старавшемся на ней укрепиться, чтобы делать хоть что-то для блага и защиты этих, вроде бы уже взрослых, но еще не вышедших из детской наивности, людей.
Комуи был старшим братом, уже одно это значило, что он должен быть мудрее, тверже... увереннее. Но, отчего-то в момент, когда он под руку вел сестру, вместе с Лави в изолятор, где их уже ждали Матрена, Кроули и пара медсестер, великий стержень, на котором держалось все благоразумие и холодность Смотрителя, рухнул. Мечты, надежды оказались слишком глупыми и нелепыми. Сохраняя на лице невозмутимость, Комуи подыскивал слова, которые могли бы остановить этих двух людей, призванных спасать души и людей, от той глупости, которую они хотели совершить.
Дорога до изолятора не заняла много времени. Гвардейцы раскрыли широко двери, как раскрывают обычно при входе гостей в огромный зал, где должен начаться с минуты на минуту грандиозный бал. Но,увы, вместо этого, экзорцистов ждала просторная комната с единственной кроватью, на которой лежало практически безжизненное тело Алистера. Смотритель чуть поморщился при виде вампира - три экзорциста в нерабочем состоянии - серьезная потеря для стороны Ордена, они могли бы стать решающими фигурами на поле боя. 
От толкнул Линали в палату, быстро и рассчитав силу так, чтобы девочка, коей он до сих пор считал сестру, не сильно ударилась, но на ногах все же не удержалась. Завести и развернуться, чтобы уйти он бы не смог. Почему? Комуи не знал, но отчего-то был в этом твердо уверен. Слава Богу, первым зашел Лави, и ему не пришлось лететь, подобно Ли-младшей.
Шаг назад и двери захлопнулись с оглушительным и тяжелым хлопком, словно закрывая двери раз и навсегда. В комнате они должны были остаться ровно до того момента, когда Управление будет избавлено от врагов, или же, чего Смотритель опасался больше всего, до начала немедленной эвакуации, означавшей полный провал защиты экзорцистов.
Он колебался, надо было идти - искать Чаоджи и Канду, но вместо этого он стоял перед дверью, смутно ожидая чего-то и тревожно глядя на дверь, словно пытаясь посмотреть, что за ней происходит.

+1

6

Люди, что знают Линали достаточно хорошо, понимают, что одним "нет" её пыл не усмиришь, и брат её, конечно, это знал... Сказать, что девушка разочаровалась, услышав это короткое слово из его уст, тоже нельзя. Она была уверена, что любой вменяемый любящий родственник, дабы уберечь близкого человека, попытается отговорить, но это ведь ничего не значит, да? Да уж, наивности девушке было не занимать, и она почти слепо следовала за смотрителем, усиленно обдумывая, что бы ему сказать, что бы он смог, наконец, отпустить её. По большому счёту она могла сказать брюнету то же самое, хоть и не могла... "Почему ты не хочешь меня слушать, братик? Ведь я... Ведь я же... Я ведь просто хочу защитить... защитить всех... И тебя, и других Экзорцистов, и весь научный отдел. Вы мне все так дороги, так что же я буду делать без вас!?" Молящий взгляд с оттенком боли вновь метнулся вверх, пламенный, он коснулся холодного железа выражения Комуи, и от этого разгорячённое сердце трепетно сжалось, то ли от боли, то ли от страха.

А потом началось падение. Оно не было стремительным, скорее просто неожидаемым. Девушка просто бухнулась на холодный пол, слегка ударившись коленками и войдя в объятия полумрака помещения, но от удивления фиалковые глаза расширились, и даже дыхание слегка сбилось, и слёзы уже подступили, и уже почти готовы были к выходу, но что-то их сдерживало. На четвереньках, она так резко развернула шею, что она отдалась острой болью, но не это было важно, ей было больно, очень больно... Нет, не из-за того, что её решили возможности идти и выполнять свой священный долг, а из-за брата. Перед ней вновь маячило то холодное выражение, подходящее скорее роботу, нежели её прежде любящему брату. "Он... толкнул меня... кинул... Братик, что же с тобой случилось, почему ты так себя ведёшь!? Что же изменилось с тех пор, как ты стал смотрителем, а, ни-сан!? Почему ты не понимаешь, почему не хочешь понять!?"

- Брат! - Крикнула она срывающимся голосом закрытым дверям, зная, что он всё-ещё там, что никуда не ушёл. И она бы ни за что не позволила ему сейчас уйти и оставить её. - Братик, подожди! - Повторила она и вскочила с пола так резко, что потемнело в глазах, хоть и итак было темно. Ли-младшая не сдавалась, и не собиралась сдаваться, ведь оборачиваться не умела - только смотреть вперёд. "Отпусти меня, отпусти, я больше не та малышка, ради которой тебе пришлось всё бросить! Я могу защищать, могу сражаться, я всё могу, так что не смей всё сваливать на свои собственные плечи. Выслушай меня, просто выслушай, иначе я разломаю эти двери и выберусь. Помоги мне, прошу, помоги!" Она молила своего брата, желала всё исправить. Ведь как можно сидеть здесь и сомневаться, когда кто-то сражается. говорят, что девушке не место на поле брани, и именно поэтому таковых было так мало в Ордене, но если никогда не сдаваться - то и слабый пол мог отвоевать себе силу... И сейчас она молила брата дать ей шанс - именно брата, не Бога. Она не верила в Бога - только в людей, и больше всех на свете она верила именно в этого человека, которого отделяла от неё тяжёлая стена...

0


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Внесюжетки-1 "Сборная команда" » .to the God, whom I hate so much