♠|D.Gray-man: New war|♣

Объявление

Наши партнеры:

†Shinzo: Последнее Испытание†
Magic School



О нас:
По техническим причинам ролевая переехала на новый адрес. Просьба тем, кто ещё с нами, в течение недели подать анкеты.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Внесюжетки-1 "Сборная команда" » День Благодарения


День Благодарения

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1) Название День Благодарения
2) Сюжет Курт и Рэни решили навестить миссис Кинси и отпраздновать День Благодарения в узком семейном кругу. Однако культурная пропасть между сотрудниками ЧО и нормальными людьми оказалась огромной...
3) Цель поймать кайф от динамичной игры и активного мастеринга, обыграть исторические несоответствия.
4) Сложность выше среднего
5) Время относительно основного сюжета ноябрь 1851 года /завершение теоретических разработок по проекту "Третий экзорцист"/
6) Место проведения Чикаго, штат Иллинойс, США
7) Участники Курт Кинси, Рэни Эпштейн, Мери-Энн Кинси /мастерский персонаж/

0

2

Город, беспечно раскинувшийся под серым ноябрьским небом, с интересом рассматривал сотнями глаз небольшой потрёпанный дилижанс, пробиравшийся по его улицам от центра к окраинам. Точнее, так казалось женщине, сидевшей у окна и с беспокойством выглядывавшей наружу. На самом же деле всем этим почтенным леди и джентльменам, прогуливавшимся по тротуарам, мальчишкам-газетчикам, цветочницам и лавочникам, предлагавшим свой товар, неграм, перебравшимся в Чикаго с Юга, и прочим обитателям города, и дилижанс, и те, кто находился в нём, скорее всего, были безразличны. Более того, они вряд ли задумывались об их существовании. Их мир был удивительно простым и понятным, расписанным и предопределенным на много лет вперед. В нём были именинные пироги, нарядные платья и ленты, светлые классы, окна которых выходили на шумную улицу, строгие учителя с указками, сватовство, первый поцелуй украдкой, обручальные кольца, первый крик сыновей и дочерей, покер и бильярд по выходным, утренние газеты и тихая, незаметно подкравшаяся в какой-то момент старость. Большинство из этих людей на своё счастье даже не слышали о Тысячелетнем Графе, акума и Чёрном Ордене. А вот те двое, ехавшие в дилижансе, имели прямое отношение к этой организации.
Рэни недоверчиво перевела взгляд на своего спутника – о господи, как же нелепо он выглядел в этой одежде! -  и снова уставилась в окно. Горожане были ничуть не лучше: утянутые по самое немогу мужчины и женщины – удивительно, как они ещё дышать могут! – ступающие аки павы дамы в рюшках и кринолинах – как они в этом ходят? Рэни-то и в своей юбке путалась, и воротник, застегнутый под самую шею, казался ей удавкой. Пальто, перчатки и ботинки ещё можно было стерпеть – они были достаточно удобными и тёплыми. А вот шиньон казался смотрительнице совершенно неуместной деталью – мало того, что он был по-дурацки завит и был немного темнее её волос, так ещё и постоянно норовил оторваться, стоило ей резко повернуть голову. Но, как говорится, красота требует жертв…
Впрочем, все эти мучения воздадутся Рэни сторицей: по словам Курта, в доме миссис Кинси готовят великолепные пироги и пудинг, и индейку, и всё остальное. А ещё там есть камин и радушная хозяйка. Так что юбка и дурацкий шиньон – меньшее зло по сравнению с перспективой отмечать День Благодарения в одиночестве.
Экипаж выехал на грунтовую дорогу. Дома в несколько этажей сменились маленькими коттеджами, построенными в колониальном стиле – значит, до места назначения осталось не так уж и много. От волнения у Рэни засосало под ложечкой. Как же давно она не выбиралась из Североамериканского Управления! Экипаж остановился напротив узкой, вымощенной камнем дорожки, ведущей к забору с калиткой, за которым был облетевший яблоневый сад, и к аккуратному дому, казавшемуся игрушечным после зданий Ордена.
Не дожидаясь, пока Кинси выберется из дилижанса и подаст ей руку, Рэни открыла дверцу, осторожно ступила на дорогу и тут же поёжилась – в лицо подул холодный ноябрьский ветер. Обернувшись назад, Рэни пристально посмотрела на Курта.

+2

3

Сердечный ритм Кинси в этот день был не таким ровным, как обычно и для этого у него было сразу несколько причин. Во-первых, он впервые за долгое время ехал домой. Домой в самом что ни на есть прямом смысле этого слова.  В те места, где он вырос, где хорошо знал каждое здание и буквально каждую вывеску на центральной улице. По сему, Кинси всю дорогу с жадностью и неким трепетом поглядывал в окно. Во-вторых, ему предстояла встреча с матерью. С этой бесконечно доброй, хрустальной женщиной, которая всегда и во всем поддерживала его. В последние годы они виделись настолько редко, что Курт даже начал забывать ее. И в – третьих, он ехал на эту встречу не один, а вместе с Рэни Эпштейн. С той самой Рэни, которую он тайно и хронически неизлечимо любил уже много лет. В общем, причины для волнения у Кинси были. Но, помимо них у него еще была весомая причина для недовольства, а именно – чертов костюм! Светловолосому искренне хотелось поскорее сжечь его, а пепел собственноручно скормить портному, который имел неосторожность сшить это адское орудие пыток.
"Он так прекрасно сидит на вас, сер. В нем удобно и не жарко! Да что вы, конечно от него кожа не будет чесаться!", - мысленно передразнил Кинси усатого мужичка с мягким и очень вкрадчивым голосом. - "Вернусь и зашью рот этому треклятому идиоту, чтобы больше врать не смог, сволочь!".
Поводом для всего этого безобразия послужил День Благодарения – праздник, обожаемый многими американцами. Курту удалось уговорить Рэни отметить его вместе с ним, соблазнив ее рассказами об уютном доме, всяких вкусностях и перспективой знакомства с его матерью. С женщиной, которая могла бы обеспечить Рэни компроматом на Кинси в таких количествах, что его, несомненно, хватило бы до пенсии.   
Борясь с волнением и раздражением Кинси иногда украдкой любовался Рэни. Ей, в отличие от него и правда шла нарядная одежда. В такие моменты взгляд мужчины становился мягче и добрее, но стоило только Эпштейн посмотреть на него, как он тут же менял выражение лица и старался выглядеть таким же хмурым, как обычно. Сия маска исчезла лишь тогда, когда дилижанс выехал на его родную улицу, ту, на которой стоял его дом. Воспоминания моментально выскользнули из потаенных уголков памяти мужчины и стали беспорядочно будоражить совершенно разные ощущения из его прошлого. Погружаясь в это эмоциональное болото Курт не сразу заметил, что экипаж уже остановился. Рэни не стала дожидаться от него джентльменского жеста и самостоятельно открыв дверь со своей стороны вышла на улицу. Кинси, будто очнувшись после того, как хлопнула дверца закрытая Эпштейн последовал ее примеру и тоже покинул дилижанс. Едва ступив на землю, он тут же сжался от порыва холодного ветра. Судя по тому, как поежилась Рэни, ее в этот момент охватили похожие ощущения. Заметив это Курт быстро преодолел расстояние между ними и отставил локоть левой руки, тем самым предлагая Эпштейн взять себя под руку.
- Как то зябко сегодня. Пошли скорее в дом, пока не подхватили простуду.
Отварив знакомую калитку, которая встретила их привычным для Кинси скрипом, он уверенно зашагал вместе с Рэни к входной двери. Так странно, когда твои мечты становятся реальностью, ты невольно начинаешь подозревать, что все происходящее всего-лишь сон. Стук в дверь, еще один...боль на костяшках реальная, значит и все вокруг не очередное сновидение. А в ушах совсем другое биение, биение собственного сердца, которое от волнения опять ускорило свой ритм. За дверь раздаются знакомые легкие шаги. Мэри-Энн, мама...
Бросив очередной взгляд на Рэни, светловолосый быстро и сбивчиво пробормотал, - Ты, шикарно выглядишь, - и сразу после этого двери отворились.

+1

4

Рэни не стала строить из себя суровую начальницу, когда Курт, поравнявшись с ней, предложил ей взять его под руку – в этом мире любой женщине приходится быть ведомой. Даже так: она должна быть такой. Поэтому никаких ехидных комментариев по поводу того, что Рэни – кисейная барышня, на которую стоит только чихнуть, и она уже свалится с двусторонней превмонией.
На секунду всё происходящее показалось Рэни глупым сном – разве что в бреду ей могло присниться, как она стоит, взяв под руку Кинси, на пороге его дома, как будто они приехали сюда просить благословения у его матери. «Надеюсь, у него хватит ума не представить меня как свою невесту?» - невольно подумала Рэни и растерянно посмотрела в сторону Кинси и тут же отвела глаза, поймав его восхищённый взгляд.
- Спасибо, ты тоже, - ответила на комплимент смотрительница.
Они оба выглядели по-идиотски. Хуже некуда. Но не говорить же об этом влюблённому дураку? Если так подумать, в жизни Курта было не так много таких моментов, которые заставляли его глаза сиять от счастья. И неважно, что эта затея с днём благодарения – бездарный маскарад. Счастье-то в его глазах настоящее.

+1

5

Персонаж: Мэри-Энн Кинси

Услышав стук в дверь, Мэри-Энн поправила прическу и сама поспешила открыть. Отворить, конечно, могла и служанка, но она считала, что мать должна сама встречать единственного сына. Она бросила быстрый взгляд в висевшее в прихожей зеркало - Курт написал, что приедет не один, а с девушкой, значит, надо не ударить в грязь лицом. Несмотря на то, что сын ничего не сказал прямо, по тону письма Мэри-Энн без труда догадалась, что ее мальчик испытывает к своей спутнице отнюдь не дружеские чувства. Как знать, не случится ли во время сегодняшнего праздничного обеда нечто знаменательное...
Почти неделю Мэри-Энн провела в размышлениях, как же может выглядеть избранница ее сына. Воображение рисовало хрупкую миниатюрную шатенку - Мэри-Энн всегда казалось, что шантенки чудесно смотрятся с блондинами. А вот блондинки, наоборот, смотрятся неважно: пара двух светловолосых людей похожа на мышей, в ней нет совершенно никакого шарма.
Стук повторился, возвращая Мэри-Энн к реальности. Глубоко вдохнув, она распахнула дверь, приветливо улыбаясь... и, потрясенная, замерла на пороге. Первым побуждением было заглянуть за спину этой белобрысой девахе, которую держал под руку ее сын, но Мэри-Энн сдержала порыв, вовремя осознав, что именно об этой женщине писал ей Курт.
- Здравствуй, дорогой! - с трудом сохраняя безмятежное выражение лица, произнесла она. - Надеюсь, вы благополучно добрались. Заходи и представь мне свою спутницу.

Отредактировано Мастер игры (14-12-2010 22:31:20)

+2

6

Нервы шалили. Мысли, которые до этого момента дружным скопом резвились в сознании Курта, рисуя совершенно разные по яркости и накалу драматизма картинки ближайшего будущего, внезапно притаились. Какой смысл думать и гадать, когда действительность, вот она, прямо перед тобой, буквально на расстоянии вытянутой руки. К тому же, деваться то все равно уже некуда. Да и, говоря начистоту, незачем, ведь нелепо убегать от ситуации, о которой ты часто мечтал втайне от всех.
Скрип. Из-за двери показывается Мэри-Энн. Курт сразу же невольно начинает улыбаться. Он знал, что мама не доверит служанке встречать их.
- Здравствуй, дорогой!
Когда то именно этой фразой она встречала его после школы, но это было так давно, будто бы совсем в другой жизни и совсем с другими людьми. "Эх, мам, я так соскучился. И так устал. И так по истрепался.".
Мэри-Энн как всегда старалась вести себя приветливо и дружелюбно, но первые секунды выдали ее с головой. Едва открыв дверь, и наткнувшись взглядом на Рэни, миссис Кинси впала в некий ступор от удивления. Но надо отдать ей должное, она быстро смогла взять себя в руки. Курт бы на ее месте наверняка не сдержался и ляпнул что-то наподобие "святые угодники, кто это"?
- Надеюсь, вы благополучно добрались. Заходи и представь мне свою спутницу.
Пройдя в дом все еще под руку с Рэни, Кинси с некоторой долей сожаления освободил спутницу от собственной конечности и нежно обнял мать.
- Здравствуй, мам. А ты все хорошеешь, - несвойственное для Кинси поведение, да еще и на глазах у Рэни, заставило его несколько смутиться. Отстранившись от Мэри-Энн, он посмотрел на Эпштейн, а затем вновь перевел свой взгляд на мать. - Добрались хорошо, - без лишних и ненужных подробностей кратко ответил Курт, прежде чем представить Рэни.
- Мам, это Рэни Эпштейн, - краткая пауза. "А кто мне Рэни? Начальница, подруга? Та, которую я лишь обременяю своими никчемными чувствами?" - моя коллега и хороший друг. Да-да, друг и не более. Просто "friend", никаких "girlfriend" и даже намека на это. А вообще, мы скорее "workfriends". Взгляд скользит от одной женщины к другой. Они такие разные...Кто там сказал, что мужчины влюбляются в тех, кто напоминает им их матерей? Ни разу не правда, в случае с Кинси эта теория терпела полнейший крах.
- Рэни, разреши представить тебе мою маму и хозяйку этого дома, Мэри-Энн Кинси, - давно забытые манеры при матери вспоминались достаточно легко. Конечно, Курт по прежнему был далек от образа безупречного интеллигента, но и на то "вечно бурчащее и сыплющее замечаниями не всегда цензурного содержания" нечто, что имел "удовольствие" лицезреть НО черного ордена, он сейчас был не очень-то похож. Продолжая стоять рядом с Эпштейн Кинси решил помолчать, чтобы дать дамам возможность познакомиться и переброситься парой фраз. Он просто наблюдал, стараясь запомнить как можно больше деталей. Цвет платья Рэни, какие туфли надеты на его матери. Кинси знал, что в будущем, он будет часто вспоминать именно этот день. Первый день Благодарения, за который он действительно был благодарен.

+4

7

Дверь открылась, и на пороге появилась хозяйка этого дома: невысокая, полная и элегантная пожилая женщина, с собранный в аккуратный пучок седыми волосами и добрыми глазами. «А Курт на неё чертовски похож!» - подумала Рэни.
Внезапно её захватило какое-то непонятное, но тёплое чувство.  Наверное, если бы мама была жива, сейчас она была бы похожа на миссис Кинси.
Пройдя внутрь рука об руку с другом, Рэни огляделась и увидела аккуратно прибранную прихожую, обставленную недорогой, но красивой и качественной мебелью. На тумбочках, полках, в серванте было столько салфеток и статуэток, сколько Рэни никогда в жизни не видела, на стенах висели незатейливые идиллические пейзажи и вышивки, а в комнате пахло выпечкой и яблоками.
С Куртом же творилось что-то необъяснимое. Те, кто его плохо знал, были бы удивлены, увидев, с какой нежностью он, один из ведущих циников и хамов научного отдела ЧО, обнял мать. На мгновение Рэни подумалось, что Курт был бы совершенно другим человеком, если бы не жил так далеко от Мэри-Энн – он мог быть счастлив. Кинси вообще сильно менялся рядом с теми, кого любил.
Курт представил Мэри-Энн и Рэни друг другу.
- Рада познакомиться с вами! –  с улыбкой произнесла Эпштейн и слегка поклонилась хозяйке дома. Это не было преувеличением – заиндевелый ноябрьских холод отступил перед теплом этого хрупкого яблочного мира, хранительницей которого была миссис Кинси.

+1

8

Персонаж: Мэри-Энн Кинси

Сохраняя на лице улыбку, Мэри-Энн поправила волосы, хотя они было в полном порядке. Просто ей нужно было выиграть немного времени, прежде чем вновь заговорить.
- Рада познакомиться, дорогая Рэни, - произнесла она, невольно отмечая про себя, что девица совершенно не умеет держаться. Не укрылся от зоркого глаза Мэри-Энн и старомодный покрой платья, которое его хозяйка, судя по всему, совершенно не умела носить. - Раздевайтесь, проходите в гостиную - там уже смешаны коктейли.
Она отступила на шаг, давая Курту возможность принять у своей спутницы пальто, попутно размышляя над тем, что бы могли значить слова о том, что Рэни - коллега ее сына. Как же так, ведь Курт ученый, он работает в крупном институте - он даже писал, в каком, но Мэри-Энн никогда не могла запомнить эти сложные названия - как же эта девица может быть его коллегой? Где это видано - женщина-ученый! А кроме того, где ее компаньонка, сопровождавшая ее в пути?! О чем думает семья этой Рэни, отпуская девушку одну в путешествие с мужчиной?
Впрочем, мысленно поправила себя Мэри-Энн, не такая уж ее гостья и девушка... Скорее - старая дева, ей же не меньше тридцати. Боже, Боже, с кем Курт связался, пока был так далеко от дома?!

+1

9

Курт внимательно следил за реакциями своей матери на Рэни и мысленно делал выводы. "Поправляет волосы, улыбается, но напряженна чуть больше, чем обычно при знакомстве с новыми людьми. Впрочем, я и не ожидал, что она тебе сразу понравится, Мам." - в конце этой мысли, взгляд светловолосого направленный на Мэри-Энн, потеплел. Сейчас его волновало лишь то, чтобы Эпштейн не заметила всего того, что уже успел подметить он. Говоря на чистоту, такая реакция миссис Кинси на появление в своем доме сына в компании с женщиной, которая мало того, что не младше него, да к тому же еще и занимается наукой, была предсказуемой. В конце концов, она почти всю жизнь провела в весьма консервативном пригороде Чикаго, где такие вещи как равенство женщин и мужчин все еще считались нонсенсом.  Вместе с тем, Курт хорошо знал свою мать, и верил, что если она узнает Рэни получше, то та ей обязательно понравится. Эпштейн же не только редкого ума, но и редкой души человек, просто к ней нужно присмотреться, как следует.
Встав чуть позади Рэни, Курт дождался пока она снимет свое пальто, а затем аккуратно повесил его на вешалку стоящую возле двери. Он даже со всякими колбами, банками и склянками в лаборатории крайне редко обращался хоть сколько нибудь деликатно, а тут, какое-то пальто. Но этим самым, Кинси пытался продемонстрировать матери, насколько ему дорога эта женщина.
Закончив  с пальто, Курт уже направился было в гостиную, но внезапно остановился на пороге и чуть отступил назад. Сделав широкий жест рукой, приглашающий дам пройти внутрь первыми, он немного откашлялся, а затем, бросив на Рэни и Мэри-Энн непродолжительный взгляд, произнес:
- Только после Вас, дамы.
"И кто только придумал этот треклятый этикет?" - сокрушался про себя Курт, чувствую себя в данный момент полнейшим идиотом.

+1

10

Рэни не переставала удивляться тому, как Курт менялся в присутствии своей матери. Сдав ему на руки пальто, смотрительница прошла в комнату. Только потом до неё уже дошло, что ей стоило бы пропустить вперед миссис Кинси, но об этом досадном недоразумении она забыла сразу же, как только увидела накрытый столик, милые салфетки на диванах и креслах, связанные, скорее всего, хозяйкой дома, живые цветы и пианино. Всё это напомнило ей её собственный дом до смерти матери. Рэни подошла к пианино и легонько коснулась гладкой деки: то ли миссис Кинси ежедневно вытирала пыть с инструмента, то ли играла на нем, а может быть, делала и то, и другое.

+1

11

Персонаж: Мэри-Энн Кинси

Мэри-Энн прошла в гостиную следом за своей гостьей и остановилась в дверях, наблюдая за тем, как Рэни осматривает ее гостиную.
- О, вы играете? - воскликнула она, пожалуй, чересчур оживленно, заметив интерес Рэни к пианино. - Как мило! Обязательно сыграйте нам после ужина!

0

12

Смотрительница вздрогнула и отдёрнула руку от пианино. Если бы Рэни очень сильно постаралась, то, возможно, и вспомнила бы какой-нибудь несложный вальсок или польку из тех, что когда-то училась играть под чутким руководством матери. Но вряд ли бы это произвело хорошее впечатление на Курта и миссис Кинси. К тому же, такое легкомысленное занятие, как музицирование, не вязалось со статусом смотрительницы. А вдруг ещё и спеть попросят? Вокальными данными Рэни тем более не блистала.
- Нет, не играю. Матушка играла, а мне медведь на ухо наступил, - ответила смотрительница и тут же добавила, - просто у нас тоже стояло такое же пианино. Умеют же британцы их делать!

0


Вы здесь » ♠|D.Gray-man: New war|♣ » Внесюжетки-1 "Сборная команда" » День Благодарения